Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Оценка уровня социально-экономического развития муниципальных образований Вологодской области Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Николай Владимирович Ворошилов, Младший научный сотрудник, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт социально-экономического развития территорий Российской академии наук (160014, г. Вологда, ул. Горького, д. 56а, [email protected])
Елена Сергеевна Губанова Доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой финансов и кредита, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Вологодский государственный университет (160000, г. Вологда, ул. Ленина, д. 15, [email protected])
Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз, Journal Year: 2014, Volume and Issue: №6, P. 54 - 69

Published: Oct. 1, 2014

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

Социально-экономическое развитие регионов во многом зависит от состояния экономики и социальной сферы входящих в его состав муниципальных образований, поскольку именно на этом уровне власти осуществляется предоставление основных услуг населению, обеспечение комфортных условий проживания, что определяет рост уровня и качества жизни. В условиях усиления дифференциации социально-экономического развития территорий особую актуальность приобретает выявление и исследование групп (типов) территорий со сходными факторами, условиями, параметрами развития в целях реализации специфических мер региональной политики. В статье предложена и апробирована методика сравнительного анализа, в которой использованы различные приёмы стандартизации показателей, что позволило оценить уровень социально-экономического развития муниципальных районов и городских округов Вологодской области и выделить 5 типов территорий на основе расчёта интегрального показателя, агрегирующего 18 исходных статистических индикаторов. Показано, что наиболее высокий уровень социально-экономического развития характерен для городов Вологды и Череповца и прилегающих к ним районов, а с удалением от областного центра он снижается. Типологизация муниципальных образований позволила предложить основные направления и инструменты региональной политики для территорий с разным уровнем развития.

Keywords

Вологодская область, уровень социально-экономического развития, муниципальный район, муниципальное образование, типологизация территорий, территориальная дифференциация, городской округ, группировка

Одной из важнейших задач управления развитием региона является преодоление неравномерности социально-экономического развития входящих в его состав муниципальных образований.


Объективное неравенство ресурсов, условий и возможностей развития различных территориальных образований приводит к территориальной дифференциации, то есть к существенным различиям по основным параметрам социально-экономического развития субъектов РФ и муниципальных образований. Значительная неравномерность развития обусловливает весьма заметное неравенство в уровне жизни населения, его миграцию в более благоприятные территории, «угасание» развития и «вымирание» целых населённых пунктов.


Подобным проблемным территориям требуются специальные меры поддержки со стороны государства и органов местного самоуправления.


Исследование социально-экономических процессов позволило установить, что дифференциация регионов России является одной из самых высоких среди большинства стран мира и, как можно отметить, при переходе с регионального на местный уровень становится более значительной. Не является исключением и Вологодская область, в которой на 1 января 2014 г. насчитывалось 283 муниципальных образования, в том числе 2 городских округа (Вологда и Череповец), 26 муниципальных районов, 22 городских и 233 сельских поселения. В таблице 1  представлен ряд показателей, отчётливо характеризующих неравномерность социально-экономического развития муниципалитетов региона.



Как видно из представленных данных, разрыв между 26 муниципальными районами по показателю среднедушевого объёма увеличился в промышленном производстве с 30 раз в 1991 году до 733 раз в 2013 г., сельскохозяйственном — с 10 до 19 раз соответственно, инвестиций — с 2,5 до 160 раз.


В социальной сфере по ряду параметров (в частности, размер заработной платы, обеспеченность врачами, жильём и оборот розничной торговли) за исследуемый период имели место разнонаправленные изменения, однако дифференциация по-прежнему остается тормозом развития региона.


По итогам 2013 г. следует также указать на концентрацию 90% промышленного производства области и 63% всех инвестиций в стоимостном выражении в двух городских округах — Вологде и Череповце, при этом 2/3 (63%) сельскохозяйственного производства сосредоточено в пяти прилегающих к этим городам районах.


Такая ситуация приводит к сужению возможностей и перспектив развития большинства периферийных районов области, отставанию уровня жизни проживающего там населения, к сохранению низкой инвестиционной активности.


Вместе с тем муниципальный уровень управления, являясь наиболее приближенным к конкретным потребностям и интересам населения, обеспечивает необходимые условия его жизнедеятельности, и, кроме того, большинство проблем социально-экономического развития территориально локализованы именно на этом уровне (муниципальные районы, городские и сельские поселения, городские округа, внутригородские территории городов федерального значения) [3]. Поэтому развитие муниципальных образований, где существует возможность более полного учета специфики и особенностей территорий, местных ресурсов и условий, во многом определяет социально-экономическое развитие территориальных образований более высокого уровня (субъекта РФ и страны в целом).


Существующие в регионах механизмы управления территориальной дифференциацией социально-экономического развития направлены в основном на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности муниципальных образований и не учитывают специфику их социально-экономического развития, возможностей и потенциала. Это, в свою очередь, требует разработки дифференцированного подхода к регулирующему воздействию, включая поиск новых форм и методов: со стороны субъекта федерации — на муниципальные образования и со стороны муниципальных районов — на поселения в целях обеспечения их комплексного и эффективного развития.


Основой такого подхода может стать типологизация территорий, которая позволит выделить административные образования со сходным потенциалом, особенностями, тенденциями и проблемами социально-экономического развития.


Анализ работ отечественных экономистов показал, что существуют два ключевых подхода, на базе которых производится типологизация территорий: качественный и количественный.


Первый подход предусматривает выделение регионов со сходными качественными характеристиками, ресурсами и условиями развития (например, приграничные, проблемные, депрессивные и отсталые; старопромышленные, регионы — «локомотивы роста», опорные и т.д.). В рамках второго подхода предлагается построение различных интегральных рейтингов территорий1 (На официальном уровне в ряде документов присутствуют методики, в которых рассчитывается интегральный показатель уровня развития, эффективности деятельности органов власти и т.д., в частности «Методические рекомендации «О выделении за счет бюджетных ассигнований из бюджета субъекта Российской Федерации грантов муниципальным образованиям в целях содействия достижению и (или) поощрения достижения наилучших значений показателей деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов»» [7], где рассчитывается сводный индекс показателя эффективности деятельности органов местного самоуправления на основе 11 частных индикаторов. Для субъектов РФ в начале 2000-х рассчитывался «интегральный показатель отклонения уровня социально-экономического развития субъекта Российской Федерации от среднероссийского уровня» в целях определения объёма финансирования по ФЦП «Сокращение различий…» [8].) с использованием множества социально-экономических показателей и выделением на этой основе групп регионов или муниципальных образований [1].


В настоящее время учеными разработаны методики, позволяющие оценить уровень социально-экономического развития как регионов, так и муниципальных образований, а также их потенциал, конкурентоспособность, инвестиционную привлекательность, качество жизни населения. Их основные отличия заключаются в составе применяемых показателей и математическом аппарате их агрегирования в интегральный индекс. При этом исходные показатели в большинстве случаев стандартизируются (нормируются) относительно среднего или лучшего значения (нормативного).


Однако большинство методик не лишены таких недостатков, как значительное число показателей, используемых для оценки, и сложность математического аппарата их обработки. Это может затруднять интерпретацию результатов; приводить к сглаживанию явных различий субъектов при стандартизации исходных показателей относительно лучших значений, которые в большинстве случаев являются выбросами (значительно выше показателей в других субъектах) в ряде сырьевых регионов [2].


На наш взгляд, заслуживает внимания методический подход, использующий многомерный сравнительный анализ для оценки уровня социально-экономического развития, под которым, по нашему мнению, следует понимать среднюю степень достижения регионом (муниципальным образованием) значений показателей относительно средних, эталонных или лучших значений [2].


Подобный подход был использован в исследованиях ИСЭРТ РАН, что нашло отражение в [1; 4; 9; 12; 14]. Достоинством данной методики является то, что она может быть использована для оценки уровня развития как регионов [2], так и муниципальных образований [1].


Суть методики заключается в расчете интегрального показателя уровня социально-экономического развития муниципальных образований, агрегирующего исходные статистические показатели, и в выделении на его основе пяти групп территорий. Предлагаемый нами [2] алгоритм оценки уровня развития муниципальных образований представим ниже.


На первом этапе, на основе имеющейся официальной статистической информации, формируются перечень и блоки показателей, которые отражают различные стороны социально-экономического развития территорий. При этом они выбирались таким образом, чтобы собрать все данные по всем муниципалитетам за длительный период (не менее 10 лет). С некоторыми изменениями были взяты перечень и блоки показателей (на основе предлагаемых в монографии [9]), приводимые в таблице 2.


На втором этапе показатели, составляющие содержание блоков, стандартизируются относительно средних значений:



где к. — стандартизированный коэффициент, который рассчитывается по формуле 1 для прямых показателей2 (Увеличение значений прямых показателей свидетельствует о положительных тенденциях развития, об улучшении ситуации), а для обратных3 (Увеличение значений обратных показателей свидетельствует об ухудшении ситуации, о проблемах в развитии (коэффициент смертности, уровень зарегистрированной безработицы).) — в соответствии с формулой 2; х. — значение і-го показателя в муниципальном образовании; хс. — среднее значение і-го показателя по всем муниципальным районам и городским округам региона (в среднем по области) или только по муниципальным районам.


Показатели могут быть стандартизированы (нормированы) относительно лучшего и худшего значений по всей совокупности исследуемых территорий:




где ki – стандартизированный коэффициент, который рассчитывается по формуле 3 или 5 для прямых показателей, а для обратных – в соответствии с формулой 4 или 6; xi – значение i-го показателя в муниципальном образовании; xмакс – максимальное значение i-го показателя по всем анализируемым муниципальным образованиям региона; xмин – среднее значение i-го показателя по всем муниципалитетам.


При нормировании по формулам 3 и 4 значения стандартизированных коэффициентов, синтетических показателей по блокам, интегрального показателя располагаются в интервале от 0 до 1.


Для приведения разнородных показателей к сопоставимому виду и устранения «выбросов» (экстремально минимальных и максимальных значений показателей) возможно использовать z-преобразование:



где xi – значение i-го показателя в муниципальном образовании; xсрi – среднее значение i-го показателя по всем муниципальным образованиям; σ – стандартное (среднеквадратическое) отклонение по показателю.


На базе стандартизированных показателей определяется синтетический показателъ по каждому из блоков ( .) по формуле:



где п — число показателей в блоке.


На третьем этапе рассчитывается интегральный показатель уровня социально-экономического развития субъекта РФ (Іобщ):



где R, — интегральный показатель по блоку «Демографические показатели»; R2 — интегральный показатель по блоку «Благоустройство»; R3 — интегральный показатель по блоку «Уровень жизни»; R4 — интегральный показатель по блоку «Экономика».


На четвертом (завершающем) этапе осуществляется группировка муниципальных образований по уровню социально- экономического развития, который определяется следующими интервальными оценками интегрального показателя Іобщ;







































Уровень



Диапазон Іобщ



стандартизация по формулам 1 и 2



стандартизация по формулам 3 и 4



Высокий



І> 1.15



0.8 <1 < 1,0



Выше среднего



1.05 <І< 1,15



0.6 <1 <0.8



Средний



0,95 <І< 1,05



0.4 <1 <0.6



Ниже среднего



0.85 <I <0.95



0.2 <1 <0.4



Низкий



I < 0.85



0.0 <1 <0.2



Выбор пяти градаций уровня развития позволяет легко интерпретировать результаты и установить сходство и различия в особенностях развития муниципалитетов. Ширина интервала 0,1 единицы (для стандартизации по формулам 1 и 2), на наш взгляд, достаточно оптимальна, так как районы каждой группы в данном случае отличаются от районов соседней группы по всем показателям в среднем на 10% (например, по величине заработной платы территории области отличаются в 2013 г. в среднем на 25 127 руб. 0,1=2513 руб., что составляет треть величины прожиточного минимума в области, а это весьма существенно).


При использовании официальных данных государственной статистики по Вологодской области была проведена апробация данной методики, что дало возможность оценить в комплексе уровень социально- экономического развития (далее — УСЭР) территорий региона. Результаты исследования представлены на рисунках 1 — 3, в таблицах 3,4. На рисунке 1 показана группировка муниципальных районов и городских округов (Вологда и Череповец) области по итогам 2013 г. (исходные 18 показателей стандартизированы относительно средних по области значений по формулам 1 и 2), что ещё раз наглядно под тверждает тот факт, что основная экономическая активность концентрируется в двух городах области и прилегающих к ним районах. 19 из 26 районов области попали в группу с низким уровнем развития (значения большинства показателей в этих территориях существенно отстают от среднеобластных и значений городских округов). Это позволяет исключить данные города из дальнейшего исследования и сосредоточить внимание только на муниципальных районах.


На рисунке 2 (см. также табл. 4) представлена группировка муниципальных районов Вологодской области по УСЭР в 2000 и в 2013 гг. (исходные 18 показателей стандартизированы относительно средних по районам значений по формулам 1 и 2).


На рисунке 3 приведена группировка муниципальных районов области в 2013 г.



(исходные 18 показателей стандартизированы относительно максимальных и минимальных значений по формулам 3 и 4). Как видно, в группу с высоким и низким уровнем социально-экономического развития не попал ни один район. Лидеры промпроизводства области, Шекснинский и Кадуйский районы расположились в группе с уровнем развития выше среднего, 11 районов — в группе со средним, 13 — в группе с уровнем ниже среднего.


Таблица 3 показывает группировку муниципальных районов Вологодской области по УСЭР. Исходные 18 показателей стандартизированы с помощью 2-преобразования по формуле 7.


Результаты расчетов интегрального показателя, отражающего уровень социально-экономического развития районов Вологодской области (по 18 исходным статистическим показателям, стандартизированным относительно среднерайонных значений), позволяют утверждать, что в целом за 2000—2013 гг. ситуация в регионе ухудшилась. Если в 2000 г. к группе с низким уровнем развития относились 8 районов, то в 2013 г. — уже 12 (табл. 4, см. рис. 2). Количество районов с высоким уровнем развития не изменилось — 6. В целом за исследуемый период ухудшение социально - экономического положения отмечено в шести муниципальных районах (Череповецком, Тотемском, Белозерском, Нюксенском, Вытегорском, Вашкинском). В группы с более высоким уровнем развития переместились три района (Грязовецкий, Харовский, Тарногский).


В 2013 году к группе с высоким уровнем социально-экономического развития относились Кадуйский, Шекснинский, Сокольский, Чагодощенский, Вологодский и Грязовецкий районы. Первые 4 района являются в регионе лидерами по величине среднедушевого объема промышленного производства (значения данного показателя в 2,5 раза выше, чем в среднем по районам). Вологодский, Грязовецкий и Шекснинский районы — лидеры по объёму производства сельскохозяйственной продукции.




Все муниципальные образования, входящие в данную группу, достаточно инвестиционно привлекательны, а Кадуйский, Чагодощенский и Грязовецкий районы занимают 1, 3 и 4 места соответственно среди районов области по объёму капиталовложений в расчёте на 1 жителя. На указанных территориях наблюдаются невысокий уровень безработицы (за исключением Чагодощенского района, где он был выше среднего по районам и области). По доле жилья, оборудованного водопроводом, канализацией и центральным отоплением (уровень благоустройства по всем трем видам выше среднего по районам), все районы данной группы занимают места не ниже 10-го.


В 2013 году к группе с уровнем развития выше среднего относился Великоустюгский район, у которого значения отдельных показателей, входящих в интегральный индекс, были ниже, чем у районов-лидеров. Вместе с тем данный район характеризуется высоким среднедушевым объемом промышленного производства, розничного товарооборота и платных услуг и в то же время высоким уровнем безработицы (2,5%). Последнее обусловлено прежде всего прекращением деятельности Красавинского льнокомбината.


Череповецкий, Харовский и Тарногский районы входили в 2013 году в группу со средним уровнем социально-экономического развития. Среднедушевые объемы промышленного и сельскохозяйственного производства в этих муниципальных образованиях (за исключением Череповецкого района) ниже средних по районам. При этом в Харовском районе среднедушевой объем инвестиций в основной капитал организаций территории является одним из самых высоких (2 место) среди районов области. Экономическая ситуация в указанном районе характеризуется высоким уровнем безработицы —1,8% в 2012 г., тогда как в среднем по районам — 1,7%.


Демографическая ситуация в Череповецком, Харовском и Тарногском районах остается неблагоприятной. Так, уровень смертности в Харовском и Тарногском районах выше среднего по районам (18,0%о). Обеспеченность населения этих районов врачами и больничными койками на 10 тыс. населения выше среднего по районам уровня. Вместе с тем благоустройство жилых домов водопроводом в Череповецком и Харовском районах, канализацией — в Харовском, центральным отоплением — в Тарногском районе не превышает среднерайонный уровень. Размер оплаты труда составлял в территориях данной группы в 2013 году от 1,9 до 2,6 величины прожиточного минимума трудоспособного населения (в среднем по районам — 2,3 раза).


Немногим хуже ситуация в Тотемском, Устюженском, Кирилловском и Бабаевском районах, которые по итогам 2013 года принадлежали к группе территорий с уровнем социально-экономического развития ниже среднего. В них среднедушевые объемы промышленного, сельскохозяйственного производства (за исключением Устю- женского района) и инвестиций в основной капитал ниже, чем в среднем по районам области. В двух муниципальных образованиях данной группы уровень зарегистрированной безработицы выше среднего по районам: 1,8% в Кирилловском районе и 2,0% — в Устюженском. Для трёх районов из этих 4-х (за исключением Тотемского) характерен низкий уровень благоустройства жилого фонда: доля жилья, оборудованного водопроводом, канализацией и отоплением, составляет менее 43%.


В группу с низким уровнем социально- экономического развития в 2013 году попали 12 районов (Усть-Кубинский, Между- реченский, Белозерский, Нюксенский, Сямженский, Вытегорский, Верховажский, Никольский, Вашкинский, Вожегодский, Бабушкинский, Кичменгско-Городецкий). В этих муниципальных образованиях среднедушевой объем промышленного производства не превышает 23% от значения показателя района-лидера. В десяти районах объем сельхозпроизводства и инвестиций в расчете на 1 жителя также ниже среднерайонного значения. На данных территориях наблюдается самая высокая в области смертность населения (выше 18,0%о), низкие уровень благоустройства жилого фонда и среднедушевой объем платных услуг. Размер заработной платы во всех районах (за исключением Нюксенско- го и Вытегорского) не превышает 2,5 прожиточного минимума, что свидетельствует о низком уровне жизни населения.


Следует отметить, что в районах с низким и ниже среднего уровнем социально- экономического развития имеется множество проблем. Однако по ряду показателей некоторые муниципальные образования данных групп были в числе лидеров. Например, в 2013 году Междуреченский район занимал 1 место по доле жилья, оборудованного водопроводом, а Усть-Кубинский - 4 место по объему инвестиций, приходящихся на одного жителя; Нюксенский район - 1 место по уровню оплаты труда работников, а Верховажский, Никольский и Кичменгско-Городецкий районы — 1—3 места по коэффициенту рождаемости.


С целью исследования пространственной дифференциации развития территорий Вологодской области проведено исследование радиальной зависимости уровня социально-экономического развития муниципального района (значения интегрального показателя, рассчитанного по методике ИСЭРТ РАН; см. рис. 2) от расстояния районного центра до г. Вологды (по кратчайшему пути следования по автомобильной дороге).


Так, средний показатель корреляции между расстоянием от районных центров до г. Вологды и средним за 2000—2013 гг. значением интегрального показателя является весьма несущественным (менее 0,4). Это можно объяснить тем, что и на значительном удалении от областного центра есть районы с высоким и выше среднего уровнем развития (Великоустюгский, Чагодощенский), а, напротив, на незначительном удалении (менее 100 км) есть районы, занимающие самые низкие позиции в рейтинге, — Усть-Кубинский и Междуреченский. Хотя можно отметить, что общая закономерность уменьшения величины интегрального показателя с удалением от г. Вологды подтверждается (рис. 4). Схожее исследование было выполнено, например, в Московской области [5], где данная зависимость заметно выше.


На рисунке 5 представлена зависимость наклона тренда интегрального показателя (коэффициент наклона линейного уравнения тренда за 2000—2013 гг. по каждому району) от расстояния до областного центра. Следует отметить, что связь между динамикой интегрального показателя в районах и расстоянием от райцентра до г. Вологды практически отсутствует.


Таким образом, используемые методические подходы показывают примерно одинаковую картину: уровень социально- экономического развития и качества жизни выше среднего характерен для территорий, «тяготеющих» к формирующейся агломерации «Вологда — Череповец». В развитии этих территорий наблюдаются позитивные тенденции, а также концентрация значительной доли общеобластного объёма производства и инвестиций, миграционный приток населения. Большинство периферийных районов области (за явным исключением Великоустюгского) отличает невысокий уровень развития, низкая инвестиционная привлекательность, что приводит к сдерживанию перспектив развития и миграционному оттоку населения в города и более благоприятные районы.



Подводя итог, можно отметить, что типологизация муниципальных образований Вологодской области по уровню социально-экономического развития позволяет выявить проблемные территории и определить резервы, используя которые можно повысить устойчивость их развития.


Мы считаем, что для территорий с разными уровнем и потенциалом социально- экономического развития должны применяться дифференцированные меры поддержки со стороны региональных властей, что даст возможность четко обозначить приоритеты, более эффективно расходовать выделяемые средства, учитывать специфику развития таких территорий.


В таблице 5 представлены направления поддержки и соответствующие им инструменты для трех групп территорий (данная группировка упрощает интерпретацию её результатов).


Районам первой группы, имеющим относительные возможности для саморазвития, со стороны органов государственной власти необходима в основном косвенная поддержка, в то время как для районов третьей группы чаще требуются меры прямого воздействия и регулирования. Кроме того, целесообразна разработка специального инструментария и механизмов, направленных на реализацию дифференцированной политики по развитию муниципальных образований, на снижение масштабов территориальной дифференциации и преодоление её последствий. Эти вопросы мы рассмотрим в дальнейших публикациях.


Литература



  1. Ворошилов, Н.В. Теоретические и практические аспекты оценки уровня социально-экономического развития муниципальных образований [Текст] / Н.В. Ворошилов // Молодые ученые — экономике : сб. работ молодежной научной школы. — Вологда: ИСЭРТ РАН, 2014. — Выл. 14. — С. 66-88.

  2. Ворошилов, Н.В. Оценка уровня социально-экономического развития регионов России [Текст] / Н.В. Ворошилов, Е.С. Іубанова// Экономика и предпринимательство. — 2013. — № 12 (Ч. 3). — С. 325-332.

  3. Ворошилов, Н.В. Тенденции и проблемы развития муниципальных районов Вологодской области [Электронный ресурс] / Н.В. Ворошилов // Вопросы территориального развития. — 2014. — № 1. — Режим доступа: http://vtr.isert-ran.ru/?module=Articles&action=view&aid=3489

  4. Гутникова, Е.А. Социально-экономическое развитие муниципальных районов Вологодской области в 2000—2010 годах [Текст] / Е.А. Іугникова, А.Н. Чекавинский, Н.В. Ворошилов // Проблемы развития территории. — 2012. — № 5. — С. 23-34.

  5. Митрошин, А.А. Методы оценки качества жизни населения и социально-экономической дифференциации территорий (на примере Московской области) [Текст] : автореф. дне. на соиск. уч. ст. к.э.н.: 08.00.05 / А.А. Митрошин. — М., 2013. — 23 с.

  6. Муниципальные районы и городские округа Вологодской области. Социально-экономические показатели. 2000—2013 [Текст]: стат. сб. / Вологдастат. — Вологда, 2014. — 324 с.

  7. О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов» от 28 апреля 2008 г. № 607 и подпункта «и» пункта 2 Указа Президента Российской Федерации «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» от 7 мая 2012 г. № 601 [Электронный ресурс]: постановление Правительства РФ от 17.12.2012 № 1317 // КонсультантПлюс.

  8. О федеральной целевой программе «Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации (2002—2010 годы и до 2015 года)» [Электронный ресурс]: постановление Правительства РФ от 11 октября 2001 г. № 717 // КонсультантПлюс.

  9. Пространственные аспекты развития региона [Текст] / под общей ред. д.э.н., проф. В А. Ильина. — Вологда: Вологодский научно-координационный центр ЦЭМИ РАН, 2008. — 298 с.: ил.

  10. Районы Вологодской области в 1990—1999 годах [Текст] : стат, сборник / Вологдастат. — Вологда, 2001.-384 с.

  11. Районы и города Вологодской области. Социально-экономические показатели. 2000—2010 [Текст] : стат, сборник / Вологдастат. — Вологда, 2011. — 348 с.

  12. Социально-экономические проблемы локальных территорий [Текст] : монография / ТВ. Ускова, Н.В. Ворошилов, Е.А. Гутникова, С.А. Кожевников. — Вологда: ИСЭРТ РАН, 2013. — 196 с.

  13. Стародубровская, И.В. Проблемы сельского развития в условиях муниципальной реформы в России / И.В. Стародубровская, Н.И. Миронова. — М.: Ин-т Гайдара, 2010. — 116 с.: ил. — (Научные труды / Ин-т экономической политики им. Е.Т Гайдара; № 141Р).

  14. Ускова, ТВ. Управление устойчивым развитием региона [Текст] : монография / ТВ. Ускова. — Вологда: ИСЭРТ РАН, 2009. - 355 с.