Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Ожирение в российской популяции - распространенность и ассоциации с факторами риска хронических неинфекционных заболеваний Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Баланова Ю. А., к.м.н., в.н.с. лаборатории экономического анализа эпидемиологических исследований и профилактических технологий отдела эпидемиологии хронических неинфекционных заболеваний
Шальнова С.А., д.м.н., профессор, руководитель отдела эпидемиологии хронических неинфекционных заболеваний
Деев А. Д., к.ф.-м.н., руководитель лаборатории медицинской биостатистики
Имаева А.Э., к.м.н., с.н.с. отдела эпидемиологии хронических неинфекционных заболеваний
Концевая А. В., д.м.н., Первый заместитель директора по научной и лечебной работе
Муромцева Г. А., к.м.н., в.н.с. отдела эпидемиологии хронических неинфекционных заболеваний
Капустина А. В., с.н.с. отдела эпидемиологии ХНИЗ
Евстифеева С. Е., к.м.н., с.н.с. отдела эпидемиологии хронических неинфекционных заболеваний
Драпкина О. М. член-корр. РАН, д.м.н., профессор, директор
Российский кардиологический журнал, Journal Year: 2018, Volume and Issue: №6, P. 123 - 130 https://doi.org/10.15829/1560-4071-2018-6-123-130

Published: June 1, 2018

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

Цель. Изучитъ распространенность ожирения и ассоциации с факторами риска хронических неинфекционных заболеваний среди населения некоторых регионов России по данным исследования ЭССЕ-РФ.
Материал и методы. Обследованы представительные выборки населения 13 регионов России, всего 21768 участников, в т.ч. мужчин (п-8 304) и женщин (п=13464) 25-64 лет, в рамках исследования “Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний (ЭССЕ-РФ)”, с откликом -80%. Стандартный вопросник состоящему из 12 модулей, разработанному на основе адаптированных международных методик. Для оценки распространенности ФР были использованы стандартные эпидемиологические методы. Масса тела оценивалась в категориях индекса МТ (индекса Кегле: ИМТ = Масса тела, кг/рост, мг). МТ в категориях ИМТ оценивается как: недостаточная (ИМТ <18,5), нормальная (18,5< ИМТ <24,9), избыточная (25,0< ИМТ <29,9), ожирение I степени (30,0 <ИМТ <34,9), ожирение II ст. (35,0< ИМТ <39,9) и ожирение III ст. (ИМТ >40,0). Абдоминальное ожирение (АО) было оценено по критериям: для мужчин окружность талии (ОТ) >102 см и >88 см для женщин.
Результаты. Среднее значение ИМТ среди обследованных составило 27,6 кг/ м2 без гендерных различий. ИМТ увеличивается с возрастом только среди женщин. Окружность талии — 87,8 см ±0,1, среди мужчин была значимо выше женского (92,9 см vs 84,1 см, р<0,001), с возрастом увеличивается. Распространённость ожирения была выше среди женщин в сравнении с мужчинами: при оценке по ИМТ — 30,8% vs 26,9%, р<0,001, при оценке АО: 38,4% vs 24,3%, р<0,001. Частота ожирения среди женщин, проживающих в селе, была достоверно выше в сравнении с горожанками (р<0,001), а в группе высшего образования как при оценке по ИМТ (р<0,005), так и АО (р<0,001), среди мужчин разницы не выявлено. Какого-либо четкого географического градиента ФР обнаружено не было.
Распространенность ожирения с возрастом линейно увеличивается среди мужчин с 14,3% до 36,3%, р<0,001 среди женщин с 10,7% до 52,3%, р<0,001. АО было выше среди женщин в сравнении с мужчинами в каждой из анализируемых возрастных групп, причем с возрастом это разница усугубляется. В многофакторной модели были проанализированы ассоциации факторов риска и наличия любого типа ожирения. Тесная связь отмечена между ожирением и повышенными уровнями ТГ и глюкозы, злоупотреблением алкоголя. Наиболее выраженные ассоциации были выявлены между ожирением и АГ среди лиц обоего пола — ОШ: 2,71 и 2,52 у мужчин и женщин, соответственно. Отмечено линейное увеличение с ростом массы тела распространенности АГ и средних значений САД и ДАД.
Заключение. В Российской популяции ожирение наиболее тесно ассоциируется со злоупотреблением алкоголем, повышенным уровнем глюкозы, нарушениями липидного обмена и особенно сильно с артериальной гипертензией, факторами, частота которых с возрастом увеличивается. Бремя этих тесно связанных между собой ФР на систему здравоохранения будет нарастать в связи с увеличением доли пожилого населения в стране. Существующее положение дел требует комплексного подхода, основой которого должна бытъ государственная политика по контролю популяционных значений массы тела, начиная с детского возраста с вовлечением средств массовой информации, производителей пищевой промышленности, региональных властей.

Keywords

Распространенность ожирения, ожирение в России, артериальная гипертензия., факторы риска неинфекционных заболеваний, избыточная масса тела

Ожирение и ассоциированные с ним сердечнососудистые заболевания (ССЗ), метаболические нарушения, а также почечная недостаточность представляют серьезную угрозу здоровью на популяционном уровне. Среди причин смерти лиц с ожирением на первом месте — ССЗ [1]. Как показали Ng, et al. в системном анализе, частота избыточной массы тела (МТ) и ожирения растет во многих странах [2], в большей мере — в развитых странах, чем в развивающихся, а число лиц, имеющих этот фактор риска, превосходит количество голодающих [3]. В Глобальном плане действий по профилактике неинфекционных заболеваний (ВОЗ) говорится о снижении распространенности ряда факторов риска (ФР), таких как употребление табака, низкая физическая активность. Однако среди добровольных целей пока не стоит снижение распространенности ожирения, говорится лишь о прекращении роста числа случаев [4]. Известно, что более 50% из 671 млн лиц с ожирением в мире проживает в 10 странах — США, Китай, Индия, Россия, Бразилия, Мексика, Египет, Германия, Пакистан и Индонезия, и за проанализированные 33 года не выявлено страны, іде эти показатели снижались бы.


С 1980г распространенность ожирения в мире увеличилась в 2 раза, параллельно растет распространенность сахарного диабета. Среди лиц старше 18 лиц в 2014г 39% имело избыточную МТ, а 13% — ожирение. Причем эта проблема актуальна уже в детском возрасте — свыше 41 млн детей до 5 лет страдают избыточной МТ, либо уже ожирением [5]. Распространенность ожирения у детей в мире значимо выросла в течение одного поколения и затронула многие регионы нашей страны [6, 7].


Как отмечают американские исследователи, около двух третей взрослого населения США имеют избыточную МТ, треть — ожирение. Эти показатели сами по себе очень настораживают, однако нельзя оставить без внимания колоссальные медицинские расходы, связанные с данными ФР [8-9]. Wang YC, et al. [10] было установлено, что лица с ожирением чаще посещают врача, расходы на их амбулаторное и стационарное лечение выше, чем на лиц без этого ФР. Было показано, что только прямые медицинские затраты на лиц с ожирением на 30% выше в сравнении с лицами без такового, а при наличии заболевания, ассоциированного с ожирением, — на 65-113%. В систематическом обзоре Withrow D, et al. отмечается, что с ожирением связано 0,7-2,8% прямых медицинских затрат в развитых странах, а в США — 7% [11].


Для оценки МТ в популяционных исследованиях наиболее широко используются индекс массы тела (ИМТ), а также окружность талии (ОТ) для оценки абдоминального ожирения. Медицинская общественность обсуждает возможность включения ожирения в параметры Шкал риска [12]. В последнее время идет постоянная дискуссия об индикаторах, которые будут наиболее точно отражать норму, коіда речь идёт о МТ. Причиной этого обсуждения является так называемый “парадокс ожирения” — U-образная кривая смертности в зависимости от показателей ИМТ, когда самый низкий риск общей и сердечнососудистой смертности отмечается в группе лиц с избыточной МТ [13, 14]. Однако, когда мы говорим о связи МТ таким фактором риска как артериальная гипертензия (АГ), то риск развития этого социальнозначимого заболевания растет параллельно увеличению МТ [15]. То есть, можно говорить о тесной линейной связи ожирения и АГ, следовательно, влияя на такой модифицируемый ФР, как ожирение, можно воздействовать на связанную с ним АГ.



Целью настоящего исследования стало изучение ассоциаций ожирения и факторов риска хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ) среди населения некоторых регионов России по данным исследования “Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний (ЭССЕ-РФ)”.


Материал и методы


Материалом для анализа явились представительные выборки населения 13 регионов России, всего 21768 участников, в т.ч. мужчин (п=8304) и женщин (п=13464) 25-64 лет, обследованные в 2012-1014гг, в исследовании ЭССЕ-РФ, в котором использовали систематическую стратифицированную многоступенчатую случайную выборку, сформированную по территориальному принципу на базе лечебно-профилактических учреждений по методу Киша [16]. Отклик составил -80%. Подробно методика формирования выборки и предпосылки к исследованию были описаны ранее [17]. Исследование было одобрено независимыми этическими комитетами трех федеральных центров: Государственного научно- исследовательского центра профилактической медицины Минздрава России, Российского кардиологического научно-производственного комплекса Минздрава России, Федерального медицинского исследовательского центра им. В. А. Алмазова. У каждого участника было получено письменное информированное согласие на проведение обследования.


Все обследуемые были опрошены по стандартному вопроснику, состоящему из 12 модулей, разработанному на основе адаптированных международных методик.


Измерение роста обследуемого, находящегося без обуви и верхней одежды, проводилось при помощи ростомера с точностью до 1 см, МТ — при помощи напольных электронных медицинских весов с точностью до 100 г. Окружность талии измерялась сантиметровой лентой с точностью до 0,5 см. Анализировались возрастные группы: 25-34, 35-44, 45-54, 55-64 года.


МТ оценивалась в категориях индекса МТ (индекса Кетле), рассчитываемого по формуле: ИМТ = МТ (кг) / рост (м ). Единица измерения — кг/м . Согласно классификации ВОЗ (1997, 2003) МТ в категориях ИМТ может оцениваться как недостаточная (ИМТ <18,5), нормальная (18,5< ИМТ <24,9), избыточная (25,0< ИМТ <29,9), ожирение I степени (30,0< ИМТ <34,9), ожирение II ст. (35,0< ИМТ <39,9) и ожирение III ст. (ИМТ >40). Абдоминальное ожирение (АО) было оценено по критериям: для мужчин ОТ >102 см и >88 см для мужчин и женщин, соответственно.


Для оценки распространенности ФР были использованы стандартные эпидемиологические методы, детально описанные ранее [17-20]. Измерение артериального давления проводилось на правой руке обследуемого автоматическим тонометром OMRON М2 Basic в положении сидя, после 5-минутного отдыха. Уровень АД измерялся двукратно с интервалом примерно 2-3 минуты. При анализе учитывалось среднее из двух измерений. АГ определялась при уровне систолического артериального давления (САД) >140 мм рт.ст. и/или диастолического артериального давления (ДАД) >90 мм рт.ст., или если больной получал антигипертензивные препараты.


Статистический анализ данных проводили с помощью системы статистического анализа информации — SAS (Statistical Analysis System). В анализ включали следующие переменные: пол, возраст, социально-демографические характеристики, тип поселения, уровень образования, значения роста и веса и рассчитанные показатели ИМТ и абдоминального ожирения, уровни систолического и диастолического давления, статус лечения АГ. Ассоциации ФР и ожирения оценивались по отношению шансов (ОШ), рассчитанному методом логистической регрессии с 95% доверительным интервалом (ДИ), достоверность определяли по критерию х • Показатели были
стандартизованы по возрастной структуре населения Европы.


Результаты


Среднее значение ИМТ среди обследованных составило 27,6 кг/м без гендерных различий (табл. 1). Окружность талии — 87,8 см +0,1, однако этот показатель среди мужчин был значимо выше женского (92,9 см vs 84,1 см, р<0,001).


Распространённость ожирения была выше среди женщин в сравнении с мужчинами: при оценке по ИМТ — 30,8% vs 26,9%, р<0,001, при оценке АО: 38,4% vs 24,3%, р<0,001 (рис. 1).



В то же время, при анализе распространенности ожирения в критериях по ИМТ и АО в зависимости от типа поселения отмечены интересные особенности — частота ожирения среди женщин, проживающих в селе, была достоверно выше в сравнении с горожанками (р<0,001), среди мужчин разницы не выявлено (табл. 2). При оценке в зависимости от статуса образования, среди женщин достоверно меньше значения в группе высшего образования как при оценке по ИМТ (р<0,005), так и АО (р<0,001), тогда как у мужчин достоверных различий не выявлено.



Исследование, охватившее 13 регионов страны, позволяет оценить региональную вариабельность этого показателя (табл. 2), однако какого-либо географического градиента обнаружено не было. Наибольшая распространенность ожирения отмечена среди женщин Воронежской, Тюменской и Кемеровской областей и среди мужчин — в Ивановской и Воронежской. Наименьшая — среди женщин Санкт-Петербурга и Самарской области и среди мужчин в Волгоградской и Самарской областях. Рассматривая распространенность АО, отметим, что частота его выше в Кемеровской и Воронежской областях среди женщин и в PCO-Алании и Кемеровской области среди мужчин. Регионы, где эти показатели наименьшие — Вологодская и Самарская области для женщин и Самарская, Тюменская, Волгоградская и Оренбургская области для мужчин.


Обращает на себя внимание линейный рост показателей МТ с возрастом у лиц 25-64 лет. Анализируя средний уровень ИМТ следует отметить, что достоверное градиентное увеличение этого показателя отмечено только среди женщин (с 23,7 среди 25-34-летних до 30,9 кг/м среди 55-64-летних, р<0,001). Если в самой молодой из анализируемых возрастных групп ИМТ был выше среди мужчин (р<0,001), то уже в старшей возрастной группе — среди женщин (р<0,001). Подобно ИМТ значения окружности талии увеличиваются с возрастом среди обоих полов (р<0,001), однако в каждой возрастной группе среди мужчин этот показатель был выше (табл. 1).


Частота общего ожирения растет с увеличением возраста как среди мужчин (с 14,3% до 36,3%, р<0,001), так и среди женщин (с 10,7% до 52,3%, р<0,001). Но в более молодой группе этот фактор риска выше среди мужчин, а начиная с группы 45-54-летних — среди женщин, и уже в 55-64-летнем возрасте распространенность ожирения среди женщин превосходит (р<0,001) таковую среди мужчин почти в полтора раза (рис. 2). Абдоминальное ожирение было выше среди женщин в сравнении с мужчинами в каждой из анализируемых возрастных групп, причем с возрастом это разница усугубляется — у 55-64-летних женщин этот ФР почти в 2 раза или в 1,8 раза выше, чем у мужчин.




Для более детального анализа ассоциации факторов риска и ожирения была построена многофакторная модель, отдельно для мужчин и женщин. Анализировалось наличие любого типа ожирения (по ИМТ или абдоминального). В таблице 3 представлены факторы риска и социально-демографические параметры, которые показали связь с ожирением. Были отмечены некоторые гендерные различия — в отличие от женщин, у мужчин не было отмечено связи с такими переменными, как тип поселения и уровень образования. Тесная связь отмечена между ожирением и повышенными уровнями ТГ и глюкозы, злоупотреблением алкоголя. Наиболее выраженные ассоциации были выявлены между ожирением и АГ среди лиц обоего пола — ОШ: 2,71 и 2,52 у мужчин и женщин, соответственно.


Говоря об ассоциациях с АД, обращает на себя внимание линейное увеличение с ростом МТ (табл. 4) распространенности АГ и средних значений САД и ДАД — если в группе с нормальной МТ стандартизованная по возрасту, частота АГ составляет 32,9% и 26,0% среди мужчин и женщин, соответственно, то в группе с избыточной МТ — уже 45,8% и 38,5%, максимальные показатели, в 2 раза превышающие таковые у лиц с нормальной МТ, отмечены у лиц с ожирением III — 71,9% и 67,8% р<0,001. Аналогично, среди лиц с АО частота АГ и средние значения АД существенно превосходят таковые у лиц с нормальной МТ.


Обсуждение


Распространенность избыточной МТ и ожирения в мире растет [2, 9, 21] — так, за период с 2008 по 2013гг произошло увеличение этих двух ФР среди взрослых суммарно на 27,5%. Российские показатели — не исключение. Как показали Тутельян В. А. и др. проблема избыточного веса и ожирения возникает уже в детском возрасте — независимо от региона проживания эти ФР встречаются почти у каждого пятого обследованного ребенка 5-15 лет [22]. Четверть мужчин и около трети женщин РФ имеют ожирение и АО [20]. Нельзя не отметить тревожную динамику ожирения в нашей стране. В середине 90-х годов, когда проводилось исследование национальной представительной выборки жителей РФ [23, 24], распространенность ожирения, оцененная по ИМТ, составляла 8,7±0,4% и 23,2±0,5% для мужчин и женщин, соответственно, тогда как по результатам ЭССЕ-РФ — уже 26,9% и 30,8%, соответственно. Как видно, этот показатель возрос как среди женщин, так и, более чем в три раза, среди мужчин. При анализе динамики абдоминального ожирения также обращает на себя внимание существенный рост этого показателя среди мужчин (с 10,1±0,5% до 24,3±0,5%), но не среди женщин (38,9±0,5% и 38,4±0,4%) [23].


Связь ожирения с факторами риска ХНИЗ рассматривается многими авторами [12, 24-26]. В популяции наиболее часто ожирение ассоциируется с таким ФР, как повышенное артериальное давление (АД), что значимо увеличивает риск осложнений, а также затрудняет успешность лечения. АГ — одно из наиболее тесно связанных с ожирением заболеваний, что подтверждают и наши данные. Уже во Фремингем- ском исследовании было установлено [27], что каждые 4,5 кг МТ обуславливают повышение САД (на 4,4 мм рт.ст. у мужчин и на 4,2 мм рт.ст. у женщин). В американском исследовании Dallas Heart Study [28] было показано, что в этой взаимосвязи АГ и ожирения наиболее важная роль отведена висцеральному ожирению, нежели ожирению общему. Ожирение названо одним из важнейших ФР развития АГ [29]. Одним их механизмов повышения давления у лиц с ожирением является увеличение тонуса симпатической нервной системы. S. Um, et al. показали, что это достигается воздействием лептина и инсулина на гипоталамус [30]. Их повышенное количество в крови объясняется, в частности, избыточным количеством жиров в пище среди лиц с ожирением, вызывающим хроническое повышение тонуса симпатической нервной системы и повышение АД.


Проспективное наблюдение в рамках исследования “Патогенез атеросклероза” показало, что ожирение снижает ожидаемую продолжительность жизни более чем на 8 лет у мужчин и на 4,5 года у женщин [31]. Избыточная смертность, наблюдаемая среди лиц с ожирением, обусловлена преимущественно ССЗ [1, 7]. Важно понимать, что несмотря на описываемый многими авторами “парадокс ожирения”, при котором самый низкий риск общей и сердечно-сосудистой смерти отмечается в группе лиц с избыточной МТ [13, 14], в отношении связи МТ и АГ можно говорить о ее линейном характере. Распространенность АГ растет с увеличением ИМТ [15, 32, 33]. Популяционные исследования показывают, что среди лиц с ожирением риск повышенного давления в 2-3 раза выше, чем у не имеющих ожирения [11]. Nguyen N, et al. по материалам исследования NHANES показали, что распространенность АГ у лиц с нормальной МТ составила 18,1%, тогда как у лиц с ожирением 3 степени — 52,3% [15]. Интересные данные были получены Но А, et al. [34] — среди пациентов с ожирением в большей мере удавалось достичь контроля АГ, чем снижения веса. Но в целом АГ среди лиц с ожирением контролируется хуже [32]. О тесной взаимосвязи ожирения и АГ говорят и российские данные, которые хорошо согласуются с работами зарубежных авторов. По материалам исследования ЭССЕ-РФ, ассоциация ожирения и АД отмечается уже в группе лиц с высоким нормальным АД [35]. Частота АГ у лиц с абдоминальным ожирением в 2 раза превосходит таковую у лиц с нормальной МТ, а у лиц с ожире
нием, оцененным по ИМТ, градиентно возрастает с увеличением степени ожирения. Несмотря на то, что мы не выявили четкого географического градиента распространенности ожирения в нашей стране, наибольшие показатели отмечены были в Воронежской и Кемеровской областях, там же, где показатели распространенности АГ максимальны [19].


Изучение динамики распространенности ожирения показало, что во втором десятилетии XXI века в российской популяции отмечается устойчивый рост этого показателя среди мужчин, тогда как среди женщин этот показатель не претерпел столь серьезных изменений. Если мы оценим параллельно динамику распространенности АГ, то увидим, что среди мужчин за этот период распространённость заболевания возросла и превосходит женскую, тогда как в более ранних исследованиях частота АГ была выше именно у женщин [19, 20, 23, 24, 36, 37].


Заключение


Проведенный нами анализ показал, что в Российской популяции ожирение наиболее тесно ассоциируется со злоупотреблением алкоголем, с компонентами метаболического синдрома — повышенным уровнем глюкозы, нарушениями липидного обмена и особенно сильно с артериальной гипертензией. В нашей стране в последние годы отмечается устойчивый рост распространенности ожирения, метаболических нарушений, сахарного диабета и АГ — факторов риска, тесто переплетенных между собой. Демографическая ситуация в стране такова, что доля лиц пожилого и более старшего возраста увеличивается год от года, соответственно, бремя этих факторов риска, частота которых с возрастом только увеличивается, на систему здравоохранения будет возрастать. Существующее положение дел требует комплексного подхода, основой которого должна быть государственная политика по контролю популяционных значений МТ, начиная с детского возраста, с вовлечением средств массовой информации, производителей пищевой промышленности, региональных властей, обеспечивающих жителям условия для занятий спортом в шаговой доступности, и, конечно, медицинской общественности посредством продвижения основ здорового питания, профилактического консультирования нуждающихся в снижении веса.


Конфликт интересов: все авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.


Литература



  1. Lim SS, Vos I, Flaxman AD, et al. A comparative risk assessment of burden of disease and injury attributable to 67 risk factors and risk factor clusters in 21 regions, 1990-2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010. The Lancet 2012; 380 (9859): 2224-60. DOI: 10.1016/S0140-6736(12)61766-8.

  2. Ng M, Fleming T, Robinson M, et al. Global, regional, and national prevalence of overweight and obesity in children and adults during 1980-2013: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2013. The Lancet. Elsevier; 2014; 384 (9945): 766-81. DOI: 10.1016/S0140-6736( 14)60460-8.

  3. Roberto GA, Swinburn B, Hawkes C, et al. Patchy progress on obesity prevention: emerging examples, entrenched barriers, and new thinking. Lancet. Elsevier 2015; 385, 9985: 2400-9. DOI: 10.1016/S0140-6736(14)61744-X.

  4. Global action plan for the prevention and control of noncommunicable diseases 2013-2020 [Electronic resource]. URL: http://www.who.int/nmh/events/ncd_actionj3lan/en/#BO3. (In Russ.) Глобальный план действий по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними на 2013-2020 гг. ВОЗ, Женева, Швейцария; 2013:107с.

  5. Obesity and overweight. Fact sheet. Updated June 2016 [Electronic resource]. URL: Key facts Worldwide obesity has more than doubled since 1980.

  6. Dzhumagaziev AA, Bezrukova DA, Bogdanyants MV, et al. Obesity in Children in the Modem World: Realities and Possible Solutions. Curr. Pediatr. 2016, 15, 3: 250-6. (In Russ.) Джумагазиев A.A., Безрукова Д.А., Богданьянц M.В., и др. Проблема ожирения у детей в современном мире: реалии и возможные пути решения. Вопросы современной педиатрии. 2016,15,3: 250-6, DOI: 10.15690/vsp.vl 513.1561.

  7. Nguyen Т, Lau DC. The Obesity Epidemic and Its Impact on Hypertension. J. Cardiol. Elsevier Inc., 2012, 28, 3: 326-33. DOI: 10.1016/j.cjca.2O12.01.001.

  8. Landsberg L, Aronne LJ, Beilin L, et al. Obesity-related hypertension: Pathogenesis, cardiovascular risk, and treatment-A position paper of the The Obesity Society and the American Society of Hypertension. 2013, Obesity, 21, 1: 8-24. DOI: 10.1002/oby.20181.

  9. Lehnert T, Sonntag D, Konnopka A, et al. Economic costs of overweight and obesity. Best Pract. Res. Clin. Endocrinol. Metab. 2013. 27, 2: 105-15. DOI: 10.1016/j. beem.2013.01.002.

  10. Wang YC, McPherson K, Marsh T, et al. Health and economic burden of the projected obesity trends in the USA and the UK. Lancet. Elsevier Ltd, 2011,378, 9793: 815-25. DOI: 10.1016/S0140-6736( 11 )60814-3.

  11. Withrow D, Alter DA. The economic burden of obesity worldwide: A systematic review of the direct costs of obesity. Obesity reviews, 201112, 2: 131-41. DOI: 10.1111/j.1467- 789X2009.00712.x.

  12. Drapkina OM, Eliashevich SO, Shepel RN. Obesity as a risk factor for chronic non- communicable diseases Russ J Cardiol 2016, 6, 134: 73-9. (In Russ.) ДрапкинаO.M., Елиашевич C.O., ШепельР. H. Ожирение как фактор риска хронических неинфекционных заболеваний. Российский кардиологический журнал, 2016, 6, 134: 73-9. DOI: 10.15829/1560-4071-2016-6-73-79.

  13. Rom его-Corral A, Montori VM, Somers VK, et al. Association of bodyweight with total mortality and with cardiovascular events in coronary artery disease: a systematic review of cohort studies. The Lancet, 2006, 368 (9536): 666-78.

  14. Shalnova SA, Deev AD, Kapustina AV, et al. Body weight and its impact on al I-cause and cardiovascular mortality in Russia. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2014; 13 (1): 44-8. (In Russ.) Шальнова C.A., Деев А. Д., Капустина А. В., и др. Масса тела и ее вклад в смертность от сердечнососудистых заболеваний и всех причин среди Российского населения. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2014; 13(1): 44-8. DOI: 10.15829/1728-8800-2014-1-44-48.



  1. Nguyen NT, Magno СР, Lane К, et al. Association of Hypertension, Diabetes, Dyslipidemia, and Metabolic Syndrome with Obesity: Findings from the National Health and Nutrition Examination Survey, 1999 to 2004. J. Am. Surg. 2008, 207 (6): 928-34. DOI: 10.1016/j.jamcollsurg.2008.08.022.

  2. Kish L. Survey Sampling, New York: John Wiley and Sons, 1965.

  3. Research organizing committee of the ESSE-RF project. Epidemiology of cardiovascular diseases in different regions of Russia (ESSE-RF). The rationale for and design of the study J. Profilakticheskaya meditsina. 2013, 6: 25-34. (In Russ.) Научно-организационный комитет проекта ЭССЕ-РФ. Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России (ЭССЕ-РФ). Обоснование и дизайн исследования. Профилактическая медицина. 2013, 6: 25-34.

  4. Balanova YuA, Kontsevaya AV, Shalnova SA. Smoking prevalence in Russia. What has changed over 20 years? Profilakticheskaya Meditsina Journal, 2015,18 (6): 47-52. (In Russ.) Баланова Ю.А., Шальнова С. А. Деев А.Д, и др. Распространенность курения в России. Что изменилось за 20 лет? Профилактическая медицина, 2015,18 (6): 47-52.

  5. Boytsov SA, Balanova YuA, Shalnova SA, et al. Arterial hypertension among individuals of 25-64 years old: prevalence, awareness, treatment and control. By the data from ECCD. Cardiovascular Therapy and Prevention, 2014; 14 (4): 4-14. (In Russ.) Бойцов C.A., Баланова Ю. А., Шальнова С. А., и др. Артериальная гипертония среди лиц 25-64 лет: распространенность, осведомленность, лечение и контроль. По материалам исследования ЭССЕ. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2014, 14 (4): 4-14. DOI: 10.15829/1728-8800-2014-4-4-14.

  6. Muromtseva GA, Kontsevaya AV, Konstantinov W, et al. The prevalence of non-infectious diseases risk factors in Russian population in 2012-2013 years. The results of ECVD-RF. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2014; 13(6): 4-11. (In Russ.) Муромцева Г.A., Концевая А. В., Константинов В.В., и др. Распространенность факторов риска неин
    фекционных заболеваний в российской популяции в 2012-201 Згг. Результаты исследования ЭССЕ-РФ. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2014; 13 (6): 4-11. DOI: 10.15829/1728-8800-2014-6-4-11.

  7. Webber L, Divajeva D, Marsh T, et al. The future burden of obesity-related diseases in the 53 WHO European-Region countries and the impact of effective interventions: a modelling study. BMJ Open. 2014. 4 (7), eOO4787 DOI: 10.1136/bmjopen-2014-004787.

  8. Tutelyan VA, Baturin AK, Kon lYa, et al. Russian Prevalence of obesity and overweight among the Russian children’s population: a multi centre study. Pediatria. Journal named after G.N. Speransky. 2014, 5, 93: 28-31. (In Russ.) Тутельян B.A., БатуринА.К., Конь И. Я., и др. Распространенность ожирения и избыточной массы тела среди детского населения РФ: мульти центровое исследование. Педиатрия. Журнал им. Т.Н. Сперанского. 2014, 5, 93: 28-31.

  9. Shalnova SA, Deev AD. Body mass in men and women: the Russian national representative sample data. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2008, 7 (6): 60-3. (In Russ.) Шальнова C.A., Деев А. Д. Масса тела у мужчин и женщин (результаты обследования российской, национальной, представительной выборки населения) Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2008, 7 (6): 60-3.

  10. Shalnova SA, Deev AD, Balanova YuA, et al. Twenty years trends of obesity and arterial hypertension and their association in Russia. Cardiovascular Therapy and Prevention 2017; 16 (4): 4-10, (In Russ.) Шальнова С. А., Деев А. Д., Баланова Ю. A., и др. Двадцатилетние тренды ожирения и артериальной гипертонии и их ассоциации в России. Кардиоваскулярная терапия и профилактика, 2017; 16 (4): 4-10, DOI: 10.15829/1728-8800-2017-4-4-10.

  11. Bayram F, Косе D, Gundoga К, et al. Prevalence of dyslipidemia and associated risk factors in Turkish adults. J. Clin. Lipidol. 2014. 8, 2: 206-16. DOI: 10.1016/j.jacl.2013.12.011.

  12. Bastien M, Poirier P, Lemieux I, et al. Overview of epidemiology and contribution of obesity to cardiovascular disease. Prog. Cardiovasc. Dis. Elsevier Inc., 2014. 56, 4: 369-81. DOI: 10.1016/j. pcad. 2013.10.016.

  13. Stamler J. Epidemic Obesity in the United States. Arch Intern Med. 1993. 153, 9:1040-4.

  14. Chandra A, Neeland IJ, Berry JD, et al. The relationship of body mass and fat distribution with incident hypertension: Observations from the dallas heart study. Am. Coll. Cardiol. 2014. 64, 10: 997-1002. DOI: 10.1016/j.jacc.2014.05.057.

  15. Hall JE, Silva AD, Carmo JD, et al. Obesity-induced hypertension: Role of sympathetic nervous system, leptin, and melanocortins. Journal of Biological Chemistry. 2010. 285 (23), 17271-6. DOI: 10.1074/jbc.R110.113175.

  16. Lim K, Jackson KL, Sata Y, et al. Factors Responsible for Obesity-Related Hypertension. Curr. Hypertens. Rep. Current Hypertension Reports, 2017. 19, 7: 53. DOI: 10.1007/ s11906-017-0750-1.

  17. Konstantinov W, Deyev AD, Balanova YuA, et al. The cardiovascular risk profile and its contribution to survival in Moscow men and women aged 35-64 years Profilakticheskaya Meditsina Journal 2013,1:3-7. (In Russ.) Константинов, В.В., Деев А. Д., Баланова, Ю.А. и др. Профиль риска сердечно-сосудистого здоровья и его вклад в выживаемость у мужчин и женщин Москвы в возрасте 35-64 лет. Профилактическая медицина. 2013, 1:3-7.

  18. Booth HP, Prevost AT, Gulliford MC. Severity of obesity and management of hypertension, hypercholesterolemia and smoking in primary care: population-based cohort study. J. Hum. Hypertens. 2016. 30: 40-5. DOI: 10.1038/jhh.2015.23.

  19. Wofford MR, Smith G, Minor DS, et al. The treatment of hypertension in obese patients. Hypertens. Rep. 2008. 10, 2: 143-50.

  20. Ho A. K., Bartels C.M., Thorpe CT, et al. Achieving Weight Loss and Hypertension Control among Obese Adults: A US Multidisciplinary Group Practice Observational Study. Am. J. Hypertens. 2016. 29, 8: 984-91. DOI: 10.1093/ajh/hpw020.

  21. Efremova YuE, Oshchepkova EV, Zhernakova YuV. Cardiovascular risk factors in people with high normal blood pressure in Russian population (based on data obtained in ESSE-RF epidemiological study). Systemic Hypertension 2017. 14, 1: 6-11. (In Russ.) ЕфремоваЮ.Е., ОщепковаE.B., ЖернаковаЮ.В. Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний у лиц с высоким нормальным артериальным давлением в Российской Федерации (по данным эпидемиологического исследования ЭССЕ- РФ). Системные гипертензии. 2017. 14, 1: 6-11.

  22. Shalnova SA, Deev AD, Vlhlreva OV, et al. The prevalence of hypertension in Russia. Awareness, treatment and control. Profilaktika zabolevanij I ukreplenie zdorov’ja 2001; 2: 3-7. (In Russ.) ШальноваC.A., ДеевА.Д., ВихиреваO.B., и др Распространенность артериальной гипертонии в России. Информированность, лечение, контроль. Проф. забол. и укр. Здоровья. 2001; 2:3-7.

  23. Shalnova SA, Balanova YA, Konstantinov W, et al. Hypertension prevalence, awareness, antihypertensive drugs and treatment efficacy among the population of the Russian Federation. Russian Journal of Cardiology. 2006; 4: 45-50. (In Russ.) Шальнова C.A., Баланова Ю.А., Константинов В. В., и др. Артериальная гипертония: распространенность, осведомленность, приём гипотензивных препаратов и эффективность лечения среди населения РФ. Российский кардиологический журнал, 2006; 4:45-50.