Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Экономика экосистем: шаг в будущее Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Георгий Борисович Клейнер Заместитель научного руководителя Центрального экономико-математического института РАН, зав. кафедрой системного анализа в экономике Финансового университета при Правительстве РФ, зав. кафедрой институциональной экономики ГУУ, чл.-корр. РАН, д-р экон. наук, профессор.
Экономическое возрождение России, Journal Year: 2019, Volume and Issue: №1, P. 40 - 45

Published: Jan. 1, 2019

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

Анализируется роль социально-экономических экосистем в развитии национальной экономики. Показываются взаимосвязи кластерного, платформенного, сетевого и экосистемного подходов к организации экономической деятельности. Обосновывается роль экосистем как интегратора процессов производства, накопления, распространения и апробации новых знаний в экономике

Keywords

Экосистема, системное моделирование, перспективы промышленного развития, социально-экономические экосистемы, организация промышленности, тетрада

Тенденцией современной экономической теории и практики является расширение основных объектов предметной области исследования. Так, за неоклассической теорией, акцентировавшей внимание на деятельности отдельных фирм в условиях рынка, последовала институциональная теория, основным предметом рассмотрения которой были институты - совокупности экономических агентов, следующих определенным наборам правил. Затем появилась эволюционная экономическая теория, ориентированная на анализ поведения популяций экономических агентов, обладающих возможностью трансляции основных характеристик из поколения в поколение. Понятие «социально-экономическая экосистема» возникло как промежуточное между понятиями «экономический агент» и «рынок» [20, 2, 7]. Под социально-экономической экосистемой понимается локализованный комплекс организаций, бизнес- процессов, инновационных проектов и инфраструктурных образований, способный к длительному самостоятельному функционированию за счет кругооборота ресурсов, продуктов и систем.


Такая экосистема играет роль естественного системного окружения предприятия, что позволяет перенести внимание с изучения рынка в целом на промежуточную структуру (между предприятием и рынком). Включение экосистем в линейку основных объектов изучения в экономике (наряду с предприятиями, холдингами, секторами, регионами и рынками) отвечает общему направлению развития экономической теории. Речь идет о переходе от механистического взгляда на экономику как область взаимодействия автономных экономических агентов к органическому, согласно которому экономика - это неоднородная, неравновесная система, где экономические агенты - лишь относительно самостоятельные части целого, и далее - к синкретическому, в соответствии с которым неоднородное экономическое «пространство - время» представляет собой самоорганизующуюся среду, включающую в себя как дискретные, так и непрерывные (связные) образования. В этом контексте социально-экономические экосистемы реализуют взгляд в будущее экономической теории [8]. Одновременно развитие социально-экономических экосистем следует рассматривать как шаг в будущее реальной экономики, требующей серьезной реконструкции институтов организации экономической деятельности.


Особое значение развитие экосистем имеет для экономики России, основной чертой которой является ее несистемность. Это проявляется в территориальной, предметной и социальной фрагментированности, непоследовательности принимаемых практически на всех уровнях решений и отсутствии общепризнанной операциональной стратегии практически на всех уровнях управления.


Особенности современной экономики можно описать в терминах четырех «Д»: дезориентация, дисфункции, дискоординация, диспропорции. Дезориентация экономики связана с отсутствием целенаправленной стратегии, что порождает дисфункции отдельных подразделений и субъектов экономики [14]. В условиях дисфункции практически неизбежна дискоординация составляющих экономики [10], что ведет к ее устойчивой диспропорции.


Необходимость преодоления этих проблем обусловила появление новых форм территориальной, технологической и инновационно-ориентированной организации экономической деятельности: возникли кластеры, платформы, сети и технопарки. Развитие этих организационно-экономических форм осуществляется без надлежащего учета их фундаментальных особенностей, взаимосвязей и роли в функционировании экономики. Между тем, фундаментальный анализ экосистем позволяет выявить логику формирования таких образований и распределения между ними универсальных функций экономики как самоорганизующейся пространственно-временной среды.


На основе анализа наиболее представительных экосистем в современной экономике можно определить типовой состав экосистемы:



  1. Внутренние компоненты:



  • организационная (структурная);

  • инфраструктурная;

  • бизнес-процессная;

  • инновационная.



  1. Внешние атрибуты:



  • ареал (пространственная составляющая);

  • жизненный цикл (временная составляющая).


Оказывается, что наиболее часто используемые в современном дискурсе единицы экономического анализа соответствуют универсальным частям экосистемы:



  • организационная (структурная) составляющая - кластерная система;

  • инфраструктурная составляющая - платформа;

  • бизнес-процессная составляющая - сеть;

  • инновационная составляющая - бизнес-инкубатор.


Для участников кластерных систем (предприятий) характерно наличие определенных территориальных границ и неопределенных границ жизненного цикла (см. таблицу).


Для технологических и коммуникационно-когнитивных платформ характерны неопределенность территориальных границ и границ жизненных циклов. С точки зре-


Экосистема - агрегатор производства, науки, образования, новой техники ния системной экономической теории сети можно охарактеризовать как процессную систему, ориентированную на распространение товарно-материальных и информационных ценностей в пространстве, что позволяет рассматривать сети как структуры с неограниченной пространственной локализацией и ограниченным жизненным циклом. Функционирование бизнес-инкубаторов осуществляется в виде разработки и реализации отдельных инновационных проектов, каждый из которых имеет, как правило, четкую локализацию в пространстве и предопределенные границы протяженности жизненного цикла. Это позволяет расположить указанные 4 формы организации экономической деятельности в квадрантах системы координат, характеризующих наличие (или отсутствие) у субъектов данных форм определенных пространственных и/или временных границ (см. рисунок).



Таким образом, экосистема играет роль естественной оболочки для организации взаимодействия кластеров, платформ, сетей и бизнес-инкубаторов, подобно тому, как предприятия являются естественной структурой для совместного функционирования различных подразделений, инфраструктурных сред, бизнес-процессов и инновационных проектов. Объединение кластеров, платформ, сетей и бизнес-инкубаторов в рамках экосистемы обеспечивает эффективное, бесперебойное и связанное в пространстве функционирование указанных видов организации производства.


Иными словами, экосистема представляет собой закономерное расширение предприятия как институционального понятия и как формы организации реальной экономической деятельности.


Кроме того, экосистема является естественной формой аккумуляции, распространения и приращения знаний, поскольку в ее составе взаимодействуют производственные подразделения, когнитивно-технологические платформы, сети распространения знаний и структуры по производству новых знаний (технопарки). Интеграционные функции экосистем, связанные с кооперацией производства, науки и образования, должны способствовать замене конкурентных взаимоотношений между этими сферами, присущими экономике нашей страны. Управление производством, наукой, образованием и бизнес-инкубацией в экосистемах должно осуществляться на основе координационно-ценностных механизмов. Это предполагает отказ от административно-бюрократического управления наукой, образованием, инновациями и переход к индикативному координационно-ценностному регулированию. Создание и распространение экосистем позволит гармонизировать процессы научно-технологических и социально-экономических изменений.


Фактически соединение кластеров, платформ, сетей и бизнес-инкубаторов под «зонтиком» экосистем представляет собой реализацию принципов экономики замкнутого цикла, поскольку исходными компонентами для работы каждой подсистемы являются результаты деятельности одной из этих подсистем [11]. Можно полагать, что такая интеграция находится в русле развития четвертой промышленной революции, связанной с повышением интегрированности социально-экономического пространства - времени [19].


В заключение подчеркнем: развитие экосистем как в теоретическом, так и в практическом плане является логичным шагом в продвижении к экономике будущего. Для этого необходимо:



  • построение теории экосистем, раздвигающей границы теории фирмы [9];

  • разработка системы формальных и неформальных институтов, обеспечивающих формирование, функционирование и трансформацию экосистем;

  • разработка теории управления экосистемами, базирующейся на принципах, аналогичных принципам управления саморегулируемыми организациями [1], с одной стороны, и коллективными (самоуправляемыми) предприятиями [3, 5, 6, 15-17] - с другой;

  • создание нормативных актов, обеспечивающих идентификацию конкретных экосистем в экономическом, правовом и социальном пространствах [13], а также институтов принадлежности (лояльности) участников деятельности экосистем по отношению к этим экосистемам [4, 12, 18].


Программа развития экосистем должна затрагивать едва ли не весь массив институтов функционирования экономики. Разработка и реализация такой программы должна привести к новому состоянию национальной экономики - формированию экономики экосистем.


Список литературы



  1. Алгазина, А. Ф. Функции саморегулируемых организаций: содержание и проблемы реализации / А. Ф. Алгазина // Правоприменение. - 2017. - Т. 1. - № 4. - С. 75-86.

  2. Андросик, Ю. Н. Бизнес-экосистемы как форма развития кластеров / Ю. Н. Андросик // Экономика и управление: труды БГТУ. -2016,- №7. - С. 38-44.

  3. Бестолков, В. И. Участие работников в управлении народным предприятием: опыт Набережночелнинского картонно-бумажного комбината имени С. П. Титова / В. И. Бестолков, О. В. Некрасова, Р. И. Хабибуллин // Экономическая наука современной России. - 2014. - №2 (69).-С. 96-113.

  4. Горелова, Т. П. Перспективы программы лояльности потребителей в условиях развития цифровизации / Т. П. Горелова, И. А. Левитская // Экономика и управление: проблемы, решения. - 2018. -№ 10 (т. 1). - С. 122-128.

  5. Коллективные формы хозяйствования в современной экономике / В. Е. Дементьев [и др.]. - М.: Издат. дом «Научная Библиотека», 2017. - 355 с.

  6. Дементьев, В. Е. Коллективные предприятия: анализ зарубежного опыта / В. Е. Дементьев, Р. И. Хабибуллин // Россия и современный мир. - 2016. - № 2(91). - С. 123-135.

  7. Дорошенко, С. В. Предпринимательская экосистема в современных экономических исследованиях / С. В. Дорошенко, А. Г. Шеломенцев // Журнал экономической теории. — 2017. — №4.-С. 212-221.

  8. Клейнер, Г. Б. Промышленные экосистемы: взгляд в будущее / Г. Б. Клейнер //Экономическое возрождение России. - 2018. - № 2(56). - С. 188-197.

  9. Клейнер, Г. Б. Теория фирмы и практика российских предприятий: состояние, проблемы, перспективы / Г. Б. Клейнер. - М.: ЦЭМИ РАН, 2006.

  10. Клейнер, Г. Б. Системные механизмы координации участников инновационной деятельности / Г. Б. Клейнер, С. Е. Щепетова, Г. А. Щербаков // Экономическая наука современной России. - 2017. -№ 4 (79). - С. 19-33.

  11. Клейнер, Г. Б. Новая теория экономических систем и ее приложения / Г. Б. Клейнер // Журнал экономической теории. - 2010. - №3,- С. 41-58.

  12. Некрасова, О. В. Коллективное предприятие и традиционная компания: сравнительный анализ корпоративных культур / О. В. Некрасова, Р. И. Хабибуллин // Экономическое возрождение России. - 2016. - № 1(47). - С. 188-197.

  13. Седов, Е. В. Акционерные общества работников в России: в поисках траектории сбалансированного развития / Е. В. Седов, Р. И. Хабибуллин // Terra Economicus. - 2017. - № 3 (т. №15).-С. 106-130.

  14. Старев, О. С. Дисфункции экономических систем, институтов, управления / О. С. Сухарев // Проблемы теории и практики управления. - 2017. - №6. - С. 21-37.

  15. Хабибуллин, Р. И. Коллективное предпринимательство в России: к вопросу об организационно-экономических мерах поддержки становления и развития / Р. И. Хабибуллин // Российское предпринимательство. - 2016. - Т. 17, № 18. - С. 2335-2350.

  16. Хабибуллин, Р. И. Концептуальные основы самоуправляемой фирмы: в поисках сбалансированной модели хозяйствования / Р. И. Хабибуллин // Философия хозяйства: Альманах Центра общественных наук и экономического факультета МГУ. - 2016. - № 6 (108). - С. 189-206.

  17. Хабибуллин, Р. И. Теория коллективного предприятия: перезагрузка / Р. И. Хабибуллин // Экономическая наука современной России. - 2017. - №1 (76). - С. 40-60.

  18. Хабибуллин, Р. И. Трудовые династии как элемент организационной культуры коллективных предприятий / Р. И. Хабибуллин, О. В. Ягудина // Экономический анализ: теория и практика. - 2017. - №5 (т. 16). - С. 870-886.

  19. Шваб, К. Четвертая промышленная революция / К. Шваб. - М.: Эксмо, 2016.

  20. Moore, J. Е Predators and Prey: A New Ecology of Competition / J. F. Moore 11 Harvard Business Review. - 1993. - Мау/June. - P. 75-86.