Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Социологическое измерение эффективности государственного управления Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Владимир Александрович Ильин, Доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, директор, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт социально-экономического развития территорий РАН (160014, г. Вологда, ул. Горького, д. 56а, [email protected])
Александра Анатольевна Шабунова Доктор экономических наук, зам. директора по научной работе, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт социально-экономического развития территорий РАН (160014, г. Вологда, ул. Горького, д. 56а, [email protected])
Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз, Journal Year: 2014, Volume and Issue: №2, P. 18 - 35

Published: Feb. 1, 2014

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

В статье представляется эволюция становления социологии в России и обосновывается растущая значимость социологической науки в обеспечении перехода страны на инновационный путь развития. Особое внимание уделено методическим и практическим аспектам организации региональных социологических измерений, проводимых в течение почти двадцати лет ИСЭРТ РАН в Вологодской области. Авторы доказывают, что социологический инструментарий позволяет давать системную оценку эффективности государственного управления, определять главные направления экономического и социального развития страны и её регионов. В статье обозначаются узловые проблемы, от решения которых зависит повышение роли социологических знаний в развитии российского общества.

Keywords

Совершенствование социологического инструментария, эффективность государственного управления, оценка состояния общества, социологические измерения

1. Актуальность социологического знания в XXI веке.


В развитии отечественной социологии принято выделять три периода (досоветский, советский и постсоветский), сменяющих друг друга по принципу преемственности и обеспечивающих таким образом эволюционное становление науки. Советский период многими рассматривается как этап, когда наука превратилась в «институт идеологического обслуживания тоталитарного режима» [1]. Однако в этот же период было и немало важных достижений, благодаря которым социология в России накопила значительный потенциал, позволяющий ей сейчас играть весомую роль «в социальном обновлении страны, трансформации научного знания в экономику, политику и культуру, адекватную глобальным тенденциям развития цивилизации». При всех сложностях и ограничениях социология в СССР формировалась как наука, отвечающая насущной необходимости решать внутренние потребности общества, как наука, способная обосновать формы и методы преодоления назревших социальных, социально-экономических и социально-политических противоречий, порожденных господствовавшей тогда идеологией [2].


Именно в советский период в Петроградском университете был открыт первый в России факультет общественных наук с кафедрой социологии во главе с П. Сорокиным (1919—1920 гг.); в дальнейшем были заложены основы прикладной социологии (А.К. Гастев, Ф.Р. Дунаевский, Н.А Витке, О.А. Ерманский, П.М. Керженцев); в 1960-е годы активную работу в этой области начала Т.И. Заславская, в Институте философии АН СССР был создан отдел социологии (Г.В. Осипов), на философских факультетах Ленинградского и Московского университетов открылись лаборатории социологических исследований (В. А Ядов, Ю.В. Арутюнян). В 1989 г. учреждено Российское общество социологов.


Одновременно с этими и многими другими достижениями советского периода накапливались и проблемы: недостаточное качество фундаментальных и прикладных исследований, слабость материально-технической базы, сокращение притока научной молодежи в фундаментальную науку, разобщенность самого социологического сообщества.


После распада СССР и взятия курса на демократический способ организации государственной и общественной жизни ключевой из проблем отечественной социологии стала незаинтересованность органов власти в серьезных исследованиях, касающихся наиболее сложных социальных проблем страны.


В перестроечный период фундаментальные исследования фактически остановились. С одной стороны, потому что многие ученые непосредственно окунулись в политическую деятельность, а с другой — стали сказываться экономические проявления кризиса науки, недостаток финансирования. И парадигма исследований ломалась полностью, нельзя было двигаться в тех направлениях, которые по инерции развивались, а для ответов на актуальные вопросы не хватало методологической базы.


Не менее актуальной являлась и проблема разрозненности самого социологического сообщества, обусловленная огромным количеством организаций и агентств, занимающихся опросами общественного мнения. Общественная и политическая ситуации сформировали в конце 1980-х — начале 1990-х годов запрос на недорогие прикладные исследования, имеющие своей целью конкретные рецепты для решения той или иной задачи. Фирмы, центры, проводившие такого рода исследования, призваны были, тиражируя свои методики, превращать свою продукцию в товар. Преследуя коммерческие цели, подобные центры пренебрегали и качеством своих исследований, и целями: их цели отвечали запросам рынка, а не государства. Уже в начале 1990-х годов только в Москве существовало около 300 таких центров. И качество их исследований было «не всегда безупречно» [3].


Отсутствие системного подхода к решению ключевых задач развития страны, нескоординированность социологических исследований на региональном уровне, прагматичное отношение к ним, заключающееся в финансировании лишь тех исследований, результаты которых могут быть использованы сию минуту, — все эти проблемы актуальны и на сегодняшний день. Изучением общественного мнения занимаются многие организации. Но очень часто одни и те же данные по-разному интерпретируются.


Вместе с тем вектор развития современного российского общества диктует необходимость обращения всё большего внимания на мнение населения при осуществлении государственного управления. Требуется поиск новых форм оценки его эффективности, так как происходящие более двадцати лет рыночные трансформации не дают желаемых результатов [4]. Взаимодействие общества и государства, в котором социологическая наука играет роль посредника, в настоящее время является одним из главных ресурсов повышения эффективности государственного управления — задачи, от решения которой зависит развитие и регионального сообщества, и Российской Федерации в целом.


В обществе возник запрос на социологию как на несущий каркас современного мировоззрения, фактор формирования самосознания российского общества, российской идентичности. Отечественная социология заявляет о приверженности ценностям гражданского общества и готовности участвовать в его формировании и развитии в нашей стране. Она может и должна влиять на общественные дискуссии, артикулируя интересы различных социальных групп, но сохраняя при этом объективность и приверженность идее независимости научного знания [5].


Однако проводимый правительством курс крайнего либерализма, масштабного ухода государства из сфер экономической и социальной политики не формирует необходимого запроса со стороны государства, прежде всего к Российской академии наук, на проведение исследований социальной среды и объективного анализа изменений в обществе на страновом и региональном уровнях.


2. Современное российское общество в зеркале социологии.


Актуальность повышения значимости социологической науки связана с двумя особенностями развития российского общества в XXI веке.


Во-первых, это нерешенность ключевых проблем страны, которые уже приняли затяжной характер (зависимость российской экономики от сырьевых ресурсов,
крайне невысокая конкурентоспособность производимой в стране продукции, неокрепшая демократия и слабость гражданского общества, негативные демографические тенденции и проблемы развития социальной сферы, наличие коррупции, порождающей произвол, несвобода и несправедливость [6]). Главный тормоз успешного сближения России с высокоразвитыми странами Запада — ее государственное устройство, в первую очередь — выстроенная в 2000-х гг. олигархически-коррупционная властная «вертикаль». Результатом ее функционирования стало перераспределение важнейших ресурсов от групп, ориентированных на модернизацию общества, к верхушке, стремящейся к безграничному личному обогащению. В этих условиях модернизация российского общества предполагает не только и не столько освоение новых технологий, сколько формирование сильной, компетентной правовой и легитимной власти, способной к радикальной демократизации и укреплению основных общественных институтов [3].


Во-вторых, ключевые изменения, происходящие в период третьего президентского срока В.В. Путина, позволяют говорить о новых трендах общественного развития. Речь идет о концептуальных, глобальных по своему содержанию, изменениях, которые в последнее время озвучиваются в выступлениях Президента РФ, отражаются в работах авторитетных общественных деятелей, экспертов, научных работников  (С.С. Сулакшин, М.К. Горшков, В.К. Левашов, Ж.Т. Тощенко, А.Г. Дугин, С.Ю. Глазьев и др. [8, 9, 10, 11, 14, 15]). Это идеи формирования национальной идентичности, сохранения и развития государственного суверенитета, повышения роли общества в механизме государственного управления, преодоления «кризиса доверия» государственным и общественным институтам, отказа от прозападной идеологии «общества потребления» и возвращения к исконно русским корням развития, основанным на духовно-нравственных ценностях, перехода от социального государства к государству нравственному, который является «неизбежным неслучайным эволюционным этапом современных типов государств» [8].


В пореформенной России сконцентрировался огромный социально-психологический ресурс, выступающий основой осуществления модернизационного прорыва, в котором остро нуждается сегодня российский социум [6]. Стремление Президента РФ «качественно изменить Россию, чувствовать народное настроение и поддержку народа, быть на одной волне с этими настроениями, объединить их и осуществить прорывы, которые от него ожидают в обществе» [13] являлось одним из мотивов и предпосылок институционального оформления Общероссийского народного фронта. Опора на массы способствует оказанию эффективного воздействия и на бюрократию, и на олигархов, и на всех остальных, поэтому массовая поддержка и есть то, что дает легитимность власти Президента, делает возможными решительные действия и прорывы.


Консолидационный потенциал главы государства и личности В.В. Путина отмечают члены Изборского клуба, акцентируя внимание на противопоставлении российской и западной цивилизации и ключевой роли Президента РФ в процессе «евразийской интеграции» [14]. Он выступает «в защиту консервативных ценностей, благодаря которым Россия сможет противостоять идущему с Запада размыванию норм морали» [15]. Россия вместе с Путиным и после Путина имеет прекрасное и многообещающее будущее, если сможет продолжить линию «функции Путина», сможет продолжить движение в сторону самой себя, своей независимости, сохранения своей цивилизационной особенности [16].


В преддверии своего третьего президентского срока в статье «Россия сосредотачивается» В.В. Путин пишет, что в постсоветский период российским обществом была решена задача «возрождения авторитета и силы государства как такового... восстановление реального единства страны, иными словами, установление на всей ее территории суверенитета российского народа, а не господства отдельных лиц или групп... Период восстановления пройден. Постсоветский этап в развитии России, впрочем, как и в развитии всего мира, завершен и исчерпан. Созданы все предпосылки для движения вперед — на новой базе и в новом качестве» [17].


В 2013 г. на совещании о ходе исполнения указов от 7 мая 2012 года Президент РФ В.В. Путин обозначил стратегию преобразований и целевые ориентиры государственной политики, которых необходимо достигнуть к 2018 г. Они заключаются в том, чтобы «обеспечить новый, более высокий уровень жизни граждан Российской Федерации, прежде всего, за счёт кардинального повышения эффективности государственного управления и качества работы государственного сектора» [18]. В последующих своих выступлениях в 2012—2013 гг. глава государства показал твердые намерения осуществлять намеченную стратегию, несмотря ни на какие препятствия, возникающие внутри страны и за её пределами.


В полной мере позиция главы государства прозвучала в сентябре 2013 г. на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай» [19]. Речь В.В. Путина стала «первой масштабной попыткой властей РФ сформулировать новую политическую идеологию для России после распада Советского Союза, а также рассмотреть в критическом ключе вопрос о ценностях, которые должны лечь в основание новой российской идентичности, Евразийского мира и международных отношений» [20]. Сам Президент показал себя как «наследник русской консервативной политической традиции» [21] и «критик всей современной модели развития западной цивилизации» [22].


Показательными в этом контексте стали события, связанные с ситуацией в Украине, — референдум в Крыму, вхождение Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации. Они продемонстрировали консолидационный потенциал российского общества (не случайно в последние месяцы ВЦИОМ фиксирует максимальный за последние 5 лет уровень одобрения деятельности Президента (76%; рис. Т).


Позиция В.В. Путина и россиян в целом нашла своё отражение в его выступлении в Кремле 18 марта 2014г.: «Мы понимаем, что происходит, понимаем, что эти действия были направлены и против Украины и России, и против интеграции на евразийском пространстве. Сегодня необходимо прекратить истерику, отказаться от риторики «холодной войны» и признать очевидную вещь: Россия — самостоятельный, активный участник международной жизни, у неё, как и у других стран, есть национальные интересы, которые нужно учитывать и уважать. Твёрдость внешнеполитической позиции России основывалась на воле миллионов людей, на общенациональном единении, на поддержке ведущих политических и общественных сил. Мы явно столкнёмся и с внешним противодействием, но мы должны для себя решить, готовы ли мы последовательно отстаивать свои национальные интересы или будем вечно их сдавать, отступать неизвестно куда» [23].



Таким образом, возросший рейтинг В.В. Путина связан не только со всплеском патриотических настроений в обществе в связи с присоединением Крыма. Он является результатом длительного периода назревания потребности российского населения в консолидации на основе духовно-нравственных идей.


Но процесс консолидации социума, а также общества и государства не может быть эффективным без преодоления «кризиса доверия» органам власти.


В нашей стране эта проблема особенно актуальна, поскольку «стабилизация» уровня жизни после кризисных 1990-х гг. уже перестала соответствовать потребностям большинства населения. По данным международного исследования Edelman Trust Barometer1 (2014 Edelman Trust Barometer [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.edelman.com), лишь 27% россиян доверяют органам власти (в 2013 г. — 29%). По этому показателю Россия находится на 22 месте среди 27 стран, принявших участие в исследовании (в 2013 г. — на 24 месте среди 26 стран). В среднем по всем странам — участницам опроса — уровень доверия власти составлял в 2014 г. 44%, в 2013 г. — 48%.


Люди всё чаще стали ощущать, что не могут влиять на решения органов власти, на изменение своей жизни. По данным исследований ИСЭРТ РАН, за период с 2011 по 2014 г. увеличился удельный вес жителей Вологодской области, считающих, что они не могут повлиять на состояние дел в организации, где работают, на 8 п.п. (с 30% в 2011 г. до 38% в 2014 г.); в населенном пункте, в котором проживают, — на 7 п.п. (с 62 до 69% соответственно); в регионе — 6 п.п. (с 67 до 73%); в стране — на 7 п.п. (с 67% в 2011 г. до 74% в 2014 г.)2 (Данные мониторинга общественного мнения, проводимого ИСЭРТ РАН.).


Цивилизованным и демократическим выходом из сложившейся ситуации является повышение роли общества в управленческом процессе и укрепление власти на местах. Поскольку именно местная власть наиболее близка к реальным потребностям жителей, к специфике социально- экономического развития территории, находящейся в ее ведении, и именно муниципальный уровень представляется той площадкой, на которой может проявиться еще не окрепший потенциал гражданской активности.


Таким образом, от эффективности государственного управления не только на федеральном, но и на региональном, муниципальном уровнях сегодня прежде всего зависит возможность реализации консолидационного потенциала российского общества. А это, в свою очередь, является одним из главных (если не главным) факторов, определяющих дальнейший вектор общественного развития, конкурентоспособность и жизнеспособность российского государства.


Для того чтобы социологическая наука могла реализовать накопленный потенциал и в полной мере стать связующим звеном между государством и обществом, необходимы два условия: во-первых, власть должна ставить перед научным сообществом задачи по разработке единого методологического подхода к оценке эффективности государственного управления. Во-вторых, эта работа должна быть скоординирована на федеральном уровне, при этом ключевая роль должна быть отведена Российской академии наук. Однако в настоящее время Правительство не ставит такой задачи. Соответственно решение наиболее важных проблем российской социологии не находит своего отражения и на законодательном уровне (по-прежнему отсутствует проект закона о стратегическом планировании, который, на наш взгляд, должен закрепить значение социологических показателей как индикаторов эффективности государственного управления). Макроэкономические показатели постоянно отслеживаются и изучаются, а макросоциальные — нет, хотя знание того, как развивается общество, крайне важно. Не менее важны и прогнозные оценки социального развития, наряду с прогнозами развития экономического [14].


3. Региональный опыт социологических исследований как инструмент оценки эффективности государственного управления.


Сегодня всё более актуализируется опыт независимых подходов, методологических разработок отдельных регионов по оценке эффективности государственного управления. Институт социально-экономического развития территорий РАН является одной из тех научных организаций, которые имеют практический опыт социологических измерений общественного мнения на региональном уровне в мониторинговом режиме3 (Опросы проводятся с 1996 г. 6 раз в год. Опрашивается 1500 респондентов в городах Вологде и Череповце, в Бабаевском, Великоустюгском, Вожегодском, Грязовецком, Кирилловском, Никольском, Тарногском, Шекснинском районах. Репрезентативность выборки обеспечивается соблюдением следующих условий: пропорций между городским и сельским населением; пропорций между жителями населённых пунктов различных типов (сельские населённые пункты, малые и средние города); половозрастной структуры взрослого населения области. Метод опроса – анкетирование по месту жительства респондентов.).


Важность именно мониторингового характера исследований Т.И. Заславская подчёркивала еще в период становления системы социологических исследований ВЦИОМ, который ныне является главным социологическим центром страны. «Мы поняли, — писала она, — что необходимо повторять одни и те же вопросы, чтобы отслеживать динамику. В итоге возникло много частичных «авторских» мониторингов. Есть мониторинги уровня жизни, рынка труда, целый ряд других» [3].


На этой базе ВЦИОМ создал единый, целостный социологический мониторинг экономической реформы. Он позволяет решить ряд новых задач. Прежде всего, это возможность устранить (или хотя бы смягчить) важные недостатки в информационно-социологическом обеспечении экономической реформы — уйти от случайности во времени, в предмете, в пространстве. Во-вторых, это придание исследованиям регулярного характера. И главное — комплексный подход к вопросу не «от заказчика», а «от ученого».


Реализация данной идеи на региональном уровне (именно таким, по сути, и является мониторинг общественного мнения, проводимый Институтом социально-экономического развития территорий РАН на территории Вологодской области с 1996 г.) позволяет нам представить свою методологию оценки эффективности государственного управления.


Мониторинг ИСЭРТ РАН имеет не только долговременный и регулярный, но и комплексный характер, важность которого подчеркивала Т. И. Заславская. Многогранные социологические исследования затрагивают сферу политики и экономических отношений, а также раскрывают проблематику здоровья населения, территориальных особенностей условий жизни, возможностей и механизмов реализации трудового потенциала, перспектив развития гражданского общества и многое другое (табл. 1).


Для оценки эффективности деятельности власти мы используем в том числе и индексный метод4 (Величина индекса рассчитывается в пунктах. По каждому вопросу рассчитывается свой индекс: из доли положительных ответов вычитается доля отрицательных, затем к полученному значению прибавляется 100, чтобы не иметь отрицательных величин. Таким образом, полностью отрицательные ответы дали бы общий индекс 0, сплошь положительные – 200, равновесие первых и вторых – индекс 100, являющийся, по сути, нейтральной отметкой. Каждый из четырех частных индексов рассчитывается как средний из суммы трех индексов по каждому из вопросов.). Его преимущество состоит в выявлении соотношения позитивных и негативных настроений в обществе, что позволяет «зафиксировать некие “критические точки” в общественном мнении, а главное — в реальном положении дел» [24]. При этом интерпретируется не столько само по себе числовое значение индекса, сколько его колебания и изменения во времени, сопоставленные с другими происходящими в обществе — социально-политическими и экономическими - событиями [25]. В российской практике существуют различные методики применения индексного метода.


Таблица 1. Краткая характеристика социологических исследований, проводимых ИСЭРТ РАН













































































































Тематика исследований и основные исследовательские проекты



Год начала исследования



Наличие авторского патента



Мониторинг экономического положения и социального самочувствия населения



Мониторинг экономического положения и социального самочувствия населения Вологодской области



1995



База данных мониторинга экономического положения и социального самочувствия населения Вологодской области, свидетельство о государственной регистрации базы данных № 2013620087. База данных мониторинга экономического положения и социального самочувствия населения регионов Северо-Западного федерального округа, свидетельство о государственной регистрации базы данных № 2012621290.



Мониторинг экономического положения и социального самочувствия населения регионов Северо-Западного федерального округа



2005



Воспроизводство населения территории: тенденции и резервы



Условия формирования здорового поколения



1995



База данных мониторинга изучения условий формирования здорового поколения Вологодской области, 2012 г., свидетельство о государственной регистрации № 2012620788.



Мониторинг состояния здоровья населения



1999



Мониторинг социально-психологического климата и психического здоровья населения



2000



Непродуктивное здоровье и репродуктивный потенциал населения



2004



Суицидальное поведение населения



2004



Социальное здоровье населения



2010



Качественные демографические изменения в населении как важнейшая характеристика демографического кризиса



2013



Управление человеческим капиталом и инновационное развитие территории



Мониторинг качества трудового потенциала



1996



База данных мониторинга качественного состояния трудового потенциала населения Вологодской области, 2012 г., свидетельство о государственной регистрации базы данных № 2012620757, №2011614700.



Трудовое поведение как форма реализации индивидуального трудового потенциала



2011



Формирование научно-образовательного пространства



2009



Формирование человеческого капитала территорий



2010



Институциональный анализ регионального рынка труда



2010



Человеческий потенциал сельских территорий



2013



Социокультурная модернизация в России, ее состояние в регионах страны



Экономическое поведение населения (сберегательное, финансовое, инвестиционное и т.д.)



2001



Информационно-аналитическая система мониторинга уровней модернизации регионов России, свидетельство государственной регистрации №2012661285.



Социально-экономическое неравенство населения региона



2006



Социокультурный портрет Вологодской области



2008



Мониторинг условий проживания населения г. Вологды



2003



-



Мониторинг формирования малого и среднего бизнеса в современных условиях



2002



База данных опросов малого и среднего бизнеса Вологодской области № 2012620336 (04.01.2012).



Например, ВЦИОМ проводит ежемесячные построения индексов социального самочувствия; Левада-Центр рассчитывает индекс социальных настроений (ИОН) и т.д. [26].


Разработанный в ИСЭРТ РАН индекс общественного настроения региона (ИОНР) позволяет обобщить данные об отношении жителей муниципальных образований к работе федеральных и местных органов исполнительной власти, а также об оценке населением своего материального благополучия и социального настроения. Кроме того, он дает возможность сгруппировать районы в зависимости от сочетания разных индикаторов (субиндексов) и отследить изменения ситуации в регионе.


Расчет ИОНР осуществляется в три этапа (рис. 2):



  1. На основе первичных социологических данных строятся четыре субиндекса: Субиндекс стабильности, Субиндекс благополучия, Субиндекс эффективности региональной власти, Субиндекс лояльности к политике федеральной власти.

  2. Первый и второй индексы объединяются в Индекс социального самочувствия, третий и четвёртый - в Индекс отношения к властям.

  3. На основании полученных двух индексов выстраивается интегральный показатель — Индекс общественного настроения региона.



Измерение Индекса социального самочувствия в городских и сельских территориях Вологодской области позволило идентифицировать две проблемы:



  1. Отсутствие позитивных изменений в самооценке населением региона своего материального положения. Несмотря на рост позитивных настроений в обществе (о чем свидетельствует динамика Субиндекса стабильности, увеличившегося со 139 пунктов в 2007 г. до 147,5 пункта в 2013 г.), материальное благополучие жителей области остается более низким, чем в 2007 г. В районах и особенно в районных центрах самооценка населением своего материального положения в 2013 г. по сравнению с 2011 г. заметно ухудшилась, о чем свидетельствует динамика Субиндекса благополучия. Его значение по области сократилось с 93 пунктов в 2007 г. до 88 пунктов в 2013 г. (табл. 2).

  2. В целом положительные изменения, отмечаемые в динамике Индекса социального самочувствия и его составляющих, формируются за счет общественного мнения в городских территориях. В сельской местности фиксируется снижение индекса со 114 пунктов в 2007 г. до НО пунктов в 2013 г. Ситуация в районах остается напряженной, на что неоднократно обращал внимание Губернатор Вологодской области О.А. Кувшинников, отмечая ключевую роль муниципальных районов в развитии всей области [28].


Таблица 2.Индекс социального самочувствия














































































































































































































































Территория



2007 г.



2011 г.



2012 г.



2013 г.



2013 г. к



2012



2011



2007



Субиндекс стабильности



Область



139,1



142,3



145,



147,5



+2



+5



+8



Крупные города



138,9



144,3



150,4



153,1



+3



+9



+14



г. Вологда



141,5



142,3



148,2



154,5



+6



+12



+13



г. Череповец



136,6



146,2



152,5



151,8



-1



+6



+15



Районы, в т.н.



139,2



140,3



141,3



141,5



0



+1



+2



Городская местность



140,6



143,6



148,4



145,5



-3



+2



+5



Сельская местность



137,6



137,0



134,4



137,4



+3



0



0



Субиндекс благополучия



Область



93,3



88,0



89,0



87,9



-1



0



-5



Крупные города



101,9



94,0



95,4



95,1



0



+1



-7



г. Вологда



98,8



87,4



90,3



88,7



-2



+1



-10



г. Череповец



104,7



99,9



100,1



101,3



+1



+1



-3



Районы, в т.н.



85,3



82,3



82,8



80,5



-2



-2



-5



Городская местность



80,5



80,0



82,3



78,1



-4



-2



-2



Сельская местность



90,6



84,6



83,3



82,7



-1



-2



-8



Индекс социального самочувствия



Область



116,2



115,2



117,4



117,7



0



+3



+2



Крупные города



120,4



119,2



122,9



124,1



+1



+5



+4



г. Вологда



120,2



114,9



119,3



121,6



+2



+7



+1



г. Череповец



120,7



123,1



126,3



126,5



0



+3



+6



Районы, в т.н.



112,2



111,3



112,1



111,0



-1



0



-1



Городская местность



110,5



111,8



115,3



111,8



-4



0



+1



Сельская местность



114,1



110,8



108,8



110,0



1



-1



-4



 


Таблица 3. Индекс отношения к деятельности власти














































































































































































































































Территория



2007 г.



2011 г.



2012 г.



2013 г.



2013 г. к



2012 г.



2011 г.



2007 г.



Субиндекс лояльности по отношению к федеральной власти



Область



128,0



107,0



100,3



102,6



+2



-4



-25



Крупные города



127,1



110,9



104,7



107,3



+3



-4



-20



г. Вологда



117,8



109,6



102,7



104,4



+2



-5



-13



г. Череповец



135,5



112,1



106,5



110,1



+4



-2



-25



Районы, в т.н.



128,9



103,2



96,С



97,6



+2



-6



-31



Гуродская местность



131,6



100,1



92,4



93,4



+1



-7



-38



Сельская местность



125,9



106,4



99,6



101,9



+2



-5



-24



Субиндекс эффективности региональной власти



Область



125,6



108,4



103,0



100,6



-2



-8



-25



Крупные города



122,5



114,5



109,5



108,2



-1



-6



-14



г. Вологда



113,3



110,0



103,0



100,2



-3



-10



-13



г. Череповец



131,0



118,5



115,5



115,8



0



-3



-15



Районы, в т.н.



128,9



102,6



96,7



92,5



-4



-10



-36



Гуродская местность



129,6



101,9



96,7



95,3



-1



-7



-34



Сельская местность



127,9



103,2



96,6



89,6



-7



-14



-38



Индекс отношения к деятельности власти



Область



126,9



107,7



101,7



101,6



0



-6



-25



Крупные города



124,8



112,7



107,1



107,7



+1



-5



-17



г. Вологда



115,6



109,8



102,9



102,3



-1



-8



-13



г. Череповец



133,3



115,3



111,0



112,9



+2



-2



-20



Районы, в т.н.



128,9



102,9



96,4



95,1



-1



-8



-34



Гтродская местность



130,6



101,0



94,6



94,4



0



-7



-36



Сельская местность



126,9



104,8



98,1



95,8



-2



-9



-31



Отсутствие позитивных изменений в динамике материального положения населения отражается на оценке деятельности органов власти. Лишь в последний год зафиксировано незначительное улучшение общественного мнения в отношении государственного управления на федеральном уровне (рост Субиндекса лояльности к политике федеральной власти со 100 пунктов в 2012 г. до 102 — в 2013; табл. 5). Получается, что призывы и обещания, данные Президентом РФ, находят широкую поддержку населения, однако их реализация на муниципальном уровне остается недостаточной. Индекс отношения к деятельности власти в 2012-м и в 2013 гг. составил 102 п., что несколько ниже, чем в 2011 г. (108 п.), и заметно уступает уровню 2007 г. (126 п.).


Анализ публичных докладов исполнительных органов власти о результатах деятельности за 2013 год5 (Доклады были размещены в январе 2014 г. на официальном портале Правительства Вологодской области. – Режим доступа: http://vologda-oblast.ru/dokumenty/) показал, что в них представлено только выполнение плановых показателей, освоение средств и т.д., но не нашли отражения проблемы, которые в первую очередь волнуют население, — ни в плане доступности и качества услуг, ни в отношении уровня жизни и т.п. Хотя сама инициатива об отчетности органов власти перед широкими слоями общественности (по крайней мере, перед теми, у кого есть Интернет) соответствует задачам, поставленным на сегодняшний день перед государственным управлением.


Таким образом, Индекс общественного настроения региона позволяет дать комплексную оценку эффективности государственного управления, одновременно отражая динамику общественного мнения о деятельности органов власти, социальное настроение и самооценку материального положения.


Применительно к Вологодской области динамика ИОНР свидетельствует о необходимости повышения эффективности государственного управления (значение показателя за 2012—2013 гг. не изменилось — ПО пунктов, а на уровне районов даже снизилось — со 104 до 103 пунктов; табл. 4).


Актуальность проблем материального характера в районных центрах остается более высокой, чем в сельских поселениях, жители которых, по-видимому, покрывают часть своих финансовых проблем ведением натурального хозяйства (Субиндекс благополучия в районных городах в 2013 г. составил 78 пунктов, а в сельской местности — 83).


4. Задачи социологической науки на новом этапе развития российского общества.


События последних месяцев, произошедшие как на международной арене, так и внутри страны, показали, что сегодняшнее российское общество готово стать опорой для проведения курса Президента на обновление страны. Но для этого требуется четкая организация двустороннего взаимодействия между представителями государственной власти и населением на всех уровнях (федеральном, региональном, муниципальном). Научную основу такого взаимодействия может обеспечить отечественная социология, накопившая значительный потенциал в ходе своего развития, с учётом специфики ментальности российского общества. Для высвобождения потенциала социологической науки необходимо преодолеть ключевые проблемы, которые препятствуют развитию научного сообщества в XXI веке: недостаточная потребность органов власти в информации, получаемой с помощью социологических исследований; разрозненность внутри самого социологического сообщества; нескоординированность опыта независимых исследований.


Методика построения Индекса общественного настроения региона всего лишь одна из попыток комплексного подхода к оценке эффективности государственного управления. Опыт применения социологических методов есть и в других субъектах Российской Федерации (Липецкая, Ростовская, Владимирская области и т.д.), однако до тех пор, пока органы власти на всех уровнях не будут заинтересованы в подобных исследованиях, говорить о системном характере социологии государственного управления крайне затруднительно.


Таблица 4. Индекс общественного настроения региона

























































































Территория



2007 г.



2011 г.



2012 г.



2013 г.



2013 г.



к 2012 г.



к 2011 г.



к 2007 г.



Область



121,6



111,4



109,5



109,6



0



-2



-12



Крупные города



122,6



115,9



115,0



115,9



+1



0



-7



г. Вологда



117,9



112,4



111,1



111,9



+1



-1



-6



г. Череповец



127,0



119,2



118,7



119,7



+1



+1



-7



Районы, в т.н.



120,6



107,1



104,2



103,0



-1



-4



-16



Городская местность



120,6



106,4



104,9



103,1



-2



-3



-18



Сельская местность



120,5



107,8



103,5



102,9



-1



-5



-18



У власти должна выработаться потребность в получении объективных, точных сведений о восприятии населением социально-экономической и политической ситуации в стране; власть должна формулировать перед наукой запрос на данные о динамике общественного мнения. Причем необходимо помнить, что компетентное, устойчивое, надежное общественное мнение вырабатывается, прежде всего, в процессе открытых дискуссий.


Должна быть усилена роль Российской академии наук как независимого института, осуществляющего координацию социологических исследований, речь также идет об усилении поддержки перспективных региональных научных школ и молодых ученых, поиске новых форм включения результатов российской социологии в мировую науку. Свою функцию социология сможет в полной мере выполнять только тогда, когда системная основа исследований будет закреплена на законодательном уровне и будут отработаны единые механизмы мониторинга общественного мнения и анализа получаемых с его помощью данных.


По мере усложнения жизни и общественных отношений будет расширяться тематическое поле для социологической науки, будут появляться всё новые и новые направления, требующие социологических подходов к своему измерению. Однако всегда следует помнить, что те вопросы, которые являются ключевыми для общественного развития, определяют жизнеспособность страны, не должны оставаться без внимания, контроля и комплексной поддержки со стороны государства.


Литература



  1. Жуков, В.И. Социология в современной России (доклад на Учредительном съезде Союза социологов России) / В.И. Жуков // Социс. - 2007. - № 12. - С. 8-13.

  2. Осипов, Г.В. Возрождение социологии в России (доклад на Юбилейной научной сессии РАН 26 марта 2008 г.) / Г.В. Осипов // Официальный сайт Института социологии Российской академии наук. — Режим доступа: http://www.isras.ru/?page_id=699

  3. Заславская, ТИ. Вперегонки со временем / Т.И. Заславская // Общественные науки и современность. - 1993. - № 3. - С. 9-15.

  4. Ильин, В.А Проблемы эффективности государственно управления... / В А. Ильин, А.И. Поварова. — Вологда: ИСЭР РАН, 2014. - С. 5,144.

  5. Меморандум III Всероссийского социологического конгресса «Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия» (Москва, 21—24 октября 2008 г.) // Журнал Института демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»; Демоскоп Weekly №467—468 от 23 мая — 5 июня 2011 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/2011/0467/nauka02.php

  6. Горшков, М.К. Российская социология и вызовы современного общества: вместо предисловия / М.К. Горшков // Россия реформирующаяся: Ежегодник. — 2010. — Выпуск 9. — М.: Новый Хронограф, 2010.-С. 3-18.

  7. Заславская, Т.И. О социальных акторах модернизации России / Т.И. Заславская // Общественные науки и современность. — 2011. — № 3. — С. 14.

  8. Сулакшин, С.С. На пороге нравственного государства / С.С. Сулакшин // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. — 2011. — Выл. 4. — Том 4. — С. 98-103.

  9. Горшков, М.К. «Русская мечта»: опыт социологического измерения/М.К. Горшков// Социологические исследования. — 2012. — № 12. — С. 3-11.

  10. Левашов, В.К. Новая реальность: экономический кризис и выбор общества / В.К. Левашов // Социологические исследования. — 2012. — № 12. — С. 12-22.

  11. Тощенко, Ж.Т. Социальное настроение — феномен социологической теории и практики / Ж.Т. Тощенко // Социс. - 1998. - № 1. - С. 21-34.

  12. Горшков, М.К. Центр тяжести / М.К. Горшков // Литературная газета. — 2014. — № 15. — 16 апреля.

  13. Мигранян, А.М. Народ и лидер нашли друг друга [Электронный ресурс] /А.М. Мигранян//Известия. — 2013. — 12 июня. — Режим доступа: http://izvestia.ru/news/551898

  14. Глазьев, СЮ. Добровольное содружество народов Евразийская интеграция — ключевое направление современной политики РФ / СЮ. Глазьев // Цикл статей «Путин в зеркале Изборского клуба» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.dynacon.ru/content/articles/2794/?sphrase_id=813269

  15. Дугин, А.Г. Новая формула Путина: предстоит выбор между прагматизмом и полноценным консерватизмом /АГ. Дугин // Цикл статей «Путин в зеркале Изборского клуба» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://dynacon.ru/content/articles/2802/

  16. Стариков, Н.В. Это Россия, детка! За 15 лет проделан огромный путь: от полной разрухи к началу возрождения / Н.В. Стариков // Цикл статей «Путин в зеркале Изборского клуба» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://dynacon.ru/content/articles/2815/

  17. Путин, В.В. Россия сосредотачивается—вызовы, на которые мы должны ответить [Электронный ресурс] / В.В. Путин // Известия. — 2012. — 16 января. — Режим доступа: http://izvestia.ru/news/511884

  18. Путин, В.В. Речь на совещании о ходе исполнения указов Президента от 7 мая 2012 года/В. В. Путин// Официальный сайт Президента РФ. — Режим доступа: http://www.kremlin.ru/news/18039/print

  19. Путин, В.В. Речь на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай» 19 сентября 2013 г. [Электронный ресурс] / В.В. Путин. — Режим доступа: http://news.kremlin.ru/news/19243

  20. Махмудов, Р. Валдайская речь Владимира Путина: критический анализ / Р. Махмудов // Информационный портал. — Режим доступа:  http://www.12news.uz/news/2013/09/30/валдайская-речь-владимирапутина-кри/

  21. Степанов, АД. Россия и мир вступают в новую эпоху, в которой от нашей страны будет зависеть многое.../ АД. Степанов // Информационно-аналитическая служба «Русская народная линия» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://raskline.ru/news_rl/2013/09/20/valdajskaya_rech_putina

  22. Акопов, П.Э. Валдай после Мюнхена [Электронный ресурс] / П.Э. Акопов // Взгляд. — 2013. — 20 сентября. — Режим доступа: http://vz.ni/pohtics/2013/9/20/651345.html

  23. Обращение Президента Российской Федерации к депутатам Государственной Думы, членам Совета Федерации, руководителям регионов России и представителям гражданского общества // Официальный сайт Президента РФ. — Режим доступа: http://www.kremlin.ru/news/20603

  24. База данных ВЦИОМ: индексы социального самочувствия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://wciom.ru/178/

  25. Индекс общественных настроений // Проект Санкт-Петербургского национального исследовательского университета (НИУ ИТМО) «Социодинамика» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://socio.escience.ifmo.ru/wiki/index.php/Индексы_общественных_настроений

  26. Методика измерения индекса социальных настроений// Сайт Левада-Центра. — Режим доступа: http://levada.ru/obnovlennaya-metodika-izmereniya-indeksa-sotsialnykh-nastroenn-isn

  27. Тулин, К.А. Экономическое положение и социальное самочувствие населения регионов Северо-Запада России в условиях кризиса / К.А. Тулин, И.Н. Дементьева // Экономические и социальные перемены в регионе: факты, тенденции, прогноз. — 2009. — № 4. — С. 20.

  28. Кувшинников, О.А. В области будут созданы муниципальные залоговые фонды. Материалы выступления О. А Кувшинникова на заседании Координационного Совета по развитию инвестиционного потенциала муниципальных образований области / О.А. Кувшинников // Официальный сайт Правительства Вологодской области. — Режим доступа: http://vologda-oblast.ru/special/novosti/glavnoe/oleg_kuvshinnikov_v_oblasti_budut_sozdany_munitsipalnye_zalogovye_fondy/