Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Ещё раз о японской коммуникации: типичные речевые тактики японцев в побудительном контексте Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Чиронов Сергей Владимирович Кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой японского, корейского, индонезийского и монгольского языков, МГИМО Университет. E-mail: [email protected]
Японские исследования, Journal Year: 2017, Volume and Issue: №1, P. 18 - 32

Published: Jan. 1, 2017

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

В статье рассматриваются основные речевые тактики, применяемые носителем японского языка в побудительных контекстах и репрезентируемые сентенциальными наречиями и адвербиальными выражениями соответствующей модально-иллокутивной (т.е. отражающей речевые интенции говорящего) направленности ( narubeku , dekiru dake , kanarazu , zehi , zettai-ni , dooshitemo , nantoka , dooka , nanitozo , doozo , yoroshiku , yokute , ii kara ). Объектом изучения являются примеры типичных речевых ситуаций побудительного характера, полученные путем сплошной выборки из открытого языкового корпуса. В методическом плане мы придерживаемся стандартных приемов дискурс-анализа, теорий вежливости и речевых актов. Выделенные в результате исследования такие тактики, как отсылка к конвенциям и нормам, апеллирование к добросовестности партнера и необходимости кооперации в рамках группы, указание на выгоду для него, свое признание этой выгоды, признание автономии собеседника в принятии решения, а также угроза негативных последствий невыполнения действия, могут быть как приобщены к психологическому портрету члена данной языковой общности, так и лечь в основу компаративных или универсалистских построений в области проактивного, социально-значимого использования языка.

Keywords

Corpus data, побудительность, adverbials, речевые акты, корпусные данные, наречие, Japanese language, speech acts, речевая тактика, speech tactics, directives, японский язык

Анализ коммуникативного поведения японцев нередко приводит авторов к выводам о доминировании специфического непрямого, ритуального, «молчаливого» характера японской коммуникации [1; 2; 3; 4; 5]. Настоящей работой мы хотим дополнить и развить этот взгляд, посмотрев на проблему с несколько иной точки зрения. При всей огромной роли невербализуемого контекста, социальной конвенции, штампов, клише и т.п. неоспоримым остается тот факт, что японцы все же осуществляют устную коммуникацию в прямом, то есть информативно-ориентированном плане. Как же при таком общении ведет себя японец, воздействуя на собеседника?


Чтобы приблизиться к ответу на этот вопрос, мы рассмотрим японоязычную коммуникацию на примерах применения различных речевых тактик (РТ) в побудительном контексте. К этому типу речевых действий мы обращаемся не случайно. Побудительность - наиболее манипулятивный вид речевого взаимодействия, поскольку цель говорящего (Г)-
побудить Адресата (А) к действию, и, следовательно, успешность Г будет почти целиком зависеть от выбора языковых средств. В анализе мы опираемся на данные корпуса современного японского языка, включающего как письменную, так и устную речь [6].


Модель речевого взаимодействия мы выстраиваем в русле речеактовой теории, базовой для современной лингвопрагматики [7; 8]. При этом мы в целом придерживаемся описанной в литературе понятийной иерархии, по которой РТ представляет собой планирование и осуществление определенного набора конкретных речевых (или коммуникативных) ходов, то есть конкретных высказываний как минимальных единиц дискурса: например, «аргументация - просьба - посул вознаграждения» и т.п., см., например, подход О С. Иссерс [9]. В этом РТ оказывается подчинена более общей линии поведения, или коммуникативной ориентации говорящего - речевой стратегии [10, с. 277].


В подобном понимании РТ представляет собой понятие более гибкое и более тесным образом связанное с конкретной последовательностью высказываний Г, нежели речевой акт (РА) как единица общей таксономии высказываний для различных типов коммуникативных ситуаций. Как известно, РА задаются по параметрам ситуации общения, социального статуса и взаимных презумпций коммуникантов, распределения между ними информации и т.п. [8]. РТ, в свою очередь, в большей мере отвечает потребности зафиксировать вариативность в способах достижения коммуникативной цели в рамках одних и тех же РА. Разумеется, при выборе РТ говорящий просчитывает и возможные ответные ходы А. Таким образом, в таксономии РТ становится возможным учесть и аспект программирования ситуации, трудный для фиксации в рамках классификации РА (или приводящий ее к излишней громоздкости).


Любопытно, что сами данные японского языка, как мы показывали в более ранней работе [11], свидетельствуют о возможности такой параллельной, если не альтернативной таксономии. В частности, нами было выяснено, что наречия иллокутивной семантики часто играют ключевую функцию в различении типа речевого поведения (и установления типа РА), обладая приоритетом даже перед грамматическими формами императива, которым свойственен известный синкретичный универсализм [12]. Крупнейший японский исследователь наречного лексического фонда X Кудо также пишет о роли наречий в конкретизации модальной оболочки высказывания в условиях семантического дефицита собственно грамматических показателей [13]. На наш взгляд, это связано с тем, что наречие актуализирует определенный фрейм (в понимании, принятом в когнитивной лингвистике вслед за М. Мински и Ч. Филлмором [14, 15], - как устойчивую схему ситуации), связанный с поведением коммуникантов. В данном смысле наречия становятся одним из показателей (маркеров) РТ японцев, согласно определению О С. Иссерс [9, с. 134 и дал.]. Ниже будет предложен краткий обзор наиболее распространенных РТ, фиксируемых через употребление отдельных наречий и близких к ним единиц (адвербиалов) побудительной семантики, а также дана оценка их значения для японоязычной коммуникации. Полный семантический разбор самих наречий мы не производим в силу того, что об этом уже шла речь в упомянутой работе [11].


Прежде всего, к лингвопрагматическим универсалиям следует отнести широкое использование в побудительных тактиках приемов аргументаинн. Она может иметь различный характер.



  1. Так, с употреблением наречия narubeku (этимологически 一 «[так] должно быть») связывается ссылка на существующие правила н нормы. В данном случае мы имеем дело с аргументированным предписанием. Г, как правило, сам является официальной инстанцией или представляет таковую. Для коммуникативной ситуации здесь характерна информационная асимметрия: Г владеет всей информацией, А 一 нет, откуда возникает своего рода наставительная интонация Г. Такие предписания часто касаются не только осуществления или неосуществления (запрета) действия, но и способов его выполнения (т е. сопровождаются наречным оборотом образа действия). Данный вид речевого взаимодействия соответствует РА Указания, Предписания, реже Совета, Инструкции, Требования, Просьбы. Здесь, если Г и заботится об интересах А, то лишь в той мере, в какой это входит в его обязанности:


窓口が大変混雑し、長時間お待たせすることが予想されます。カードの申請はなる べくお早めに手続きをされるようおめします。// 110скольку в связи с наплывом посетителей ожидание приема может составитъ длительное время, настоятельно рекомендуем оформлять заявки на карточку заранее (РА Совета маркирован употреблением перформативного глагола) [6, региональная газета префектуры Тоттори, 2008]; ср. также:


昭和天皇は「如何ともし難きため、聯盟の問題となれば、なるべく円満に解決する よう希望する丨と内田康哉外相に伝えた。〃Император Хирохито довел до министра К. Утиды следующее: «Делать нечего, л4ее настоятельное котекание в том, чтобы в случае возникновения проблем в Лиге наций для них находилось беспрепятственное решение» [6, газета «Асахи симбун», 04.10.2014].


Обратим внимание на то, что само распределение властных полномочий не вербализуется, однако из приведенных контекстов ясно следует, как обстоит дело с этим параметром:


記事に関係の無いコメントはなるべくお控えください〃Нросьба воздержат ься от комментариев, не связанных с содержанием записей [6, блог сайта «Яху», 2008].


Из факта отношений Г и А, как правило, следует, что в случае невыполнения действия А не достигнет благ, прямо или косвенно связанных для него с выполнением действия, однако вербализации этого условия не происходит.



  1. В побудительных высказываниях с наречным оборотом (адвербиалом) dekiru dake ни вертикальной иерархии, ни информационного приоритета Г перед А не улавливается, а аргументация с его стороны сводится к 0611іеи лотке. Побуждение сопровождается в таком случае более пространными и подробными объяснениями 一 коммуникативный ход «нре丑оставление необходимой ннформашім 丑ля выполнения действия>>. Не имея явного коммуникативного приоритета, Г пользуется более сильными средствами смягчить ущерб социальному «лицу» собеседника 一 хеджами. В первую очередь так действует коммуникативный ход «возвеличивания» собеседника, например, в виде гонорифической суффиксации в нефинитной позиции 一 «сверхучтивости» (термин из [12]):


...この問題については解決を図っていただきたいというのが私たちの希望でござい ます。できるだけお伝えくださいまして、また理由についても適切な御判断を納得のいく ようにしてレ、たにく〃 Хотелось бы, чтобы были предприняты необходимые шаги для
решения данного вопроса, чтобы нас оповещали по мере возможности (о своих действия), а также любезно обозначали причины для принимаемых решений...
[6, стенограмма заседания парламента, 1998].


Такая РТ заранее «проигрывает» и возможность отказа А (это в принципе неприемлемо для narubeku^ где речь идет о том, что «однозначно надо»), а также «лазейку» для возможного невыполнения побуждения А. К этому «располагает» скалярная семантика самого выражения (очень близка к русскому по мере возможности, по возможностію). То есть, по сути, Г признает за А некоторѵю самостоятельность (что соответствует понятиям «сохранения лица» в концепции языковой вежливости П. Браун и С. Левинсона [16]) и призывает не к безоговорочному выполнению действия, а лишь к максимальному усилию для этого. Здесь, как можно считать, отражается аксиологический подход японца применительно к социальному поведению, согласно которому высокой оценки заслуживает даже и незначительный результат, если только деятель «очень старался» (данный концепт вербализован в лексеме gambar и = стараться). Можно даже сказать, что фрейм, вызываемый (triggered) данной лексемой, выражает тенденцию к «мягкой», «лояльной» оценке действий собеседника, имеющую место в японском социуме в наши дни.



  1. В отличие от dekiru dake, наречие kanarazu в побудительном контексте передает четкую ориентацию Г не на усилие, а нк результат. Эта установка коррелирует с интересным нюансом в употреблении kanarazu для непобудительных контекстов. В индикативе это наречие означает высокую вероятность наступления события, в комитативных высказываниях, где Г обещает или информирует о собственных действиях, 一 твердую установку на то, чтобы обязательно добиться цели (ср. рус. обязательно). Соответственно, в РА Инструкции, Призыва, Совета Г ожидает от А такого же поведения, как если бы тот давал самому себе зарок обязательно^ непременно достичь желанного результата. Таким образом, Г воспринимает А как независимого субъекта, облеченного ответственностью, и в качестве рычага побуждения апеллирует к его 1106росовестностп. Эффект, которого Г ожидает от подобной «возвышающей» собеседника РТ, очевидным образом связан с действием положительной вежливости (по П. Браун и С. Левинсону) 一 между коммуникантами устанавливается общая ценностная структура, а Г проявляет доверие к А:


Неслучайно данное наречие присутствует в таких РА, как Призыв:


妊娠の可能性があるときは、高温期が17 0以上続きます。可能性が無ければ、高 温期が14日間くらいで...。基礎体温は必ず、小数点二桁まで書いて下さいね。先ほどの は、普通の体温計で測った物ですか。...II Если есть вероятность беременности, высокая температура будет держаться как минимум 17 дней, в противном случае - опустится через две недели... Эту температуру обязательно надо фиксировать с точностью до двух цифр после запятой, хорошо? Ведь до этого вы мерили ее обычным градусником? [6, блог сайта «Яху», 2008].


Общность коммуникантов всячески подчеркивается и такими средствами, которые можно зафиксировать в поверхностных языковых проявлениях, в их числе коммуникативные частицы. Помимо апеллирующего к общему фонду знаний пе (пример выше) это могут быть и «ободряюще-подбадривающие» zo, ze\


..•左府がたとえ天女のような娘を入内させようと、わしには打つ手がある。必ず、 わが娘一人が、帝のお気に召すよう、仕向けてみせようぞ。取越苦労をするには及ばぬ」 // даже если министр левой стороны приведет девицу такой красоты, как будто она спустилась с небес, я знаю, что надо сделать. Надо обязательно добиться, чтобы только наша дочь, только она нравилась императору, и я сделаю это, не извольте волноваться! [6, А.Андзаи. «Мачеха». 1989].



  1. Основная идея употребления zehi 一 А должен последовать побуждению Г, так как предпринять действие представляет собой хорошую идею. При этом дистанция между Г и А еще меньше, чем в случае Г пытается добиться выполнения действия, открыто ассоциируясь с интересами А, т.е. проявляя типичный прием положительной вежливости. Для этого позиция Г нередко вводится в виде эксплицитной аргументагши. которая должна подвести А к мысли 〇 выгонах от совершения действия.


スイーツも美味しいのが有るって聞いていたのに、服を見て回るだけで、精一杯の ショッピングでした。またぜひ、行かなきや〃4, вообще-то, слышша. что тамсладости бкѵсньіе. но сил хватило только посмотреть одежду. Надо будет непременно сходить еще раз! [6, блог сайта «Яху», 2008].


В отдельной группе примеров Г предпринимает искусственное расширение объема выгод, прибегая к оборотам типа хотя бы ради... (то есть, в этом случае на уровне лексической презумпции вводится мысль 〇 том, что имеются и другие выгоды помимо указанной):



  • ••検討委員会に資料として提出してほしい。外枠を残して中の改造を願っている町 民の意見を吸い上げるためにも是非、すべきである。「白鷺の校舎」と呼ばれ(構図的 には)子どもたちを慈しみ抱きかかえているのをあらわしているとも聞く。 [6, X. Фурукава, К. Хонда. «Сельские школы в наши дни». 2003] // ...эти документы нужно обязательно представить в комиссию, хотя бы ѵте длн т〇2 чтобы учесть все мнения местных жителей, искренне желающих, чтобы перестройка школьного здания коснулась только внутренностей, но внешний фасад был оставлен в неприкосновенности. Школу любовно называют «белой цаплей» - она как будто оберегает своих птенцов...


Г также может нейтрализовать возражения А, подчеркивая легкость, недолговременность совершения действия (мол достаточно «лишь один разочек» попытаться) в расчете на то, что сам А тогда проникнется этой идеей:


レトルトカレーのお奨めは、何ですか?函館カレーがおいしいです。是非、一度お 召し上が り下さい。Z/ А что вы посоветуете из карри быстрого приготовления? - Вот вкусное карри из Хакодатэ, обязательно попробуйте хоть разочек [6, форум сайта «Яху», 2005].


Вводимые таким образом РА Предложение, Приглашение, Призыв, Совет становятся воистину «предложением, от которого невозможно отказаться»: отказ потребует, как минимум, представить исчерпывающую ответную аргументацию. За счет этого позиции Г в данной коммуникативной ситуации достаточно сильны. Именно поэтому здесь мы находим чрезвычайно редкий для примеров с иллокутивными наречиями (хотя, конечно, сами по себе
наречия не покрывают всех возможных иллокутивных значений!) случай с фамильярно (во всяком случае, не дистантно) «поторапливающей» коммуникативной частицей *о:


意味かよくわからなかったが、なんにしても、俺は話を聞きたくなった。「依田さ ん、ぜひ、お願いしますよ」俺が頭を下げた。「うむ。じゃ、話しましょうか..•〃メне слишком понимал, в чём суть, но хотелось услышатъ продолжение. «Пожалуйста, Ёда-сан, говорите же!» - я вежливо склонился перед ним. «Ну что ж, тогда, пожалуй, расскажу»... [6, Дз.Ёкота. «По букинистам». 2000].


И данные корпуса, и наши собственные наблюдения за речевой практикой японцев показывают, что в последние десятилетия адвербиал геЫ получил огромное распространение в побудительных высказываниях. Японцы все чаще в манипулятивных контекстах обращаются к логике максимальной пользы для конкретного индивида, и это, на наш взгляд, указывает на перемены в сознании рядового носителя японского языка, который более не стыдится своих эгоистичных устремлений и не стесняется взывать к таким же чувствам у других.



  1. Если для капагаги^, пагиЬеки^ сіекіги сіаке и геЫ в фокус внимания помещается положительный эффект от выполнения действия (через его логическую целесообразность, выгодность или соответствие нормам), то в случае іеНаі-пі аргументация строится от обратного: Г убеждает, пугая катастрофическими 110сленствнямс невыполнения 丑еиствня:


次の犠牲者は絶対に出してはいけない〃Н" в коем случае мы не можем допуститъ новых жертв [6, газета «Асахи симбун», 03.10.2014].


Другое дело, 一 какие именно события вербализуются (или подразумеваются) как резко негативные: кроме бесспорной катастрофы (пример выше), это могут быть и соображения престижа, и соблюдение общественных приличий, и какие-то совсем неочевидные «ужасы».


「絶対に負けたくないという雰囲気が全員にあった」とヨースト監督。〃7)初/¢ Э. Йост утверждает: настрой, чтобы ни в коем случае не допуститъ поражения, был у каждого игрока [«Асахи» 2.10.2014].


「いいですかあ。このカギは、おばあちやん自身が持っていてくださいねえ。そし て絶対に、誰も知らない場所にしまっておいてください。その場所は、なにがあっても人 [こ目 つ らや...// Договорились? Этот ключ, бабушка, непременно возьмите себе и положите в такое место, где ни за что его не найдут, и не подумайте кому-нибудь сказать об этом месте... [6, X. Ёкота. «Сеть обмана». 2003].


Наконец, в следующем примере данное «сильнодействующее» средство побуждения работает само на себя 一 уже самим фактом его использования политик создает иллюзию оправданной необходимости определенного шага там, где логического объяснения ей сам он так и не дает:


安倍晋三首相は2日の参院代表質問で、米軍普天間飛行場...移設について「普天間 の固定化は絶対に避けなければならない...// Отвечая 2 октября на вопросы глав партий в Палате советников, премьер С.Абэ заявил в отношении переноса аэродрома ВВС США в Футэмме (...), что во что бы то ни стало следует избетать сиенарші, по которому американцы останутся в Футэмме навсегда... [6, газета «Асахи симбун», 03.10.2014].



  1. Хотя сама по себе цель непременно^ во что бы то ни стало отвести недопустимые последствия представляется носителям японского языка благородной (и пользуется популярностью среди риторических приемов на разных уровнях), однако неразборчивость в методах вовсе не поощряется. Это подтверждает тот факт, что адвербиал dooshite то (ср. рус. чего бы то ни стоило) не только не замечен в директиве, но и при употреблении в первом лице дает эффект объективированного, критического взгляда на себя со стороны, в «простодушном» же (синхронном) пересказе собственных умонастроений также не применяется:


『レッツノート』の挑戦として、世界最軽量はどうしても達成したかった。Н Перед компанией стояла цель любыми средствами ответить на вызов модели Let fsNotef создав самый легкий лэптоп в мире [6, газета «Асахи симбун», 02.10.2014].



  1. Особенность паппага 一 в том, что Позволение, Разрешение, Приглашение, Предложение услуги производятся исключительно по собственной инициативе Г. В силу этого получается, что настроенный максимально «коонерабельно». услужливо и даже подобострастно Г сохраняет внутреннюю независимость, которая и позволяет ему выступать с предложением действия, выгодного А. Эмоциональная реакция на такое отношение отлично обыграна в следующем примере (мы приводим его полностью, сохранив пунктуацию и колорит оригинала):


...次の日に「お母さん8 2円のおつりを貰ってない」と言いましたどうしょうかと 思いましたが子供の前で店に電話して事情を話すと「確かにプラスは出てましたが10 〇 〇円とかのきっちりした数字でそんな中途半端な金額ではなかったです」と言われ「な んなら8 2円お返ししましょうか?|と付け足され「結構です」と切りました渡した、 貰ってないだったら水掛け論になるし子供も落としたりしたのかもしれませんが「なん なら」という言い方にカチンときました店長に言おうかと思いましたが子供も時々行って る...// ...на следующий день говорит мне мамочка вот сдача 82 иены да еще перед ребенком не знала как поступитъ позвонила в магазин а там говорят «точно сдача была но не с такой круглой суммы как 1000 иен» и еще добавили «может если что вернем вам 82 иены?» я отрезала «спасибо не надо а то мы так вечно будем препираться... может и ребенок обронил» но вот это что сказали мне если что прямо взбесило думаю пожалуюсь директору магазина но туда ребенок ходит... [6, форум сайта «Яху», 2005].


Получается, что РА с этой лексемой, естественные в устах экономически подчиненного выгоде А, но лично свободного Г 一 работника сферы обслуживания, наемного слуги, и немыслимые, скажем, для лично зависимого вассала, как раз показывают границы пресловутой «японской вежливости», описываемые целесообразностью, коренящейся в выгодах самого коммуниканта.


Еще одна черта коммуникативной тактики при употреблении паппага 一 это необходимость продолжить обмен репликами после первичного инициативного предложения Г. Самого по себе его еще недостаточно, чтобы добиться выполнения действия, перейти из плоскости языкового взаимодействия в плоскость практического.


В современном японском языке параллельно существуют сразу четыре адвербиала: dookay nantoka^ doozo и nanitozo^ происходящие от одного и того же выражения «как-
нибудь», передающего презумпцию отсутствия у Г информации о способе совершения действия, к которому он побуждает А.



  1. Широчайшее употребление адвербиала папіока (ср. рус. как-нибудь) в комитативных, т е. обещательных контекстах, на наш взгляд, отражает своего рода непроясненную, но устойчивую установку у носителей языка на то, что перед трудностями, какими-либо задачами важны не только логические, аналитические методы, но иногда и 一 просто сосредоточение духа:


おんな じ少数派同士、なんとか頑張ろう。〃Давайте уж держаться как-нибудь, раз и вы, и мы в меньшинстве! [6, газета «Асахи симбун», 20.09.2014]; ср. также:


なんとか、ここから逃げ出してやる!」「そのとおりですとも!」と、ジンが顔を 輝刀ゝせて后った〃 «Они еще увидят, с кем имеют дело, когда мы убежим отсюда, а мы во что бы то ни стало убежим!» «Верно!» - с сияющим лицом откликнулся Дзин [6, У. Накамура. «Странствия Кёкудо-куна». 1991].


С другой стороны, перенесенные в повелительное высказывание, презумпции отсутствия информации о способе произведения действия получают отчетливый манипулятивный оттенок. Г не в состоянии привести рациональные аргументы в защиту своего побуждения и поэтому пытается 丑обиться но丑丑ержкн на змошіональном уровне, не стыдится своего незнания, а напротив, как будто бравирует им, спекулирует своей беспомощностью. Когда аргументация состоит именно в слабости позиции Г, тогда Просьба становится Мольбой. Такая поведенческая модель соответствует характерному патерналистскому мышлению атае [17]. Конечно, если бы общественная практика использования языка не поддерживала такой «фокус», если бы не существовало установки о долге помочь более слабому, своего рода ответственности успешного перед неуспешным, этот риторический прием попросту не срабатывал бы!


Объявляя себя никчемным, несамостоятельным, Г стремится всячески ассоциироваться с силой А, подчеркнуть его величие. Типичный образец такого речевого поведения 一 выпрашивание милостей от природы или высших сил. Но и между людьми данная тактика поддерживается предельным использованием различных хеджей (коммуникативный ход «возвеличивание собеседника» = «самопринижение»):


通常起動、を選択する画面になり、セーフモード、他、どのメニューでも起動しま せん。なんとか、起動させる方法はありませんでしょうかНа экране появляется заставка для обычной загрузки, но ни загрузить его в безопасном режиме, ни ничего другого из меню выбрать не получается. Нет ли, может, способа все же как-нибудь загрузить его? [6, форум сайта «Яху», 2005].


Используется и тактика «снижения важности» каузируемого действия (от случая геЫ она отличается тем, что А уговаривают сделать самую малость уже не ради его собственных интересов, а для Г или на благо всех):


だと、もう現状で既に三・五%ぐらいの温暖化係数の物質としてカウントされる、 それを何とかプラスニ%ぐらいに抑えようではないか、こんな数字が出ておりました。〃 По цифрам получалось, что нынешний коэффициент потепления, где-то 3,5 % в пересчете
на выбросы, нужно бы удержатъ хот
只 бы на уровне 2 % [6, стенограмма заседания парламента,1998]; ср. также:


なんとか、一日も早くこんな所からはい上がって、わたしの夢、将軍様の子を生む とレ、う 夢をカ、なえ・..Заклинаю, исполните мою мечту - пораныие выбраться отсюда и родитъ ребеночка господину генералу!



  1. Если автора nantoka по большому счету не интересует, как А проделает требующееся действие, то в случае dooka Г более ясно указывает на то, что А сам 丑олжен изыскать способ вьшолнення действия, в том числе и разрешив сопряженные с этим проблемы. Существование таких сложностей типически вербализуется предшествующим собственно побудительному выражению противительным оборотом:


私が悪いのですがどうかお教え下さい。本当に後悔してます〇// Я cqm бішобат. но всё же, не могли бы вы изыскать возможность датъ мне нужную информацию? Я правда оченьjраскаиваюсь. [6, форум сайта «Яху», 2005], ср.:


水が少なくなった時はどうすればいいのでしょうか?いまさらですがどうか願い 致します。Z/ А что делать, если воды осталось слишком мало? Понимаю, что спрашивать ѵте поздно, но всё же не расскажете ли? [там же].


При подобном раскладе Г в большей степени на стороне А, вникает в суть его положения и не столько апеллирует к собственной беспомощности, сколько обращает вниманию собесенннка на свое пониманию е「〇 Uозншш. В результате трезво настойчивый Г выглядит более учтивым и смиренным по сравнению с настырным эгоизмом в nantoka и, в отличие от него, допускает употребление в контексте РА Извинения: どうかお許しくださ い/・ 何 とカゝお許しく にさい = Пожалуйста, простите меня / уж простите меня как- нибудь.


Такого рода поведение самими носителями языка характеризуется как «жестко формальное», см. метатекстовые ремарки:


...補償、生活再建には最善を尽くします。どうかご協力をお願いしたい|と用意さ れた原稿を見ながら、硬い表情であいさつをした。〃...Мы намерены всё сделать для предоставления компенсаций и восстановления условий жизни граждан. Очень просим содействия с вашей стороны!» - оратор с 〇¢шшаньным лшюм обратился к собравшимся, глядя в шпаргалку [6, С. Кобаяси. «История про дамбу-признак». 2002].


Здесь также срабатывает и тактика «облегчения А е「〇 залачи»:


ここまで長々とご覧になって頂いたみなさま、もう少しの辛抱ですのでどうかお付 き合レ、よろしく お願レ、します! ! // Мы уже некоторое время ведем осмотр, ноталѵиспш, уж потерпите еще немножко, скоро мы закончим! [6, блог сайта «Яху», 2008].



  1. В целом совпадает с описанным для случая dooka и фрейм коммуникативной ситуации, актуализируемый в наречии Разница в том, что для nanitozo характерна более узкая сфера употребления, включающая лишь эпистолярный и формальный устный регистр. Использование наречия при этом (в силу особенностей регистра общения) в высокой степени ритуализировано.


11.Основная функция в дискурсе наречия doozo 一 на основе уже выраженного желания со стороны А совершить действие сигнализировать 〇 снятии препятствий со стороны Г в РА
Приглашения, Разрешения, Предложения. Этот момент может быть вербализован (тактика заключается в том, тто「снимает возражения со своей стороны):


..•やろうよ」「でも、取材が」依田氏がいう。「ぼくのほうはかまいませんからどうぞ、やってください」俺がいった。II ... «Дабай, ну!» «Но как же съемки?» — отвечает Ёрита. «Піюгтіб них 又 ничего не имен), занимайтесь на здоровье» - говорю я [6, Дз. Ёкота. «По букинистам». 2000].


Еще одна распространенная РТ в данном случае 一 озвучить презумпцию того, что А заинтересован в выполнении действия. Как правило, это делается путем указания на заинтересованность А как условие осуществления действия. РТ может сочетаться с предыдущей:


...泣きわめいている廊下の少年に、「クッキーもあるからね、よければどうぞ|と 尸を力、けてお き...// Мальчику, рыдавшему в коридоре, я сказала: «А у нас есть печенье, если хомешь - пожалуйста» [там же], ср.中華おせちホームページで、健康・食品•ドライブな ど紹介してますので、気が向いたらどうぞС人気のおせちから販売終了していますので、 お早め|こ。〃 На нашей страничке 〇 китайских новогодних кушаньях есть информация и 〇 здоровье, и 〇 еде, и для автомобилистов. Надумаете - взгляните, пожалуйста! Поспешите, популярные блюда быстро кончаются [6, блог сайта «Яху», 2008].



  1. Наиболее «укорененным» в социальных реалиях из всех адвербиалов побудительной семантики по праву считается уже ставший объектом пристального изучения именно с этой точки зрения в специальной литературе. Один из ведущих исследователей явлений вежливости в современном японском языке Ё. Мацумото, например, прямо говорит, что проявляющаяся при употреблении данной лексемы схема 一 Г опирается на право одного члена группы ожидать от другого сотрудничества 一 порождена установками общества, где поощряется взаимозависимость [18, с. 409-412]. На «постулирование факта неких отношений между собеседниками» как одно из значений yoroshiku указывает М. гГакэкуро [19, с. 88]. То есть, произнося просьбу с таким адвербиалом, Г сигнализирует, что ожснает от А коонерабелвно「о новенення в селу нрннанлежностн к одной「рѵгіііе с ним. Неудивительно, что такая формулировка никогда не встречается в официальных предписаниях, газетной рекламе и т.п. - то есть, в тех жанрах речевой практики, где принадлежность Г и А к одной общности заведомо исключена (хотя, конечно, этот момент может сознательно обыгрываться, например, в рекламе фирмы, обещающей льготы постоянным покупателям 一 к ним в этом случае обращаются так, как будто они уже сформировали такую общность с производителем). Здесь важно, что ожидание сотрудничества распространяется вовсе не на всё общество в целом, а лишь на членов одного коллектива. В этом на конкретном лингвистическом материале проявляется т.н. японский группизм, см. [20] и в другой трактовке - [21].


Социальная функция yoroshiku становится еще более явной при сравнении с переводными эквивалентами, ему близкими не с прагматической, а с этимологической точки зрения. Так, в случае англ, kindly Г апеллирует к доброте как внутреннему свойству А, более высоко оцениваемому в силу общественной конвенции. Ср. рус. по-хорошему (т е. не поплохому), где фактически антонимические отношения и вовсе создают значение угрозы!


Отлична функция yoroshiku и от его ближайших внутриязыковых «родственников». Так, адвербиал yokute маркирует высказывания со значением добродушного согласия, уступки. Как легко заметить, іі здесь 一 то самое, что фигурирует в грамматикализированных разрешительных формах -te И, -reba и, to іі и т.н ). Г эксплицитно указывает на то, что с его стороны отсутствуют возражения для осуществления действия, уже известного собеседникам. То есть, здесь высказывание 一 реагирующее (реактивное), тогда как для yoroshiku характерно употребление, наоборот, в инициативных высказываниях.


Напротив, іі кага встречается не просто в инициативных речениях, но еще чаще в их повторах. Встретив игнорирование своего призыва, Г не пытается привести какие-либо новые аргументы, а выставляет лишь свою позицию («не возражаю»), причем привязывая ее к ситуации показателем субъективной причинности (ср. рус. так что). При этом он пытается добиться своих целей эмоциональным воздействием. 110нукая А и выражая раздражение. Как можно предположить, соотношение коммуникативных позиций собеседников (их социальных или когнитивных статусов) либо складывается со значительным перевесом в сторону Г, позволяющим ему диктовать свою волю, либо Г пытается создать такое впечатление, либо он находится в таком эмоциональном состоянии, когда ему уже не приходится задумываться 〇 воздействии его слов. Высказывания никак не смягчаются (не хеджируются), используют грубые или нарочито командные формы с перевесом Г (nasai, shiro), сопровождаются играющей функцию выделения важной информации коммуникативной частицей jo:


「どう?」父さんはふりかえりもせず、怒鳴るようにいったс 「もうすぐだいいか らつレ、てこレ、! J // «Ну что?» - почти заорал, уже не оборачиваясь, отец. - «Всё уже, давай догоняй» [6,гГ.Хаяси. «При смерти». 2004].


Среди разнообразия ситуаций употребления обращает на себя внимание и явление переосмысления ряда устойчивых схем речевых действий Г в контексте побудительности. Насколько можно судить, в этих относительно новых явлениях проявляется постмодернистская «начинка», когда за наиболее затертые, «замыленные», более не отвечающие усложнившимся общественным реалиям узусы берется ирония, значения переворачиваются с ног на голову, а отдельные смыслы приобретают «двойное дно».


К таким «перекрученным» тактикам мы относим, например, фалвшнвый совет с использованием «учтивого», но «независимого» паппага. Презумпция независимости Г здесь выпячивается до того, что он присваивает себе право судить 〇 мотивах поведения А, после чего тому дается разрешение или совет действовать таким способом, который представляет собой неверную, по мнению Г, логику поведения А, доводимую в этом до абсурда. Всё побуждение звучит в итоге как вызов, и с точки зрения речеактового статуса представляет собой уже не побуждение, а порицание:


..•中国デモ隊の皆さんは、昨夜は自宅で日本製のテレビを見て一家団篥若者は、日 本製のР Сでネットでしょうか?『日本製品は買うな!』とかやってますけど、日本に憧 れて、日本の真似ばかりしているわりにはよく言いますよね~。何ならすべて自国商品で 生活してみたらいい。日本に頼るな!〃刀 вы все, господа китайские демонстрант ы, поди,
вечером в кругу семьи наслаждаетесь японскими телесериалами, да еще пользуетесь японскими компьютерами? Да как у вас язык поворачивается призывать не покупать японское, когда вы сами все это обожаете и только и делаете, что подражаете нам, японцам? Вы, может, тогда б попробовали, что ли, пожить на одних своих товарах? Давайте, побудьте независимыми, а?
[6, форум сайта «Яху», 2005]


Своеобразную метаморфозу претерпевает презумпция неизвестности способа осуществления действия в nantoka^ когда тактика «признания в некомпетентности» перерождается в безразличие к способу пронзвенення действия. Г больше не выглядит ничтожным, целиком полагающимся на компетентность А, а наоборот 一 жестко требующим того, что «полагается» ему или другому бенефициару, причем вне зависимости от способностей и компетенций А:


「五分待ちましょう」と文学が相変わらず表情のない平板な声で言った。「その間 に何とかちやんと思い出していただけませんでしょうかね。昨日の夜、何処で何してた か」 〃 «Ну, подождём пятъ минут» - с прежним бесстрастным видом проговорил Бунгаку. - «Может, вы соблаговолите вспомнить, где были и что делали вчера». [6, X Мураками. «Дэне, дэнс, дэнс». 1988], ср.: 「ドアを開けるんだ!何とかしてJ 「ひどく 固くて、だめなんです!」〃 «Дверь, дверь открой! Сделай что-нибудь!» «Заклинило ее, ничего не выходит» [6, Дз. Акагава. «Треволнения пятнистой кошки Холмса». 1988].


Вероятно, на основе и других зафиксированных нами устойчивых тактик со временем будут развиваться такие «перевертыши».


Итак, наблюдения за одним лишь фрагментом языковых данных показывают, что в однотипных (в данном случае, побудительных) контекстах носители японского языка используют весьма разнообразные тактики воздействия на собеседника. Это, в первую очередь, аргументативные тактики, в том числе апеллирование к нормам и правилам, общей логике, дисциплине и организованности собеседника, приличиям, выгоде А, а также угроза негативных последствий невыполнения действия. Повышают иллокутивную силу высказывания приемы ассоциации себя с интересами адресата, «кооперабельное» отношение (выражаемое предоставлением необходимой информации для совершения действия, указанием на легкость совершения действия), выказывание понимания к действиям собеседника (положительная вежливость).


К специфическим японским методами убеждения следует, видимо, отнести использование патерналистических и группистских мотивов. Без сомнения, более точные данные по частотности употребления позволили бы оценить степень распространения явлений группизма и патернализма на основе использования основанных на них РТ.


В то же время прием, когда Г взывает к дисциплине и организованности самостоятельного субъекта, вряд ли характерен именно для Японии, а скорее для атомарного капиталистического общества в целом, так же, как и позиционирование себя как независимого, но готового быть полезным субъекта. [3].


Большая свобода в апеллировании к мотивам выгоды, эксплуатация корыстных интересов партнера в тех ситуациях, где объектом побуждения становится бенефактивное для него действие — безусловно, черта современности, идущая рука об руку с большей свободой в выражении эмоций и своей позиции [22]. К таким же чертам, видимо, следует отнести и постмодернистски «перекрученные» тактики.


Наличие той или иной тактики связано, как мы показали, с коммуникативным фреймом, активируемым в сознании адресата высказывания посредством одного из иллокутивных наречий, несущих, таким образом, чрезвычайно мощный прагматический функционал. Возможность такого указания на тип языкового взаимодействия тем эффективнее, чем более развит в языке класс соответствующих единиц. Они проводят, получается, указание на иначе никак не вербализуемую контекстную рамку, касающуюся ситуации общения. Рамка же эта, наоборот, обретает таким образом материальное воплощение в речи, а не отдается целиком «на поруки» социальной интуиции коммуникантов.


Как ни странно, в исследуемом фрагменте языковой реальности, за исключением весьма ограниченно «бытового» іі кагау нам не удалось зафиксировать примеров особых тактик, связанных с безусловным подчинением. Власть - молчалива. Возможно, именно осознание необходимой беспрекословности подчинения норме, традиции, силе социального принуждения и вызывает пресловутую «немногословность» японской коммуникации?


Список источников



  1. 金田一晴彦•日本人の言語表現.講談社. 241с.

  2. Wierzbicka A. Semantics, Culture, and Cognition: Universal Human Concepts in Culture- Specific Configurations, OUP, Oxford, 1992. 498 p.

  3. Гуревич T.M. Неговорение в японском дискурсе. Восток-Запад. Историко- литературный альманах: 2003-2004. М.: Восточная литература. 2005. С. 299-306.

  4. Изотова Н.Н. Этнокультурные особенности стиля японской коммуникации / Н.Н. Изотова // Вестник МГИМО-Университета. 2012. № 6. С. 179-182.

  5. Стоногина Ю.Б. Ритуал как основа коммуникации в Японии [Электронный ресурс]. URL:  http://cyberleninka.rU/article/n/ritual-kak-osnova-kommunikatsii-v-yaponii (дата обращения: 01.112016).

  6. 現代日本語書き言葉平均コーパス KOTONOHA [Электронный ресурс] URL: http://www.kotonoha.gr.jp/shonagon/search_form (дата обращения: 01.112016).

  7. Серлъ, Дж. Классификация иллокутивных актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.17. М.: Прогресс, 1986.

  8. Сердъ, Дж. Что такое речевой акт? // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.17. М.: Прогресс, 1986.

  9. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. М.: URSS / УРСС; ЛКИ, 2008. 288 с.

  10. Дейк, ван Т. Язык. Познание. Коммуникация / БГК им. Бодуэна де Куртенэ. М., 2000. 308 с.

  11. Чиронов С.В. Иллокутивные наречия побудительной семантики в японском языке: возможности прагматического анализа // Материалы научно-методической конференции «Японский язык в вузе: актуальные проблемы преподавания». Выпуск 12 (октябрь, 2014 г.) / отв. ред. Л.Т. Нечаева. М.: Ключ-С, 2015. С. 181-196.

  12. Алпатов В.М. Императив в современном японском языке // ред. В.С. Храковский // Типология императивных конструкций. СПб.: Наука, 1992. С. 77-88.

  13. 工藤浩「叙法副詞の意味と機能一その記述方法をもとめて一」『国立国語研究所 報告?1研究報告集3』 С. 45-92.

  14. Мински М. Фреймы для представления знаний. М.: Энергия, 1979.151 с.

  15. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания // Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск 23: Когнитивные аспекты языка. М.: Прогресс, 1988. С. 51-92.

  16. Brown Р. and Levinson S. Politeness: Some Universals in Language Usage. CUP, 1978. 346 c.

  17. 土居武郎•「甘え」の構造.弘文堂;増補普及版2007.318 c.

  18. Matsumoto Y. Reexamination of the universality of face — politeness phenomena in Japanese // Journal of Pragmaties. 1988. No.12. C. 403-426.

  19. Takekuro M. Yoroshiku onegaishimasu - Routine practice of the routine formula in Japanese // eds. Lakoff R., Ide S. Broadening the Horizon of Linguistic Politeness. John Benjamins. 2005. C. 87-98.

  20. Савинова A.B. Семантика и прагматика офисных норм поведения (на материале русской, английской и японской лингвокультур). Автореф. ... канд. дисс. канд. филол. н. Волгоград, 2012. 24 с.

  21. 高野陽太郎「集団主義」という錯覚一日本人論の思い違いとその由来.新曜社 360 с.

  22. Maynard S. Expressive Japanese: A Reference Guide for Sharing Emotion and Empathy. University of Hawaii Press, 2005. 452 p.