Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Новая индустриализация экономики России: потребность развития и/или вызовы времени Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Александр Иванович Татаркин Директор Института экономики Уральского отделения РАН, д-р экон, наук, профессор, академик РАН.
Экономическое возрождение России, Journal Year: 2015, Volume and Issue: №2, P. 20 - 31

Published: April 1, 2015

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

Современные проблемы Российской Федерации, как и большинства развивающихся стран, видятся не в построении постиндустриального общества — это удел развитых в рыночном и социально-экономическом отношении стран. Проблема России более прозаична и сводится, на наш взгляд, к решению двух задач: во-первых, объективно оценить исключительно либерально-рыночные возможности устойчивого и сбалансированного развития экономики и выполнения государством социальных обязательств; во-вторых, решиться после 24 потерянных для страны лет «рыночных» раздумий и раскачиваний на новую индустриализацию российской экономики посредством обновления производстве ино-технологическо го базиса, повышения качества и результативности управления социально-экономическими и общественными процессами.

Keywords

Экономики, индустриализация

Современные проблемы Российской Федерации, как и большинства развивающихся стран, видятся не в построении постиндустриального общества — это удел развитых в рыночном и социально-экономическом отношении стран. Проблема России более прозаична и сводится, на наш взгляд, к решению двух задач: во-первых, объективно оценить исключительно либерально-рыночные возможности устойчивого и сбалансированного развития экономики и выполнения государством социальных обязательств; во-вторых, решиться после 24 потерянных для страны лет «рыночных» раздумий и раскачиваний на новую индустриализацию российской экономики посредством обновления производстве ино-технологическо го базиса, повышения качества и результативности управления социально-экономическими и общественными процессами.


Знакомство с моделями успешной индустриализации в развитых странах дает основание утверждать, что они сильно различаются по формам (системная, ограниченная), задействованным институтам, срокам проведения, источникам финансирования и другим формальными признакам. Существуют различия и в самой сути новой индустриализации, которая, как правило, опирается на сложившиеся традиции и национальные приоритеты производственного развития. Для Германии, к примеру, приоритетным было и остается высокотехнологичное производство машин, оборудования и станков с программным управлением; для США — высокотехнологичные летательные аппараты (самолеты, космическая и ракетная техника); для Китая — широкий спектр производственной продукции при уровне технологий выше среднего.


Основой любой стадии индустриализации остается замена технологии производства, переход на новый технологический уклад (ТУ). Традиционно считается, что национальная экономика приступила к освоению нового ТУ и проведению неоиндустриализации, если в стране производится более 5% продукции самого передового ныне шестого ТУ. По оценкам, в настоящее время лишь три страны мирового сообщества имеют производственные заделы по шестому ТУ: в США он оценивается в 9... 10%, в Германии — более 5% и в Японии — 5%. Все остальные страны лишь готовятся и/или только приступают к освоению нового ТУ, призванного обновить национальные (и мировую) экономики и вывести их на новый — производственный, наукоемкий, затратный, конкурентный уровень развития. По мнению В В Иванова и Г. Г. Малинецкого, « Формируемый в настоящее время перспективный технологический уклад (ПТУ) принципиально отличается от предыдущих тем, что, во-первых, его ядром становится фундаментальная наука, а, во-вторых, отсутствует какая-либо единая доминирующая технология» [2, с. 36].


Предлагаются и обосновываются разные варианты технологических укладов, органически сопряженные с историческими, производственными, национально-культурными традициями и сложившимися экономическими укладами [3, с. 10-12; 9, с. 8-10; 10, с. 8, 172-173]. Чтобы переориентировать Россию на повышение конкурентоспособности национальной экономики на долгосрочную перспективу, необходимо прежде всего ускорить процесс «... согласованного видения технологического будущего России государством и бизнесом» [4, с. 117]. К этой, по существу, правильной оценке можно добавить еще один уровень согласования: «... получить общественную поддержку большинства российского населения». В реализации этого процесса приоритетом должно стать формирование стратегии научно-технологического развития РФ на средне- и долгосрочную перспективу, а ее целью — безальтернативная и ускоренная реиндустриализация экономики и сопряженных с ней сфер на основе перспективных для национальной экономики технологий и технологических укладов [25, с. 7-56].


Опираясь на практику реиндустриализации в США, Германии и Японии, используя опыт индустриализации советской экономики при нэпе, можно прогнозно определить перспективные технологические сектора или сегменты:



  • технологии широкого спектра использования, базирующиеся на едином физическом (биологическом, информационном и др.) принципе;

  • технологии, способные решать одну проблемную задачу, основываясь на разных физических (биологических, информационных) принципах;

  • интегрированные технологии, создаваемые на стыке разных наук и/или научных направлений в результате междисциплинарных исследований. В перечне названных — нано-, биотехнологии, инфокогнитивные технологии (общепринятая аббревиатура—НБИК-технологии), освоение которых возрастает в большинстве стран мирового сообщества.


Участники дискуссии «Россия и мир: новый вектор» Гайдаровского форума озвучили три проблемы, которые сдерживают инновационное обновление российской экономики и ее реиндустриализацию:



  1. Непоследовательность российского руководства в проведении курса на создание инновационной экономики. По утверждению А. Б. Чубайса, только 2007-2008 гг. можно рассматривать как наиболее позитивные в создании инновационной экономики. Он назвал это время периодом «бури и натиска»: именно тогда родились РОСНАНО и «Сколково», сильный импульс к развитию получила Российская венчурная компания [14, с. 6]. А потом, по словам главы РОСНАНО, развитие новорожденной инновационной экономики резко затормозилось «добротной масштабной атакой» многочисленных проверяющих. Последние ставили в вину инвестиционным компаниям, поддерживающим становление высокотехнологичного бизнеса, нецелевое использование бюджетных средств, что чревато уголовной ответственностью.

  2. Серьезной проблемой в проведении неоиндустриализации участники дискуссии признали пассивность российского бизнеса, по мнению которого, государство должно полноценно финансировать науку и внедрение инновационных проектов. Надежды на введенные санкции, как показала дискуссия, вряд ли повысят инновационную активность предпринимателей из-за частых изменений условий ведения бизнеса.

  3. Создание «особой атмосферы» (организационной, финансовой, мотивационной, материальной) вокруг интеллектуального труда и процессов технологического обновления экономики. Регулирование инновационно-технологического сектора должно сводиться к оценке конечного результата. Генеральный директор ОАО «Российская венчурная компания» (РВК) И. Агамирзян считает, что формирование у населения положительного образа ученого и предпринимателя «гораздо актуальнее, чем инвестиции, чем поддержка отраслей, чем государственные институты развития».


На данной стадии развития национальной промышленной системы ориентация на формирование модели новой индустриализации российской экономики представляется безальтернативной. Согласно Указу Президента Российской Федерации от 07.05.2012 г. № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике», одной из приоритетных задач должна стать «новая индустриализация народного хозяйства, обеспечивающая движение по инновационному пути социально-экономического развития» [12].


Утвержденный Президентом РФ регулирующий нормативный акт следует, на наш взгляд, рассматривать как двуединый процесс. С одной стороны, это руководство к оперативному включению каждого жителя России в процессы индустриального обновления экономики; с другой — возможность вписаться в систему глобализируемой экономики в качестве полноправного участника, способного «на равных сотрудничать со всеми странами, демонстрируя свои возрастающие конкурентные преимущества» [1, с. 23]. И не только сырьевые...


Традиционно считается, что индустриализация, новая индустриализация, неоиндустриализация обусловлены жизненным циклом технологических укладов, смена которых (от четвертого к пятому и шестому) отражает переход от индустриальной к постиндустриальной, а от нее - к новой индустриализации (рис. 1).



Неоднозначное (а зачастую и противоречивое) понимание сущности и содержания понятия новой индустриализации, расхождение мнений о путях и способах ее проведения, различная трактовка самого понятия предопределили необходимость уточнения и развития некоторых теоретических положений, прежде всего понятийного аппарата.


Сущность и содержание новой индустриализации


Анализ предлагаемых определений новой индустриализации показал, что она часто рассматривается как процесс кардинального изменения технологического и производственного базиса общества, его производительных сил посредством создания новых предприятий и секторов хозяйства, формирующих в совокупности так называемую новую экономику. Значительно меньше внимания уделяется другим проблемам, сферам и секторам, сопряженным с новой индустриализацией. Еще реже, а то и вообще не исследуется судьба традиционных индустриальных отраслей, до сих пор составляющих экономическую основу функционирования большинства индустриальных регионов. Как быть с ними? Ликвидировать? Или дожидаться их естественной гибели в результате утраты конкурентных преимуществ? Или посредством модернизации и технико-технологического обновления «встраивать» их в формируемую неоиндустриальную систему? Вопросов много, но решать их необходимо прежде всего ученым.


Многие ученые обходят стороной вопросы труда и социального статуса участников и субъектов новой индустриальной системы, повышенных требований к системам образования, здравоохранения, научным исследованиям. Дискутируется вопрос о месте и роли государственных корпораций в разработке новых технологий, о формах их кооперации с частными компаниями и развитии института ГЧП [21, с. 45-79].


Отметим, что как при формировании новых секторов экономики, так и при модернизации традиционных отраслей изменяется роль технологий, они становятся определяющим фактором современного производства, обеспечивающим экономическое развитие на основе новых стандартов (экологических, технических, социальных) нового индустриального общества. Коренные изменения технологии предполагают не только быстрый рост новых отраслей, точнее, тех из них, которые стали применять новые технологии и внесли необходимые изменения в сопряженные с новой технологией системы (организация, управление, квалификация).


Что касается недостатков, вернее, издержек неоиндустриализации, обычно выделяют три группы. Первая обусловлена неготовностью большинства участников новой индустриализации к системному освоению новых технологий. Первый опыт США, Германии и Японии по освоению шестого технологического уклада свидетельствует о существенном сдерживании этих процессов дефицитом и отсутствием необходимых специалистов, инфраструктурной неподготовленностью и др. В этих условиях возрастает роль научных работников (особенно связанных с разработкой и освоением новых технологий) в передаче своих знаний специалистам, вовлекаемым в новые сектора экономики, а также студентам.


Вторая — в первые периоды «освоения» новых отраслей промышленности и формируемой инфраструктуры углубляется дисбаланс между технико-экономической и социально-институциональной сферами. Данное несоответствие требует существенной модернизации организации труда и производства, пересмотра системы управления (нормирования и мотивации труда, структуры и функций) как на уровне подразделений, так и на предприятии в целом. Возрастает потребность в пересмотре устоявшихся рыночных принципов и системы отношений. Рыночный индивидуализм и обособленность начинают вытесняться сотрудничеством в области научных исследований, коллективным освоением и использованием научных разработок. Расширяется кооперация компаний для создания и совместного пользования технологическими платформами, центрами коллективного пользования, инжиниринговыми центрами, индустриальными парками ит.п. [13, с. 15-18].


Третья — в периоды освоения новых технологических укладов обостряются противоречия между «новыми» и «старыми» технологиями. Процесс их преодоления является достаточно продолжительным, сложным и болезненным, поскольку затрагивает трудовые и материальные интересы многих работников. Для успешного разрешения названного противоречия необходимо проведение интерактивных социальных, политических и организационно-управленческих изменений. Все сказанное позволяет утверждать, что процессы новой индустриализации не могут осуществляться изолированно от других сфер и видов общественной деятельности. Для их разработки и особенно реализации задействуются: большая часть имеющихся ресурсов, научный и образовательный потенциал, политические и организационные возможности государства (регионов и муниципалитетов) и бизнеса, большинство российского населения. Потребуется активнее использовать институты и механизмы, которые находились «в резерве» или под «негласным запретом»: планирование, программно-проектное развитие, ГЧП и др.


Принципиально важной остается проблема приоритетов инновационно-технологического развития российской экономики, их оптимального ранжирования по важности и механизмам реализации. Решение указанной проблемы позволяет расширить и углубить представления И. Шумпетера, К. Фридмана, Б.-А. Лундвелла и других исследователей по вопросам формирования инновационных систем, их устойчивого функционирования и своевременного обновления под воздействием меняющихся условий.


Рост внимания к проблеме приоритетов инновационного развития вписывается в общемировой тренд расширения конкуренции за лидерство в технологическом обновлении промышленного производства. Появились новые лидеры: Швейцария (1-е место по индексу глобальной конкурентоспособности за 2014-2015 гг, определенному ВЭФ), Сингапур (2-е место), США (3), Финляндия (4), Германия (5), Япония (6), Гонконг (7), Нидерланды (8), Великобритания (9), Швеция(10),Канада(15), Франция(23),Китай (28),Италия(49),Казахстан(50),Россия(53) [24].


С учетом сказанного под новой индустриализацией мы понимаем синхронный процесс создания новых высокотехнологичных секторов экономики и эффективного инновационного обновления традиционных секторов при общественно согласованных качественных изменениях технико-экономической и социально-институциональной сфер посредством интерактивных технологических, социальных, политических и управленческих изменений.


Руководство многих стран, стремясь содействовать развитию только новых наукоемких секторов экономики, превратив их в ключевой фактор новой индустриализации, не смогло достичь необходимого результата. Реальность требует превращения новых высокотехнологичных секторов экономики в важнейший фактор прогресса лишь точечно и в рамках ограниченных территорий (регионов, муниципалитетов, особых экономических зон) или кластерных объединений предприятий. Стимулирование развития только этих секторов представляется недостаточным для обеспечения системной устойчивости всей национальной экономики, особенно в крупных диверсифицированных экономических системах. Принципиально другое - инновационные сектора, несмотря на относительно низкий удельный вес в ВВП, могут обеспечить синергетический эффект для всей экономики лишь при условии совершенствования технологий в сопряженных отраслях, в том числе потребляющих инновационную продукцию новых секторов [6, с. 40, 356-368].


Системное влияние новых технологий на процессы социально-экономического развития можно представить в виде схемы мировых тенденций технологического развития (рис. 2).



Новая индустриализация по своей внутренней сути становится генератором многих модернизационных процессов в рамках мировой глобализируемой экономической системы. Усиливается конвергенция технологий во всех отраслях и видах деятельности, расширяется диффузия высоких технологий в среднетехнологичные сектора, активизируются междисциплинарные исследования на стыке наук, в том числе в направлении формирования «зеленой экономики». Новый импульс получает развитие гибких сетевых структур, меняются организационные формы бизнеса и направления его деятельности. Перечисленные процессы, на наш взгляд, интуитивно формируют условия для создания новейшего технологического уклада (рис. 3).



Конвергенция промышленных технологий как закономерная тенденция новой индустриализации, по оценкам большинства исследователей [1, 6, 9, 11, 13, 25], становится актуальным трендом современного этапа социально-экономического и общественного развития национальных и мировой глобализируемых систем. Основными признаками данной закономерности считаем:



  • изменение представлений о формировании постиндустриального общества как политико-экономической основы (ядра) мировой цивилизации и общности;

  • переход к массовому освоению принципиально новых технико-технологических основ экономики через расширение сети технологических платформ, инжиниринговых центров, технопарков, инновационных центров и т. и.;

  • пересмотр концептуальных подходов к месту, роли и значению национальных промышленных систем в развитии мировой экономики посредством развития специализации и международной кооперации, создания совместных производств;

  • переоценка использования в национальных экономиках моделей социально-экономического и всего общественного развития в интересах создания наиболее эффективных рыночных и плановых институтов развития. Речь идет о более взвешенной и объективной оценке возможностей модели смешанной экономики (конвергентной, по Дж. Гелбрейту, или двухпутной, по В. Л. Макарову), присущей российскому обществу с его огромным пространством, различными климатическими условиями, национальным многообразием населения, сохранившего традиционные уклады жизнедеятельности [16, с. 10-21];

  • трансформация роли и места регионов как субъектов Российской Федерации в разработке, производственном освоении и развитии передовых технологических решений и их диффузии в российском пространстве.


На наш взгляд, необходимо публично обсудить и некоторые другие проблемы. Отдельные авторы считают целью новой индустриализации лишь повышение экономической эффективности субъектов национального хозяйства. Это представляется недостаточно обоснованным. Многочисленные исследования экономистов, социологов и представителей других научных направлений доказывают, что для большинства людей настоящими ценностями становятся долгая, здоровая и активная жизнь, приобщение к культуре, науке и общественной деятельности, сохранение природной среды и жизнь в согласии с нею. Высшей целью и главным критерием качества экономического роста становится Человек — главная производительная сила экономического роста и основной потребитель результатов этого роста. В этом принципиальное отличие новой индустриализации от всех предыдущих стадий технологического развития.


В соответствии с положениями Концепции развития человека новая индустриализация, не ориентированная на всестороннее развитие личности, неизбежно будет способствовать появлению сложных сочетаний «нежелательных типов», углублению противоречий между социальным и экономическим векторами общественного развития. В перечне «нежелательных типов» экономического роста выделяются: «рост без работы», не содействующий расширению занятости трудоспособного населения; «рост без жалости», сопровождаемый усилением и углублением неравенства; «рост без голоса», отвергающий участие наиболее уязвимых сообществ в общественной жизни; «рост без корней», при котором используются модели развития, заимствованные из опыта других стран; «рост без будущего», основанный на чрезмерной эксплуатации ресурсов природной среды. Выделение нежелательных типов экономического роста в условиях новой индустриализации — не столько констатация ее недостатков, сколько стремление привлечь внимание к возможным ее последствиям для принятия должных мер на стадии проектирования технологий.


Социально ориентированная логика новой индустриализации российской экономики должна быть основана, по нашему мнению, не только на экономическом росте и улучшении макроэкономических показателей. Было бы справедливо оптимизировать и распределение результатов такого роста путем повышения пенсий, пособий, льгот и т. и., а также публичной оценки вклада, восстановления званий и др.


Процессы неоиндустриализации требуют оптимального распределения полномочий между уровнями власти (федеральным, региональным и местным), государственными и частными компаниями; использования новых и наиболее эффективных институтов; повышения качества образования и результативности научных исследований.


Роль регионов в неоиндустриализации национальной экономики


В Европейском союзе, США, Японии и Китае разработаны программы и/или стратегии новой индустриализации национальных экономик; существенно расширены полномочия регионов в их обсуждении, уточнении и реализации.


Новая индустриализация как процесс создания новых высокотехнологичных секторов экономики, эффективного инновационного обновления и модернизации традиционных отраслей может быть успешной при соблюдении трех условий:



  1. Распределение полномочий и ответственности между федеральным центром с подведомственными ему госкомпаниями и субъектами Федерации с расположенными на их территориях промышленными (частными, с государственным участием) предприятиями. Это необходимо для минимизации дублирования, согласования действий, выбора и использования наиболее эффективных для каждого уровня и условий функционирования механизмов регулирования и институтов раз
    вития. Кроме того, оптимальное распределение полномочий между уровнями власти и их перераспределение под воздействием меняющихся внешних и внутренних условий становится, по нашему глубокому убеждению, дополнительным и возрастающим по значению источником экономического роста страны и системного решения других проблем.

  2. Требуется на федеральном и региональном уровнях создавать благоприятные (налоговые, кредитные, организационные, научно-образовательные, политические и др.) условия для системной реализации приоритетных направлений неоиндустриализации национальной экономики.

  3. Объединяющим документом новой индустриализации должен стать национальный про- граммно-проектный план неоиндустриализации российской экономики, на основе которого регионы могут разрабатывать региональные планы с учетом структурных и иных особенностей.


В последние годы программы национального плана неоиндустриализации экономики включаются в перечень приоритетных для финансирования из государственного бюджета РФ. На начало 2015 г. 42 государственные программы РФ включены в правительственный перечень, а 40 утверждены для финансирования [20, с. 8-10]. В составе национального плана должно быть не более 10... 25 приоритетных программных направлений неоиндустриализации российской экономики (рис. 4), в число которых считаем целесообразным включить (хотя бы как раздел программы): подготовку инновационно инициативных специалистов для технологически обновляемой экономики; восстановление академической, вузовской и прикладной науки с обязательным решением вопроса о курирующем их госоргане (Госкомитет по науке и новым технологиям). Отраслевые и особенно региональные приоритеты должны определяться и уточняться по результатам национального конкурса.


Подготовленный проект национального плана должен выноситься на публичное обсуждение и только после этого рассматриваться в законодательном собрании и утверждаться Президентом Российской Федерации.


Курирование каждой программы национального плана целесообразно закреплять за одним из членов правительства РФ с небольшим аппаратом из числа заинтересованных и ответственных за ее реализацию сотрудников министерств, проводя регулярный мониторинг ее реализации и внося коррективы. В каждой программе должно быть несколько проектных направлений (научно-внедренческие, отраслевые, региональные, локальные). Исполнителя проекта целесообразно определять по результатам конкурса (отраслевого, регионального, муниципального, локального), а в качестве основного механизма (института) реализации проектов — использовать бизнес-проекты, разрабатываемые на основе государственно-частного партнерства (ГЧП). Именно проектный механизм должен стать, по мнению большинства специалистов, основным направлением реального ГЧП власти и бизнеса в интересах общественного развития. С другой стороны, институт ГЧП, как никакой другой, позволяет интегрировать ресурсный и финансовый потенциал общества, направить его на цели политической консолидации общества, его системного и ускоренного социально-экономического развития. Преимущества ГЧП видятся в следующем: 1 — объединение организационных возможностей властных органов с предпринимательским и ресурсным потенциалом бизнеса;



  • — значительное повышение качества бизнес-проектов благодаря участию в их разработке представителей бизнеса, сокращение сроков реализации и минимизация затрат на реализацию проекта;

  • — снижение нагрузки на бюджеты всех уровней (до 40% затрат на реализацию проекта может взять на себя бизнес); 4 — усиление общественного контроля за ходом реализации проекта и его социальной результативностью, включение представителей общественности в состав советов по их реализации, постоянный мониторинг исполнения и общественное обсуждение его результатов [19,с. 19-25; 23, с. 85-94].


Важно, чтобы национальный план не был перегружен информацией, не относящейся к макроэкономическому уровню, и не ограничивал инициативу и предприимчивость региональных органов власти и бизнеса. По справедливому утверждению многих отечественных и зарубежных ученых (А. Н. Пилясова, В. Н. Лексина, А. Н. Швецова, Р. Штернберга, П. Ойгаса, Э. Малецки и др.), с развитием процессов глобализации «... значимость регионов возрастает, вопреки или благодаря глобализации, особенно для малых и средних предприятий..., которые через внутрирегиональные сети получают доступ к международным и мировым сетям... Усиливается роль крупных городов и регионов в качестве центра экономического развития. Региональные промышленные кластеры начинают доминировать на мировом рынке...» (Р. Штернберг) [17, с. 322]. А.Н. Пилясов уточняет роль регионов в российских условиях: «В значительно большей степени, чем локальный кластер, инновационная среда или промышленная агломерация, именно регион определяет стратегию от имени государства, запускает партнерства с другими регионами, содействует территориальному маркетингу, учреждает реальный коллективный проект, который превращает регион в ключевой уровень территориальной инновационной системы» [17, с. 26] и, добавим, ее неоиндустриализации на основе сложившихся региональных традиций.


По нашему мнению, национальный технологический уровень должен включать как прорывные технологические направления, по которым имеются заделы в области фундаментальных и прикладных исследований, так и готовые к опытному или производственному освоению. В перечне приоритетных направлений научно-технологического развития Российской Федерации, одобренных Президентом РФ, значатся оборонно-промышленный и атомный комплексы, высокотехнологичные производства химико-фармацевтической, микробиологической и химической отраслей, научное приборостроение, производство сложного медицинского оборудования и некоторые другие (рис. 4).



Для реализации национальных приоритетов технологического развития следует использовать разные каналы. Возможно размещение госзаказа на предприятиях госкорпораций и в специализированных частных компаниях, готовых его выполнить своевременно, по доступной для бюджета цене и на должном уровне. На наш взгляд, необходимо осваивать и другую форму реализации национальных программных приоритетов: их конкурсное размещение в регионах, предприятия которых готовы через внутрирегиональную и межрегиональную кооперацию и интеграцию расположенных на их территориях предприятий взять на себя ответственность за своевременное и качественное выполнение национального проектного приоритета. Нами высказывалось подобное предложение [18], суть которого можно свести к трем принципиальным для новой индустриализации российской экономики решениям:



  1. Ускоренная подготовка инновационно ориентированных специалистов для новых технологических секторов, способных в условиях усиливающейся глобализации и конкуренции за производственное и экономическое лидерство управлять общественными процессами и развивать отечественное производство на основе передовых и прорывных производственных и управленческих решений. Рыночная экономика, по справедливой оценке А. Смита, может устойчиво и результативно развиваться только в обществе «экономически (и, добавим,—инновационно) подготовленных людей», людей, профессионально готовых участвовать в формировании и развитии новой индустриализации российской экономики и ориентированных на конечный экономический (социальный, экологический, конкурентный) результат научной, производственной, общественной и государственной деятельности.


В целях реализации названного приоритета необходимо прекратить бессмысленные, не подготовленные и общественно не согласованные, а потому не приводящие к позитивным для общественного развития результатам правительственные «игры в реформы» систем общего и высшего образования при практически полной ликвидации среднего профессионального. В результате реформ система здравоохранения окончательно поделена на две далеко не равные части: доступная для всех, но с минимальным объемом и низким качеством оказываемых населению услуг; элитная—с полным перечнем платных медицинских услуг, недоступная для большинства российских граждан. В процессе рыночных реформ перепрофилирована большая часть отраслевых и проектных институтов, постоянно ограничивается исследовательская работа в системе РАН по самым нелепым и не выдерживающим серьезной критики поводам. Реальных же причин две: снизить нагрузку на федеральный бюджет, ограничив финансирование бюджетных сфер; использовать сэкономленные средства для компенсации возрастающих «провалов» понижающего уровня государственного управления.


Реальное развитие Российской Федерации невозможно без полноценной фундаментальной и прикладной науки, качественного образования и доступного здравоохранения. Тем более невозможно осуществить процессы новой индустриализации российской экономики, основанной на самых передовых научных знаниях. Ядром их дальнейшего развития должна стать наука и инновационно ориентированное образование. Созданием «Сколково», РОСНАНО, Курчатовского центра, которые в большей степени специализируются на «распиле и дележе» бюджетных средств, чем на реальных фундаментальных и прикладных разработках [22, с. 6], названные выше проблемы не решить.



  1. Готовность властных структур всех уровней возглавить новую индустриализацию российской экономики, подключив к ее разработке и реализации все социально-экономические и общественно-политические структуры и институты развития, большую часть населения. Это важнейшая, но не единственная задача. Необходимо мобилизовать на нужды новой индустриализации ресурсный, финансово-кредитный, инновационно-образовательный и научный потенциал страны. Следует, наконец, публично признать бесперспективность чрезмерного увлечения либерально-рыночным догматизмом в обеспечении устойчивого, сбалансированного и социально ориентированного развития Российской Федерации с ее многонациональным населением, пространственным и историческим разнообразием культур, религий и социально-экономических укладов.


Навязать России далеко не безупречный либерально-рыночный сценарий развития невозможно без «силового принуждения». Опыт Советского Союза свидетельствует, что подобные процессы неизбежно сопровождаются усилением централизации и ограничением полномочий субъектов Федерации, местных органов власти и производственных коллективов, арестами и лишением свободы, ГУЛАГами и др. Результатом этих мер, как известно, стала повышенная смертность населения. Не кажется ли, что Российская Федерация в чем-то начинает повторять политику Советского Союза?


Избежать такого варианта развития можно лишь при активном вовлечении разных слоев населения в реализацию национальных программ и проектов при их политической, научной и социально-экономической обоснованности; последовательной поддержке первых лиц государства, опирающейся на позитивное общественное мнение большей части населения.



  1. Серьезный пересмотр системы федеративных отношений, полномочий, бюджетных отношений между центром и регионами, регионами и муниципалитетами. Жесткая вертикаль федеральной власти по всему спектру общественного развития: «назначение» глав и «партийно-списочные» выборы депутатов законодательных собраний регионов и большинства муниципалитетов, «невинный» отход от конституционных норм при проведении реформ — превратились в фактор, сдерживающий социально-экономическое и общественное развитие Российской Федерации, обрекая страну на экономический и общественный застой, затянувшуюся деградацию промышленности и вымирание многих поселений.


Нейтрализовать негативные процессы можно, на наш взгляд, путем распределения компетенций и ответственности за организацию и проведение новой индустриализации между центром, регионами и муниципалитетами. Высказанные выше предложения необходимо дополнить двумя рекомендациями. Во-первых, регионы и муниципалитеты должны стать равноправными (с федеральным центром) участниками реиндустриализации экономики, отвечающими за реализацию национальных приоритетов на своей территории. Для этого они должны иметь собственные средства и ресурсы, а не только дотации и субвенции. Необходимо (как было обещано руководством страны) вернуться к существовавшей до 2000 г. схеме распределения консолидированных доходов в пропорции 50% на федеральные нужды и не менее 50% на развитие регионов и муниципалитетов. Во-вторых, на уровне регионов и муниципалитетов следует активно использовать институт и механизм их конкурсного подключения к реализации обще федеральных стратегий, целевых программ и проектов. Это поможет консолидировать российское общество в целях масштабной неоиндустриализации.


Список литературы



  1. Акбердина, В. В. Технологические и пространственные возможности новой индустриализации промышленных регионов/В В Акбердина, О А Романова, А. И. Татаркин // Федерализм. — 2014. — №3. — С. 45-56.

  2. Иванов, В. В. Наука и технологии как фактор геополитики / В. В. Иванов, Г. Г. Малинецкий//Инновации. — 2014. — № 9. — С. 35-40.

  3. Технологическое развитие экономики Урала: региональные и отраслевые проблемы / Коллектив авторов; под общейред. чл.-корр. РАН А. И. Татаркина. — М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2006. — 582 с.

  4. Сухарев, О. С. Региональная экономическая политика: Институты, структурно-организационные изменения, реиндустриализация / О С Сухарев. — М.: ЛЕНАНД, 2014. — 144 с.

  5. Татаркин, А.И. Экономико-технологическое развитие: методология диагностики и прогнозирования / А. И. Татаркин, О. А. Романова, А. В. Гребенкин, В. В. Акбердина. — М.: Наука, 2011 — 398 с.

  6. Глазьев, С.Ю. Уроки очередной российской революции: крах либеральной утопии и шанс на «экономическое чудо»/С.Ю. Глазьев. — М.: Издат. дом «Экономическая газета», 2011. — 576 с.

  7. Инновационный потенциал научного центра: методологические и методические проблемы: анализ и оценки / Коллектив авторов; отв. ред. чл.-корр. РАН В.И. Суслов. — Новосибирск: Сибирское науч, изд-во, 2007. — 276 с.

  8. Татаркин, А. И. Региональная промышленная политика: от макроэкономических условий формирования к новым институтам развития / А.И. Татаркин, О. А. Романова, PH. Чененова, Н В Макарова. — М.: ЗАО «НПО «Изд-во «Экономика», 2012. — 360 с.

  9. Сухарев, О. С. Информационная экономика: знание, конкуренция и рост/ОС Сухарев. — М.: Финансы и статистика, 2015 — 288 с.

  10. Urbi et orbi / под общ. ред. Р. С. Гринберга, А.Я. Рубинштейна: в 3 т. — СПб.: Алетейя, 2014. — Т. 1. Теоретическая экономика.— 720 с.

  11. Наука и высокие технологии России на рубеже третьего тысячелетия (социально-экономические аспекты развития) / Руководители авт. колл.: В. Л. Макаров, А.Е. Варшавский. — М.: Наука, 2001. — 636 с.

  12. О долгосрочной государственной экономической политике. Указ Президента РФ от 07.05.2012 г. № 596 // С б. законодательных актов Российской Федерации. — 2012. — № 3. — Т. 2. — С. 5-28.

  13. Романова, О. А. Промышленная политика: генезис, региональные особенности и законодательное обеспечение / О. А. Романова, А. И. Татаркин // Экономика региона. — 2014, —№2, —С. 45-56.

  14. Степаненков, Н. В борьбе с барьерами. Что мешает развитию инновационной экономики/ Н. Степаненков // Поиск.------- 2015. — № 4-5. — С. 6.

  15. Институциональные проблемы инновационного развития территориальных систем / Коллектив авторов; отв. ред. д-р экон, наук Ю. Г. Лаврикова. — Екатеринбург: ИЭ УрО РАН, 2010.  247 с.

  16. Татаркин, А. И. Социальный вектор смешанной модели экономического развития России / А Н. Татаркин//Вестник финансового университета. — 2014. — № 6. — С. 10-21.

  17. Синергия пространства: региональные инновационные системы, кластеры и перетоки знания / отв. ред. А Н Пилясов. — Смоленск: Ойкумена, 2012. - 760 с.

  18. Татаркин, А. И. Инновационный вектор российской экономики: поведенческая готовность населения / А.И. Татаркин // Шумпетеровские чтения (Schumpeterian readings): материалы 4-й Международной науч.-практ. конф. (27-28.11.2014). — Пермь: Изд-во ПГИТУ, 2014. — С. 2-14.

  19. Татаркин, А. И. Теоретико-методологические подходы к оценке стратегий городов- миллионников: роль местного сообщества / А. И. Татаркин, А. А. Некрасов // Управленец. — 2014, —№ 1,—С. 19-25.

  20. Бушмин, Е. В. Программное будущее российского бюджета / Е. В. Бушмин // Федерализм. — 2014 —№4,—С. 7-20.

  21. Радыгин, А.Д. Государственная компания: сфера проявления «провалов государства» или «провалов рынка»?/А. Д. Радыгин, Ю.В. Симачев, Р.М. Энтов // Вопросы экономики. — 2015. — № Г —С. 45-79.

  22. «Голова профессора Доуэля» от российской науки: интервью Александра Чуйкова с доктором физ.-мат. наук, профессором Георгием Малинецким // Аргументы недели. — 2014. — №35(18.09.2014). —С. 6.

  23. Зедина, Ю.А. Партнерство государства и бизнеса в сфере производства и реализации общественных благ / Ю.А. Зедина// Федерализм. — 2014. — № 4. — С. 85-94.

  24. The Global Competitiveness Report 2014-2015 —World Economic Romm URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_GlobalCompetitivenessReport_2014–15.pdf

  25. Реиндустриализация экономики России или продолжение либерального курса / Коллектив авторов // Федерализм. — 2015. — № 1. — С. 7-56.