Loading...
Loading...

«Чувство на-кончике-языка» как маркер наличия доступа к забытому слову Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Ольга Дмитриевна Шмонина, Кафедра клинической психологии факультета психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета, Санкт-Петербург, Россия
Василий Олегович Клайман, Кафедра клинической психологии факультета психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета, Санкт-Петербург, Россия
Анастасия Ильинична Федорова, Кафедра клинической психологии факультета психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета, Санкт-Петербург, Россия
Андрей Анатольевич Четвериков Кафедра общей психологии факультета психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета, Санкт-Петербург, Россия
Российский журнал когнитивной науки, Journal Year: 2014, Volume and Issue: №3, P. 18 - 30

Published: Sept. 22, 2014

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

В статье рассматривается феномен «чувства на-кончике-языка» (tip-of-the-tongue state, ТОТ), возникающего, когда человек не может назвать некоторое слово, однако чувствует, что вот-вот его вспомнит: слово словно крутится на кончике языка. Изучение данного феномена началось с исследования Роджера Брауна и Дэвида МакНейлла (1966), в котором впервые была показана взаимосвязь ТОТ и объективных маркеров наличия доступа к забытому слову, таких как способность назвать слова, схожие с ним по смыслу или по звучанию. Последующие исследования подтвердили результаты Брауна и МакНейлла и позволили уточнить, какие именно аспекты забытого слова доступны испытуемым. Целью нашего исследования была репликация результатов о взаимосвязи феномена «чувства на-кончике-языка» и объективных маркеров наличия доступа к памяти о вспоминаемом слове на русскоязычной выборке. Кроме того, мы исследовали взаимосвязь между ТОТ и уверенностью в том, что слово известно, и в том, что оно будет вспомнено. Результаты двух проведенных экспериментов показали, что нам удалось реплицировать полученные Брауном и МакНейллом данные о взаимосвязи «чувства на-кончике языка» и ряда объективных маркеров наличия доступа к забытому слову, а также показать взаимосвязь между наличием ТОТ и уверенностью в знании слова и способности его вспомнить. Результаты показали также, что вероятность узнавания целевого слова при наличии близкого синонима не связана с наличием ТОТ. Семантическая информация о слове доступна испытуемым в общем виде, не связанном с конкретным вспоминаемым словом. Полученные данные свидетельствуют о том, что ТОТ можно рассматривать исходя из теорий косвенной оценки.

Keywords

«чувство на-кончике-языка», ТОТ, уверенность, узнавание, tip-of-the-tongue state

Обычно нам кажется самим собой разумеющимся, что слова в разговоре приходят на ум безо всякого усилия, позволяя нам с легкостью, почти не задумываясь, отыскивать подходящие формулировки. Этот процесс кажется автоматическим — и тем более удивительным выглядит момент, когда нужное нам слово вместо того, чтобы послушно появиться в сознании, совершенно неожиданно теряется. При этом возникает ощущение, что слово вот-вот вспомнится и словно бы вертится на кончике языка. Этот феномен — ощущение неспособности извлечь из памяти какое-либо слово, несмотря на то, что слово кажется хорошо известным, — получил название «чувства на-кончике-языка» (ТОТ, от англ, tip-of-the-tongue).


ТОТ уже больше века занимает умы исследователей, являясь одним из самых удивительных феноменов памяти. Однако сложность его исследования, как и в случае других субъективных феноменов, заключается в том, что с самого начала встает вопрос о том, есть ли за ним некоторая условная «реальность». Возможно, человек лишь думает, что слово ему известно, или это состояние вообще не имеет никакого отношения к знанию слова. В данной статье представлен обзор исследований ТОТ, связанных с поиском ответа на подобные вопросы, и результаты двух экспериментов, направленных на изучение связи между феноменом ТОТ, объективными характеристиками памяти и уверенностью в знании слова и способности его вспомнить.


Исследование Брауна и МакНейлла


Первое описание «чувства на-кончике-языка» в научной литературе принадлежит Уильяму Джемсу, который обозначил несколько важных характеристик данного состояния: возможность частичного доступа к забытой информации (представление о ритме слова, о его начальной букве) и способность отличить вспоминаемое слово от других (James, 1890). Спустя 76 лет это наблюдение нашло применение в исследованиях гарвардских психологов Роджера Брауна и Дэвида МакНейлла, которые, несмотря на сложность эмпирического исследования, предприняли попытку изучения объективных характеристик ТОТ (Brown, McNeill, 1966).


В своем исследовании Браун и МакНейлл зачитывали испытуемым определения редко используемых слов и просили называть эти слова. Испытуемые, которые не могли вспомнить слово, указывали, переживают ли они ТОТ (определение ТОТ давалось экспериментатором, см. далее). Если они находились в состоянии ТОТ, то их просили ответить на ряд вопросов о самом целевом слове (количество слогов, начальная буква), а также попытаться назвать слова, близкие к целевому по звучанию (далее — СЗ) и по смыслу (00). В бланке было также предъявлено само целевое слово, рядом с которым испытуемый должен был указать, это ли слово он вспоминал.


Для своего исследования Браун и МакНейлл сформулировали определение ТОТ, которое предъявлялось в инструкции: «Если вы не можете назвать слово, но уверены, что знаете его и вот-вот вспомните, и оно как бы вертится на кончике языка, вы находитесь в состоянии ТОТ». В данном определении ТОТ тесно связано с субъективной уверенностью в знании слова, однако попыток исследовать взаимосвязь между ними в оригинальном исследовании Брауна и МакНейлла предпринято не было. Несмотря на то, что большинство исследователей феномена используют в экспериментах определение ТОТ, данное Брауном и Мак- Нейллом, другие формулировки определения «чувства на-кончике-языка» обычно также включают упоминание двух основных аспектов ТОТ: а) слово известно, но в данный момент недоступно; б) вспоминание кажется неизбежным (Brown A.S., 1991). Ряд исследователей (Кармин, 2011; Hart, 1965; Shirley, Langnan-Fox, 1996; Dorfman et al., 1996) даже рассматривает ТОТ как одну из разновидностей «чувства знания» (англ, feeling-of- knowing, или FOK) — феномена, который проявляется в том, что «человек чувствует, что решение задачи ему известно, хотя он и не в состоянии указать, сформулировать его» (Кармин, 2011, с. 420-421).


Полученная в исследовании Брауна и МакНейлла частота возникновения ТОТ составила 13%. Среди слов, близких к целевому, которые вспоминали испытуемые, было 70% слов СЗ и 30% слов СС. Браун и МакНейлл обнаружили, что испытуемые, находясь в состоянии ТОТ, в 60% случаев способны правильно указать количество слогов в забытом слове, в 51% случаев — верно назвать его первую букву. Кроме того, данные позволили предположить, что испытуемые имеют некоторое представление о расположении ударных слогов в целевом слове и о его буквенном строении (расположение букв в словах СЗ значительно более точно соответствовало буквенному строению целевого слова, чем расположение букв в словах СС), а также могут с высокой точностью оценивать, какое слово семантически более похоже на целевое, а какое менее, что также указывает на наличие частичного вспоминания информации о целевом слове в состоянии ТОТ.


Таким образом, в своем исследовании Браун и МакНейлл показали наличие связи между ТОТ и объективно измеряемыми показателями присутствия слова в памяти. Доступная в состоянии ТОТ информация была связана либо с фонетическими (количество слогов; начальные буквы; ударение; слова, близкие по звучанию), либо с семантическими характеристиками целевого слова (схожие по смыслу слова). Это свидетельствовало о том, что ТОТ действительно отражает наличие в памяти знания о слове, а не является связанным с чисто внешними причинами.


Объективные характеристики «чувства на-кончике-языка»


Дальнейшие исследования подтвердили результаты, полученные Брауном и МакНейллом. Мы приводим здесь лишь некоторые из них, чтобы дать читателю общее впечатление об исследованиях в данной области, не претендуя на полноту анализа. Браун и МакНейлл (1966) отметили общее количество названных СС и СЗ слов, но не указали, какое количество ТОТ сопровождалось их появлением. Последующие исследования в лаборатории и с использованием дневниковых методов показали, что примерно половина (50-56%) состояний ТОТ сопровождается появлением связанных слов (Reason, Lucas, 1984; Cohen, Faulkner, 1986; Burke et al., 1991). Количество связанных слов, называемых испытуемыми, не зависит от силы социального давления на испытуемых со стороны экспериментатора, хотя само число случаев ТОТ подвержено такому влиянию (Widner, Smith, Graziano, 1996). Кон и коллеги (Kohn et al., 1987) обнаружили, что связанные слова могут быть разделены на 20% СЗ и 54% СС. Оставшиеся 25% слов в полученной выборке были близки к целевому слову и по смыслу, и по звучанию. Кроме того, те же авторы обнаружили, что 57% слов, которые называли испытуемые, не находящиеся в состоянии ТОТ, также оказались семантически связаны с целевым словом, что может указывать на то, что появление слов СС не является специфичным для состояния ТОТ.


Анализ строения слов СЗ показал, что в 49-83% случаев их первые буквы совпадали с первыми буквами целевого слова (Brown, McNeill, 1966; Yarmey, 1973). Схожие данные были получены и при анализе результатов угадывания отдельно первой буквы целевого слова: испытуемые в состоянии ТОТ правильно называли ее в 50-71 % случаев (Brown, McNeill, 1966; Yarmey, 1973; Koriat, Lieblich, 1974), в то время как вероятность угадывания у испытуемых, не находящихся в состоянии ТОТ, была на уровне в 10% (Koriat, Lieblich, 1974).


Некоторые исследователи задались вопросом, имеет ли человек в состоянии ТОТ прямое знание о каких-либо буквах целевого слова, кроме первой. В эксперименте Д. Рубина (Rubin, 1975) частота правильного угадывания последних букв составила 31% (сравнение с ситуацией отсутствия ТОТ не проводилось), что было ниже частоты около 45%, описанной Брауном и МакНейллом при анализе структуры слов СЗ (Brown, McNeill, 1966). Тем не менее, это различие могло быть связано с небольшим объемом подобранного Рубиным стимульного материала, состоявшего всего из четырех определений (использовались определения слов, которые вызвали наибольшее число ТОТ в эксперименте Брауна и МакНейлла).


Кориат и Диблих (Koriat, Lieblich, 1974) просили испытуемых, находящихся в состоянии ТОТ, угадывать первую, средние и последнюю буквы целевого слова. Догадки о последних буквах оказались верны в 69% случаев (в то время как для испытуемых, не находящихся в состоянии ТОТ, вероятность правильного угадывания составила 17%). Также исследователи обнаружили, что в 80% случаев участники эксперимента верно угадывали число слогов в целевом слове, что превышало частоту в 62%, полученную Брауном и МакНейллом (1966). Однако проведенный Кориа- том и Диблихом анализ правильности догадок испытуемых, не находящихся в состоянии ТОТ, также показал достаточно высокий уровень точности (38%), что указывает на необходимость осторожной интерпретации полученных данных. Высокая эффективность угадывания количества слогов может быть связана не только с наличием у испытуемых в состоянии ТОТ прямого знания о слоговой структуре слова, но и с присутствием у них определенных стратегий угадывания, а также с небольшим количеством возможных вариантов ответа.


Таким образом, в предыдущих исследованиях были реплицированы и уточнены результаты Брауна и МакНейлла (1966). Однако оказалось, что не только в присутствии, но и в отсутствие ТОТ человеку может быть доступна информация о забытом слове.


Наше исследование преследовало две цели. Во-первых, мы хотели воспроизвести результаты о взаимосвязи ТОТ и объективных характеристик воспроизведения на русскоязычной выборке. Во-вторых, мы хотели изучить взаимосвязи между ТОТ, уверенностью в знании слова и уверенностью в его вспоминании. Эта связь неоднократно подчеркивалась в различных определениях ТОТ. Например, в работе Д. Барки и коллег (Burke et al., 1991) участники исследования вели дневники, в которых отмечали случаи ТОТ и оценивали для каждого случая чувство знания слова и свою уверенность в том, что они вспомнят слово. Результаты показали, что испытуемые были высоко уверены во вспоминании слова (5.9 из 7 баллов), оценки чувства знания также были близки к максимуму (6.5 из 7 баллов). Смит, Браун и Бэлфоу показали, что чувство знания выше в присутствии, чем в отсутствие ТОТ (Smith, Brown, Balfour, 1991). В работе Корнелла и Меткалф рассматривалась взаимосвязь уверенности в знании слова и точности ответов в присутствии ТОТ: было показано, что уверенность в знании слова коррелирует с вероятностью его последующего узнавания (Kornell, Metcalfe, 2007). Однако попыток ее систематического изучения не предпринималось. Мы ожидали, что оба вида уверенности будут выше в присутствии ТОТ, чем в его отсутствие. Однако мы также предполагали, что уверенность в знании слова может быть высокой в отсутствие ТОТ, в то время как уверенность в его вспоминании в отсутствие ТОТ будет достаточно низкой. Другими словами, распределение оценок по уверенности в знании слова будет меньше зависеть от ТОТ, чем распределение оценок по уверенности во вспоминании.


Кроме того, в задачи работы входило создание базы определений слов, вызывающих ТОТ, для дальнейших исследований, а также проверка гипотезы о взаимосвязи ТОТ и узнавания целевого слова с его аффективной оценкой (анализ результатов по аффективной оценке приведен в статье Клайман и др., 2013).


Поскольку эксперимент 1 и эксперимент 2 имели схожие процедуры, результаты и их обсуждение будут представлены вместе после описания эксперимента 2.


Эксперимент 1


Испытуемые


В исследовании приняли участие 22 человека (8 мужчин, 14 женщин, средний возраст 19.9 лет), студенты факультета психологии СПбГУ Испытуемые принимали участие в эксперименте без дополнительного вознаграждения. Эксперимент проходил на компьютере.


Стимульный материал


В эксперименте в случайном порядке предъявлялись определения 20 различных слов. Определения имели длину от 72 до 169 знаков (М = 113; SD = 32), например: «Мешочек для табака, затягивающийся шнурком; корень этого слова заимствован из тюркского языка и означает “кожаная сумка”» (ответ и слова-дистрак- торы см. ниже).


Каждому определению соответствовал набор из пяти слов, содержащий:



  • целевое слово (кисет);

  • дистрактор-синоним (слово, схожее по смыслу с целевым, — кошель);

  • слово-дистрактор, имеющее те же начальные две-три буквы, что и целевое слово (кистень);

  • слово-дистрактор, рифмующееся с целевым словом (корсет)1 (Для данной категории были подобраны дистракторы-синони- мы, заканчивающиеся на те же две-три буквы, что и целевое слово. В большинстве случаев они соответствовали целевому слову также по числу слогов и расположению ударного слога (тем не менее, не для всех целевых слов оказалось возможным подобрать подобную рифму в требуемом диапазоне частоты употребления).) ;

  • слово-дистрактор с низкой частотой употребления (лалаки).


Определения для целевых слов формировались на основе словарных определений из источников свободного доступа. С помощью Google Ngramm (https:// books.google.com/ngrams) целевые слова (%ngramm = 0.0000358) и слова из каждой группы дистракторов, кроме группы низкочастотных слов, были выравнены по частоте употребления (см. Приложение).


Процедура


В начале эксперимента испытуемый получал инструкцию, включающую определение феномена ТОТ: «Вы не можете назвать какое-то слово, однако чувствуете, что вот-вот его вспомните: слово словно крутится на кончике языка». Затем для каждого из 20 определений проходили следующие этапы:



  1. Предъявление определения целевого слова.

  2. Оценка уверенности в знании данного слова, от 0 («чувствую, что не знаю») до 100 («чувствую, что знаю») на графической шкале.

  3. Испытуемого просили ввести целевое слово с клавиатуры, если оно ему известно, или перейти к следующему вопросу, если он его совсем не знает.

  4. Оценка наличия ТОТ (да/нет).

  5. Оценка вероятности (уверенности) во вспоминании, от 0 («чувствую, что вспомню») до 100 («чувствую, что не вспомню»).

  6. Испытуемого просили ввести слова, схожие по звучанию с целевым (СЗ).

  7. Испытуемого просили ввести слова, схожие по смыслу с целевым (СС).

  8. Задача узнавания: испытуемому предъявлялся в случайном порядке перечень слов, обозначенных буквами «а»-«д», включающих целевое и дистракторы; он должен был указать то слово, которое он пытался вспомнить, либо, если оно отсутствует в списке, перейти к следующему определению.2 (При обработке результатов данного и следующего эксперимента было обнаружено, что в результате технической ошибки целевое слово никогда не встречалось в позиции «в». Тем не менее, анализ результатов не показал влияния положения слова в списке на вероятность его узнавания или оценку, — как следствие, данная ошибка не повлияла на интерпретацию результатов.) 

  9. В заключение испытуемого просили проранжи- ровать слова из данного перечня по приятности звучания (от наименее приятного по звучанию — к наиболее приятному), введя буквы, которыми обозначены слова, в соответствующем порядке. Буквы вместо цифр для ранжирования использовались для того, чтобы избежать ассоциации слова с большим номером, который мог оказать влияние на оценку.


Пробы, в которых испытуемый сразу правильно называл целевое слово, попадали в категорию «мгновенный ответ». При этом мы все равно просили испытуемых ответить на все оставшиеся вопросы, даже если они называли слово сразу.


Эксперимент 2


Испытуемые


В исследовании приняли участие 24 человека (7 мужчин, 17 женщин, средний возраст 19.6 лет), студенты факультета психологии СПбГУ Испытуемые принимали участие в эксперименте без дополнительного вознаграждения.


Процедура и стимульный материал


Процедура эксперимента повторяла эксперимент 1 со следующими изменениями:



  1. Для уменьшения времени прохождения эксперимента был удален шаг номер 6, так как по результатам первого эксперимента испытуемые практически не давали ответов на данный вопрос.

  2. Были введены две тренировочные пробы, одинаковые для всех испытуемых.

  3. Были исправлены неточности в формулировках.


Во втором эксперименте также был усовершенствован стимульный материал:



  1. Слова, на определение которых в ходе предыдущего эксперимента «чувство на-кончике-языка» возникло у небольшого числа испытуемых, слова, для которых был высокий процент мгновенных ответов, или слова, для которых в задаче узнавания был высокий процент выбора слов, близких по смыслу, были заменены на новые слова. Доли ТОТ, мгновенных ответов и выборов слов, близких по смыслу, составляли для исключенных слов .38, .43 и .18 соответственно, а для сохраненных слов — .43, .30 и .12. Всего заменено шесть слов.

  2. С помощью нового частотного словаря русской лексики О. Н. Ляшевской и С. А. Шарова (Ляшевская, Шаров, 2009; http://dict.ruslang.ru/freq.php) целевые слова (ірш = 1.514) и слова из каждой группы дистракторов, кроме группы низкочастотных слов, были выравнены по частоте употребления. С нашей точки зрения, подобный метод выравнивания является более удачным, чем использование Google Ngram, поскольку в последнем для получения информации о частотах используются лишь книги, а словарь Ляшевской и Шарова основан на Национальном корпусе русского языка, включающем разные типы письменной речи и записи устной речи.


Результаты


При обработке данных использовался статистический пакет R 3.0.1.


Частота возникновения ТОТ


В эксперименте 1 в анализ было включено 434 проб из 440 проведенных (две пробы были исключены по причине неправильного понимания испытуемыми инструкции, в четырех пробах не сохранились данные по ТОТ и узнаванию). Зарегистрировано 168 случаев ТОТ, из которых 38 возникали в случае, когда испытуемый называл слово сразу после предъявления определения («мгновенный ответ» — эти данные исключались из последующего анализа), 61 — при правильном узнавании целевого слова на этапе предъявления дистракторов, 69 — при неузнава- нии целевого слова (таблица 1). Вероятность возникновения ТОТ составила 39%, от 1 до 17 случаев на испытуемого.


В эксперименте 2 в анализ были включены все 528 проведенных проб (тренировочные пробы были также включены в анализ, так как вопреки ожиданиям они оказались столь же сложными для испытуемых, что и остальные пробы). Было зарегистрировано 242 случая ТОТ, из которых 36 возникали при мгновенном ответе (эти данные также были исключены из дальнейшего анализа), 102 — при правильном узнавании целевого слова на этапе предъявления дистракторов, 104 — при неузнавании целевого слова. Вероятность возникновения ТОТ составила 46%, от 3 до 19 случаев на испытуемого.


Для оценки влияния ТОТ на вероятность узнавания стимула при отсутствии мгновенного ответа использовалась биномиальная регрессия со смешанными эффектами. Данный метод, относящийся к более общему семейству линейных регрессионных моделей со смешанными эффектами (Ваауеп, Davidson, Bates, 2008; Pinheiro, Bates, 2000; Jaeger, 2008; Barr et al., 2013), позволяет учитывать влияние случайных факторов, таких как различия между испытуемыми в наших экспериментах, и контролировать влияние ошибок, связанных с нарушением допущения о независимости наблюдений. Анализ проводился с помощью библиотеки 1ше4 в R (Zwitser et al., 2011; Bates et al., 2013).


Эффект ТОТ на вероятность узнавания целевого слова в эксперименте 1 проявился на уровне тенденции Z = 1.67, р = .095 и был значим в эксперименте 2, Z = 2.88, р = .004. В обоих экспериментах испытуемые в присутствии ТОТ имели примерно равные шансы узнать и не узнать слово (.53 и .47 в эксперименте 1, .50 и .50 в эксперименте 2 соответственно), тогда как в отсутствие ТОТ вероятность узнать слово была примерно в два раза ниже, чем вероятность его не узнать (.33 и .67 в эксперименте 1, .37 и .63 в эксперименте 2, см. таблицу 1).


Среди ответов на этапе узнавания, низкочастотные дистракторы и дистракторы, совпадающие по первым буквам, практически не встречались (строка «Другое» в таблице 2) и были исключены из анализа. В эксперименте 1 вероятность выбора схожего по смыслу дис- трактора в сравнении с вероятностью пропуска ответа


Таблица 1. Количество (и доли) всех типов ответов в ситуации отсутствия и присутствия ТОТ. Здесь и далее доли приводятся «по столбцам» была выше в присутствии ТОТ, чем в отсутствие ТОТ, Z = 2.30, р = .022. После исключения пропусков ответа сравнение вероятности выбора цели и вероятности выбора схожего по смыслу дистрактора эффекта ТОТ обнаружено не было, Z = 0.22, р = .826. Аналогичные результаты были получены в эксперименте 2: Z = 2.20, р = .028 для сравнения вероятности выбора схожего по смыслу дистрактора и вероятности пропуска ответа и Z = 0.30, р = .768 для сравнения вероятности выбора цели и вероятности выбора схожего по смыслу дистрактора. Хотя испытуемые чаще давали правильные ответы в ситуации ТОТ, это было обусловлено меньшим числом пропусков ответа в задаче узнавания. Значимых различий в способности к различению целевого объекта и схожего по смыслу дистрактора в присутствии и в отсутствие ТОТ обнаружено не было.



Слова, схожие по смыслу (СС), и слова, схожие по звучанию (СЗ), как объективные параметры вспоминания


В первом эксперименте общее количество слов СС в ситуации наличия ТОТ составило 29 слов, СЗ — 21 слово; в ситуации отсутствия ТОТ: СС — 18 слов, СЗ — девять слов (таблица 3; для слов СС: Z = 1.22, р = .224, для слов СЗ: Z - 2.1, р - .032). Второй эксперимент претерпел некоторые изменения, в числе которых был отказ от сбора данных по категории СЗ. Число СС составило 51 слово при наличии ТОТ и 26 слов при его отсутствии (Z = -2.94, р = .003).


В эксперименте 1 также был проведен анализ соответствия структур слов СЗ структурам целевых слов по количеству слогов, совпадению ударений, совпадению первых и последних букв. Значимых различий для ситуаций присутствия и отсутствия ТОТ ни по одному из параметров обнаружено не было. Однако возможность интерпретации данных результатов сильно затруднена из-за небольшого объема выборки слов СЗ.


«Чувство на-кончике-языка» и уверенность в знании слова и в будущем вспоминании


Одной из основных задач исследования был анализ связи присутствия ТОТ и оценок испытуемыми собственной уверенности в том, что они знают слово, и в том, что они его в ближайшее время вспомнят. Оценки уверенности выражались в баллах по соответствующим шкалам (шкала уверенности в знании и шкала уверенности во вспоминании). Данные по оценкам уверенности в качестве зависимой переменной анализировались с помощью линейной регрессии со смешанными эффектами. Анализ показал наличие сильной положительной корреляции между двумя шкалами: эксперимент 1: В = 0.80, SE = 0.06, 1(24.4) = 14.59, р < .001; эксперимент 2: В = 0.66, SE = 0.06, 1(23.1) = 10.58, р<. 001.



Для проверки гипотезы о разном влиянии ТОТ на равномерность распределения двух оценок уверенности (рисунок 1), мы провели двухфакторный анализ с использованием ТОТ и типа шкалы уверенности (со шкалой уверенности в знании слова как базового уровня для сравнения) в качестве независимых переменных и оценок уверенности в качестве зависимой. Как видно из рисунка 1, ТОТ сопровождалось высокой уверенностью как в знании слова, так и в его вспоминании. В отсутствие же ТОТ оценки уверенности в знании были распределены достаточно равномерно, в то время как оценки уверенности во вспоминании имели заметную асимметрию. Если человек уверен в знании слова, он далеко не обязательно будет испытывать ТОТ, в то время как уверенность во вспоминании слова практически всегда наблюдается одновременно с ТОТ. Это же показали и результаты регрессионного анализа. В обоих экспериментах был получен значимый поло
жительный эффект взаимодействия ТОТ и типа шкалы уверенности, говорящий о том, что эффект ТОТ для уверенности во вспоминании выражен сильнее, чем для уверенности в знании: F(l, 18.5) = 5.86,р = .026; эксперимент 2: F(l, 20.5) = 5.35, р = .031.



Далее мы проанализировали эффект ТОТ и узнавания на оценки уверенности, предположив, что, возможно, различие в оценках уверенности в зависимости от ТОТ обусловлено вкладом узнавания. Средние и стандартные отклонения уверенности в знании слова и в его вспоминании в зависимости от наличия ТОТ и узнавания приведены в таблице 4.


ТОТ и уверенность в знании слова. Двухфакторный регрессионный анализ для факторов «ТОТ» и «Узнавание» с уверенностью в знании слова как зависимой переменной показал значимый эффект ТОТ, как в эксперименте 1, F(l, 18.2) = 14.26, р = .001, так и в эксперименте 2, F(l, 22.2) = 25.62, р < .001. В эксперименте 2 был также выявлен значимый эффект взаимодействия ТОТ и узнавания, F(l, 20.1) = 6.25, р = .021. Оценка уверенности была выше в присутствии узнавания, чем в отсутствии узнавания, но только в ситуации ТОТ. Остальные эффекты взаимодействия оказались статистически незначимыми.


ТОТ и уверенность во вспоминании слова. Двухфакторный регрессионный анализ для факторов «ТОТ» и «Узнавание» и уверенности во вспоминании слова в качестве зависимой переменной показал статистически значимый эффект ТОТ как для эксперимента 1, F(l, 15.3) = 84.10, р < .001, так и для эксперимента 2, F(l, 21.2) = 61.05, р < .001. Эффект узнавания оказался значим только в эксперименте 2, F(l, 18.8) = 5.69, р = .003, а эффект взаимодействия факторов оказался незначим в обоих экспериментах. При этом сырые данные, приведенные в таблице 4, говорят о том, что, скорее всего, эффект узнавания был обусловлен вкладом различий в отсутствие ТОТ. Однако подобная интерпретация требует осторожности, так как в отличие от регрессионного анализа со смешанными эффектами данные, приведенные в таблице 4, не учитывают вклада случайных эффектов, в том числе различий между испытуемыми.


Обсуждение


Узнавание целевого слова и частота появления связанных слов


Первая задача нашего исследования заключалась в изучении объективных характеристик вспоминания в отсутствие и присутствии «чувства на-кончике- языка». Для этого мы проанализировали вероятность узнавания целевого слова среди набора дистракторов и провели анализ данных о связанных словах (словах, близких к целевому по смыслу и по звучанию), которые были названы испытуемыми.


Вероятность узнать целевое слово или выбрать схожий по смыслу дистрактор была выше в присутствии ТОТ, чем в отсутствие ТОТ. Однако вероятность отличить целевое слово от близкого по смыслу дистрактора не была связана с ТОТ. Этот результат свидетельствует о том, что в ситуации ТОТ у испытуемых есть семантическая информация о целевом слове, однако она недостаточно четкая, чтобы отличить цель от дистрактора. Возможно также, что здесь играют роль характеристики выборки, и часть испытуемых действительно не отличает использованные нами слова-дистракторы от целевых.


Полученная нами частота появления связанных по смыслу и по звучанию слов в присутствии ТОТ составила в первом эксперименте 37.8%, во втором эксперименте — 27%, что ниже средней частоты 50-56%, полученной другими исследователями (Reason, Lucas, 1984; Cohen, Faulkner, 1986; Burke et al., 1991). Подобное различие может быть связано с формулировкой инструкции в нашем исследовании, в которой не было информации о том, что слова СС и СЗ действительно очень часто приходят на ум в состоянии ТОТ, и никак не подчеркивалась важность ответов на вопросы об этих словах. Таким образом, испытуемые, дойдя до соответствующих этапов в каждой пробе, достаточно часто пропускали вопрос о связанных словах. Тем не менее, полученные результаты показывают, что даже в таких условиях связанные слова вспоминаются чаще в присутствии, чем в отсутствие ТОТ (таблица 3). Анализ количества слогов, совпадения по первым буквам и другим параметрам полученной выборки слов СЗ не позволил сделать статистически достоверные выводы относительно сходства их структуры с целевым словом, однако количество слов СЗ, названных в эксперименте 1, также различалось в зависимости от наличия или отсутствия ТОТ. Другими словами, хотя мы не можем сказать, действительно ли названные слова совпадают по звучанию с целевым, испытуемые в ситуации ТОТ продуцируют их в большем количестве.


В эксперименте 1 все связанные слова, названные в присутствии ТОТ, можно разделить на 58% слов СС и 42% СЗ, что не соответствует данным, полученным Брауном и МакНейллом (30% СС и 70% СЗ). Тем не менее, это расхождение может быть связано с тем, что в структуре оригинального опросника Брауна и МакНейлла наибольшее внимание уделялось именно фонетической, а не семантической информации о целевом слове, что, возможно, повлияло на преобладание слов СЗ в процентном соотношении. В нашем эксперименте смысловые акценты, которые могли бы повлечь за собой подобные эффекты, отсутствовали (как в инструкции и формулировках вопросов, так и в организации процедуры).


Соотношение, полученное нами для слов СС и СЗ, в целом схоже с результатами, полученным Коном и коллегами (Kohn et al., 1987). Однако Кон и др. выделили в выборке связанных слов, названных испытуемыми в состоянии ТОТ, не только 54% слов СС и 20% слов СЗ, но также 25% слов, которые были близки к целевому слову как по смыслу, так и по звучанию. Напротив, в процедуре нашего исследования было предусмотрено однозначное разделение слов на СС и СЗ, что делает невозможным выделение группы слов, которые одновременно являлись бы и СС, и СЗ.


Связь ТОТ с уверенностью в знании слова и уверенностью в его вспоминании


Анализ данных показал, что между двумя шкалами уверенности, использованными в нашем эксперименте, существует тесная взаимосвязь. Это вполне ожидаемо: если испытуемый считает, что знает слово, то он скорее ответит, что вспомнит его, чем в ситуациях, когда ему кажется, что слова он не знает. При этом в обоих экспериментах оценки по каждой из шкал в присутствии ТОТ были статистически значимо выше, чем в отсутствие ТОТ. Испытуемые, которые находились в состоянии ТОТ, выше оценивали свою уверенность в том, что знают слово, и в том, что вспомнят его в ближайшее время.


Одним из важных результатов данного исследования является обнаруженное нами различие в распределении оценок по двум шкалам уверенности в зависимости от присутствия или отсутствия ТОТ. В присутствие ТОТ обе шкалы имеют распределение с пиком на высоких значениях. В отсутствие же ТОТ оценки по шкале уверенности в знании слова распределены достаточно равномерно, в то время как оценки уверенности во вспоминании слова имеют ярко выраженную асимметрию с пиком, близким к нулю. Как следствие, различается выраженность эффекта ТОТ для двух шкал: ТОТ оказывается больше взаимосвязан с уверенностью во вспоминании слова, чем с уверенностью в его знании. Это говорит о том, что хотя шкалы уверенности тесно связаны друг с другом и коррелируют с наличием ТОТ, уверенность в воспоминании в большей степени отражает феноменологию ТОТ. Однако данный эффект может быть связан не только с феноменологическими особенностями «чувства на-кончике-языка», но и с использованным нами определением ТОТ, где уверенность во вспоминании упоминалась как характерная особенность этого феномена.


Фактор узнавания оказался связан с оценками уверенности только в эксперименте 2, причем в случае уверенности в знании слова он проявился во взаимодействии с фактором наличия ТОТ. При этом ТОТ, напомним, было связано с узнаванием, хотя и не помогало испытуемым разделить целевое слово и близкий по смыслу дистрактор. Это может быть обусловлено тем, что измерение ТОТ позволяет отобрать наиболее выраженные состояния уверенности в знании и вспоминании слова, опосредуя тем самым связь уверенности и узнавания.


Частота возникновения ТОТ


В обоих экспериментах обнаруженная частота возникновения ТОТ значительно выше, чем частота, полученная другими исследователями. В первом эксперименте ТОТ возникал в 39% проб, во втором — в 46%, в то время как в предшествующих лабораторных исследованиях он возникал в среднем в 10-18% проб (Brown, McNeill, 1966; Koriat, Lieblich, 1974, 1975, 1977; Yaniv, Meyer, 1987, эксперименты 1 и 2; Kozlowski, 1977, эксперименты 1 и 2; Rubin, 1975). Высокая частота появления ТОТ может быть обусловлена как отличиями стимульного материала, так и особенностями русскоязычной выборки. Кроме того, возможно, что присутствовавшее в нашем эксперименте ограничение времени предъявления определения могло привести к возрастанию частоты появления ТОТ.


Увеличение частоты возникновения ТОТ во втором эксперименте, вероятно, обусловлено спецификой подбора стимульного материала (помимо новых определений, в него были включены также определения, на которые возникло наибольшее количество ТОТ в первом эксперименте). В эксперименте 2 также оказалась ниже доля случаев, когда испытуемые на этапе узнавания выбирали слова, схожие по смыслу, как в присутствии, так и в отсутствие ТОТ.


Выводы


Основной целью нашего исследования являлось изучение взаимосвязи между «чувством на-кончике-языка», объективными характеристиками памяти и двумя типами уверенности (уверенность в знании забытого слова и уверенность в его скором вспоминании). Мы реплицировали полученные Брауном и МакНейл- лом данные о взаимосвязи ТОТ и части объективных характеристик доступа к забытому слову: в присутствии ТОТ испытуемые чаще называли слова, близкие к целевому по смыслу или по звучанию, и чаще узнавали целевое слово. Это может указывать на то, что человек, находясь в состоянии ТОТ, имеет доступ к некоторым семантическим и фонетическим параметрам целевого слова. Однако из-за небольшого числа слов, связанных по звучанию, нам не удалось воспроизвести данные, касающиеся вероятности совпадения структуры данных слов и целевого слова. С другой стороны, можно предположить, что человек в состоянии ТОТ тратит больше усилий на попытку вспомнить слово, продуцируя больше СС и СЗ. При этом испытуемые с большей вероятностью называли слова, схожие по смыслу, чем схожие по звучанию, что может быть следствием большей доступности семантической составляющей целевого слова в сравнении с фонетической. Об этом же говорит отсутствие эффекта ТОТ на различение цели и близкого по смыслу цистрактора.


Частота возникновения ТОТ составила 35.6% в первом эксперименте и 42.2% во втором, что в 2-4 раза выше средней частоты, полученной в предыдущих лабораторных исследованиях. Возможно, более частому возникновению у испытуемых «чувства на-кончике-языка» способствовали качественные отличия составленного нами стимульного материала от материала, использованного предыдущими исследователями. Если это предположение верно, дальнейшее применение и усовершенствование составленных материалов позволит расширить возможности лабораторных исследований ТОТ.


Нам удалось показать взаимосвязь между наличием ТОТ, уверенностью в знании слова и уверенностью в его скором вспоминании. Однако вероятность узнавания целевого слова оказалась слабо связана с оценками уверенности. ТОТ само по себе также не приводило к большей вероятности различения цели и дистрактора. Это может свидетельствовать о наличии доступа к семантической памяти, связанной с целевым словом, но не позволяющей различить цель и близкое по смыслу слово. Однако этот результат также может указывать на то, что ТОТ может быть лишь косвенно связан со знанием слова, свидетельствуя в пользу теорий косвенной оценки. Не имея возможности подробно останавливаться на данных теориях, отметим, что в них оценка «чувства на-кончике-языка» и другие мета-когнитивные процессы описываются как использование разного рода стратегий, эвристик или правил (см. обзор в Четвериков, Одайник, 2013, 2014). В случае ТОТ эти стратегии могут не требовать непосредственного доступа к хранящейся в памяти информации о целевом слове, как и наличия этой информации вообще. Например, человек может делать неосознанный вывод о наличии ТОТ по количеству ассоциаций, приходящих на ум при чтении определения слова.


В заключение стоит отметить, что проведенное исследование поднимает больше вопросов, чем дает ответов. ТОТ оказывается связано с количеством называемых слов, но не с вероятностью узнавания. Почему? Почему оценки уверенности не связаны с вероятностью узнавания слова? Насколько инструкция задает феноменологию переживания ТОТ? Ответы на эти вопросы требуют дальнейших исследований.


Литература


Кармин А. С. Интуиция: Философские концепции и научное исследование. СПб: Наука, 2011.


Клайман В. О., Федорова А. И., Шмонина О.Д, Четвериков А. А. Чувство на-кончике-языка и имплицитная детекция ошибок // Вестник ЯрГУ Серия Гуманитарные науки (в печати). 2014.


Ляшевская О. Н, Шаров С. А. Частотный словарь современного русского языка (на материалах Национального корпуса русского языка). М.: Азбуковник, 2009.


Четвериков А. А., Одайник А. С. Модели субъективной оценки эффективности решения когнитивных задач: Часть 1. Теории дополнительной оценки и теории частичного доступа // Вестник СПбГУ Серия 16. Психология. Педагогика. 2013, № 3. С. 55-61.


Четвериков А. А., Одайник А. С. Модели субъективной оценки эффективности решения когнитивных задач: Часть 2. Теории косвенной оценки // Вестник СПбГУ Серия 12. Психология. Социология. Педагогика. 2014. № 1. С. 117-125.


Baayen R.H., Davidson D.J., Bates D. Mixed-effects modeling with crossed random effects for subjects and items 11 Journal of Memory and Language. 2008. Vol. 59. № 4. P. 390-412. doi: 10.1016/j.jml.2007.12.005


Barr D.J., Levy R., Scheepers C., Tily H.J. Random effects structure for confirmatory hypothesis testing: Keep it maximal // Journal of memory and language. 2013. Vol. 68. № 3. P. 255-278. doi: 10.1016/j.jml.2012.11.001


Bates D, Maechler M., Bolker B., Walker S., Christensen R. H. B., Singmann H., Dai B. Ime4: Linear mixed-effects models using Eigen and 84. Rpackage version 1.0-4. [Электронный ресурс]. URL: http://cran.r-project.org/package-lme4.


Brown A. S. A review of the tip-of-the-tongue experience // Psychological Bulletin. 1991. Vol. 109. № 2. P. 204-223. doi: 10.1037/0033-2909.109.2.204


Brown R., McNeill D. The “tip of the tongue” phenomenon // Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior. 1966. Vol. 5. № 4. P. 325-337. doi: 10.1016/80022-5371166)80040-3


Burke D., MacKay D. G., Worthley J. S., Wade E. On the tip of the tongue: What causes word finding failures in young and older adults? // Journal of Memory and Language. 1991. Vol. 30. № 5. P. 237-246. doi: 10.1016/0749-596X191)90026-0


Cohen G., Faulkner D. Memory for proper names: Age differences in retrieval 11 British Journal of Developmental Psychology. 1986. Vol. 4. № 2. P. 187-197. doi: 10.1111/І.2044-835Х.1986. tbOlOlO.x


Dorfman J, Shames V.A., Kihlstrom J.F. Intuition, Incubation, and Insight: Implicit Cognition in Problem Solving 11 Underwood G. (ed.) Implicit Cognition. Oxford: Oxford University Press, 1996. P. 257-296.


Hart J. T. Memory and the feeling-of-knowling experience 11 Journal of Educational Psychology. 1965. Vol. 56. P. 208-216. doi: 10.1037/h0022263


Jaeger T. E Categorical Data Analysis: Away from ANOVAs (transformation or not) and towards Logit Mixed Models // Journal of memory and language. 2008. Vol. 59. № 4. P. 434-446. doi: 10.1016/j.jml.2007.11.007


James W. The Principles of psychology / William James. Vol. 1. 1890.


Kohn S. E., Wingfield A., Menn L., Goodglass H, Gleason J, Hyde M. Lexical retrieval: The tip-of-the-tongue phenomenon // Applied Psycholinguistics. 1987. Vol. 8. № 3. P. 245-266. doi: 10.1017/80142716400000291


KoriatA., Lieblich I. A study of memory pointers // Acta Psychologies 1977. Vol. 41. №2. P. 151-164. doi: 10.3758/BF03337562


Koriat A., Lieblich I. Examination of the letter serial position effect in the “TOT” and the “don’t know” states 11 Bulletin of the Psychonomic Society. 1975. Vol. 6. № 5. P. 539-541. doi: 10.1016/0001-6918177)90032-4


Koriat A., Lieblich I. What does a person in a TOT state know that a person in a don’t know state doesn’t know // Memory and Cognition. 1974. Vol. 2. № 4. P. 647-655. doi: 10.3758/ BF03198134


Kornett N, Metcalfe J. “Blockers” do not block recall during tip-of-the-tongue states // Metacognition and Learning. 2007. Vol. 1. № 3. P. 248-261. doi: 10.1007/sll409-007-9003-z


Kozlowski L. T. Effects of distorted auditory and of rhyming cues on retrieval of tip-of-the-tongue words by poets and nonpoets // Memory and Cognition. 1977. Vol. 5. №4. P. 477-481. doi: 10.3758/BF03197389


Pinheiro J. С., Bates D. Mixed-effects models in S and S-PLUS. New York Springer, 2000. doi: 10.1007/978-1-4419-0318-1


Reason J. T, Lucas D. Using cognitive diaries to investigate naturally occurring memory blocks / J. E. Harris and P. E. Morris (Eds.), Everyday memory, actions and absent mindedness. San Diego, CA: Academic Press, 1984. P. 53-69.


Rubin D. C. Within word structure in the tip-of-the- tongue phenomenon // Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior. 1975. Vol. 14. № 4. P. 392-397. doi: 10.1016/ 80022-5371(75180018-1


Shirley D., Langan-Fox J. Intuition: A Review of the Literature 11 Psychological Reports. 1996. Vol. 79. № 2. P. 563-584. doi: 10.2466/prO. 1996.79.2,563


Smith S. M., Brown J. M., Balfour S. P. TOTimals: A controlled experimental method for studying tip-of-the-tongue states 11 Bulletin of the Psychonomic Society. 1991. Vol. 29. № 5. P. 445-447. doi: 10.3758/BF03333966


Widner R., Smith S., Graziano W. The effects of demand characteristics on the reporting of tip-of-the-tongue and feel- ing-of-knowing states 11 American Journal of Psychology. 1996. Vol. 109. P. 525-538. doi: 10.2307/1423392


Yaniv L, Meyer D. E. Activation and metacognition of inaccessible stored information: Potential bases for incubation effects in problem solving 11 Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition. 1987. Vol. 13. № 2. P. 187-205. doi: 10.1037/0278-7393.13.2,187


Yarmey A.D. I recognize your face but I cant remember your name: Further evidence on the tip-of-the-tongue phenomenon // Memory and Cognition. 1973. Vol. 1. № 3. P. 287-290. doi: 10.3758/BF03198110