Loading...
Loading...

Закрепление прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные с использованием искусственного интеллекта. Часть I

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Никита Назаров магистр "Право информационных технологий и интеллектуальной собственности" НИУ ВШЭ, аспирант 1 курса Института законодательства и сравнительного правоведения по направлению "Информационное право"
Патенты и лицензии. Интеллектуальные права, Journal Year: 2021, Volume and Issue: №7, P. 59 - 65

Published: July 1, 2021

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

В статье Н.А.Назарова – стажера-исследователя Института права цифровой среды Национального исследовательского университета Высшая школа экономики, магистранта 2 курса программы «Право информационных технологий и интеллектуальной собственности» университета (Москва, [email protected]) исследуется проблема возможного закрепления прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные с использованием искусственного интеллекта. Рассмотрение данного вопроса строилось на анализе трех юрисдикций: ЕС на примере Эстонии, Китая и России

Keywords

Искусственный интеллект, интеллектуальные права, Китай, Россия, Эстония, закрепление прав


Автор выражает благодарность Виталию Олеговичу Калятину за ценные редакционные и критические замечания, сделанные в отношении проекта настоящей статьи.



 


Вопрос, кому принадлежат права на результаты интеллектуальной деятельности, созданные искусственным интеллектом, вызывает много дискуссий в научной и практической сфере. Это связано с несовпадением классического понимания интеллектуальной собственности и нынешнего состояния науки и ведения бизнеса с помощью автоматизированных технологий, которые действует уже не по определенным алгоритмам.


Традиционно считается, что за каждым созданным объектом стоит человек, который воплощает в нем свои творческие способности. С появлением искусственного интеллекта парадигма начинает меняться. Сегодня сложно или даже невозможно однозначно определить, кто больше привнес оригинальности в созданный объект и за кем следует закрепить права на него. Скорее, это вопрос политики, чем экономики и права как регулятора, способного сдерживать баланс прав и интересов различных групп общества.


Рассмотрим данную проблему, проанализировав три юрисдикции, в которых существуют контрастные правовые позиции и разный уровень развития технологий: Европейский союз на примере Эстонии, Китай и Россия. Выбор Эстонии и Китая в контексте российского регулирования обусловлен исторической взаимосвязью с российским законодательством, что позволяет ожидать, что найденные правовые решения окажутся применимыми и в России.


Эстония


Страна представляет интерес по нескольким причинам:


она позиционирует себя как страну с большой инвестиционной привлекательностью со стороны крупных компаний1 (Показательным примером может служить компания «Starship Technologies», зарегистрированная в Эстонии создателями Skype, которая разрабатывает беспилотные роботизированные наземные транспортные средства. Тогда были внесены изменения в Закон о дорожном движении Эстонии под дальнейшее регулирование роботов – курьеров. Подробнее см.: Toivo Tänavsuu. Estonian delivery robots are transforming the world // URL: https://estonia.ee/delivery-robots-created-by-estonian-engineers-are-transforming-the-world/ (дата обращения – 2 декабря 2020 г.), а также список крупных компаний в Эстонии: Triin Mahlakõiv.Estonia: a springboard for global startups and AI applications//https://e-estonia.com/estonia-springboard-global-startups-ai-apps/ (дата обращения – 2 декабря 2020 г.).) ;


в ней создана собственная интересная стратегия по развитию искусственного интеллекта KratAI2 (Artificial Intelligence for Estonia//https://www.kratid.ee/in-english (дата обращения – 19 июля 2020 г.).);


заинтересованность публичных органов в создании комфортных условий для развития технологий с организациями, круглыми столами по интересующим вопросам с участием публичных органов, поддержкой стартапов в различных сферах, разъяснениями регуляторов, написанными языком, понятным человеку, не имеющему опыта в праве и т.д.;


электронное правительство – одно из самых прогрессивных в мире является реальным двигателем развития искусственного интеллекта в стране3 (Подробнее см.: https://e-estonia.com/). Данная практика интересна тем, что публичная сфера создает больше успешных процессов по сравнению с частным сектором.4 (Список реализованных проектов см.: https://en.kratid.ee/kasutuslood) 


Из этого можно сделать вывод, что в Эстонии есть примеры эффективного создания и функционирования технологий на базе искусственного интеллекта.  Интересно, что как правило с регулированием данных технологий публичные органы встречаются при реализации собственных проектов. С другой стороны, Эстония готова менять законодательство с учетом интересов компаний5 (Подробнее см.: 10 revolutionising AI startups from Estonia you need to know about in 2019//https://siliconcanals.com/news/10-revolutionising-ai-startups-from-estonia-in-2019/ (дата обращения – 2 декабря 2020 г.).) .


В соответствии с цифровой программой Эстонии 2020 г. для страны важно не просто использование информационно-коммуникационных технологий в повседневной жизни и бизнесе. Скорее цель состоит в повышении конкурентоспособности, благосостояния людей и эффективности государственного управления. Принятие и реализация приложений на основе искусственного интеллекта рассматривается как один из возможных путей достижения этой цели6 (Kerikmäe, T., Pärn-Lee, E. Legal dilemmas of Estonian artificial intelligence strategy: in between of e-society and global race. AI & Soc (2020). https://doi.org/10.1007/s00146-020-01009-8).


Китай


Страна является одним из самых активных двигателей мирового технологического развития. Китай интересен тем, что пошел по пути развития сильного искусственного интеллекта 7 (Различие между сильным и слабым искусственным интеллектом заключается в степени его автономии. Слабый искусственный интеллект фокусируется на выполнении узконаправленных задач (например, ответы на вопросы пользователей, игра в шахматы, поиск предмета на картинке и т.д.). Сильный искусственный интеллект способен выполнять одновременного различные задачи. Подробнее см.: IBM Strong AI//https://www.ibm.com/cloud/learn/strong-ai#toc-strong-ai--YaLcx8oG (дата обращения – 15 апреля 2020 г.).), Стране было экономически невыгодно развитие слабого искусственного интеллекта в аспекте привлечения инвесторов, она имела значительные успехи и хотела перейти на следующую стадию развития, создавая полноценные роботизированные технологии. Для реализации поставленных целей в 2017 г. был принят план развития искусственного интеллекта нового поколения.


Серьезное стремление к достижению указанной цели Китая можно видеть по числу выданных патентов на результаты интеллектуальной деятельности, созданные искусственным интеллектом, и множеству научных статей по данной тематике. Страна обогнала США по числу заявок на патент, связанных с искусственным интеллектом. Согласно отчету, опубликованному группой китайской промышленной системы управления кибербезопасным реагированием (China Industrial Control Systems Cyber Emergency Response) – исследовательским подразделением министерства промышленности и информационных технологий КНР на октябрь 2020 г. китайские компании подали в общей сложности более 440 000 заявок, связанных с искусственным интеллектом8 (Fan Feifei Nation leads the world in applications for AI patents//https://www.chinadaily.com.cn/a/201912/19/WS5dfae3d0a310cf3e3557f31d.html (дата обращения – 2 декабря 2020 г.). Подробнее про патенты в Китае см.: S.Hu, Patent Protection for Artificial Intelligence in China, 2019 International Conference on Virtual Reality and Intelligent Systems (ICVRIS). Jishou. China, 2019. Р. 295–298.). Согласно отчету, размещенному на международном инновационном форуме « Пуцзянь» в 2020 г., Китай опубликовал 28 700 научных работ по искусственному интеллекту в 2019 г., что на 12,4% больше, чем в предыдущем.


Оценивая перспективы внедрения новых технологий, следует учитывать, что в Китае наблюдается высокая покупательская способность, множество студентов специализируется в области искусственного интеллекта9 (В 2019 г. министерство образования КНР утвердило создание направлений, связанных с искусственным интеллектом. Примерно 10 млн студентов сдадут вступительные экзамены по этой программе. Подробнее см.: AI major approved for 35 Chinese universities http://www.chinadaily.com.cn/a/201905/24/WS5ce7690da3104842260bd9b3.html (дата обращения – 23 марта 2021 г.).), благоприятная ситуация для внедрения таких технологий искусственного интеллекта в жизнь (люди все больше привыкают к роботам), а крупные мировые компании выбирают данный регион для производства своей продукции, оставляя при этом свои технологии, методы производства и т.д.


Директор ВОИС Ф.Гарри подчеркивал долгосрочное смещение центра инноваций на Восток. При этом заявители из Азии в настоящее время подают более половины всех международных заявок. Так в 1999 г. было подано 276 международных заявок из Китая, а в 2019 г. их число выросло до 58990, то есть всего за 20 лет произошло 200-кратное увеличение количества подаваемых международных заявок.


Таким образом, Китай выступает важным игроком на рынке, который стимулирует технологическое развитие мира, формируя, при этом тенденции регулирования в сфере искусственного интеллекта.


Россия


Цель указа Президента Российской Федерации от 10 октября 2019 г. № 490 «О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации» (вместе с Национальной стратегией развития искусственного интеллекта на период до 2030 года) – обеспечить ускоренное развитие искусственного интеллекта в Российской Федерации, проведение научных исследований в области искусственного интеллекта, повышение доступности информации и вычислительных ресурсов для пользователей, совершенствование системы подготовки кадров в этой области. Также деятельность по развитию искусственного интеллекта ведется в экспериментальном режиме на территории одного субъекта.


Так, в федеральном законе от 24 апреля 2020 г. № 123-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального регулирования в целях создания необходимых условий для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта в субъекте Российской Федерации – городе федерального значения Москве» и внесении изменений в статьи 6 и 10 федерального закона «О персональных данных» определены цели, задачи и основные принципы установления экспериментального правового режима, а также регулируются отношения, возникающие в связи с установлением экспериментального правового режима. Таким образом, несмотря на то, что на данный момент, по сравнению с лидерами в области искусственного интеллекта, Россия находится лишь на начальном этапе, в этой сфере у нас уже существуют определенное регулирование и эффективное законодательство об интеллектуальной собственности.


Рассмотренные в статье страны рассчитывают внедрить системы искусственного интеллекта как потенциальное капиталовложение, которое поможет ускорить рост экономики страны, а вместе с этим получить и социальные выгоды для общества. Анализируя возможные варианты закрепления прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные искусственным интеллектом, можно выделить организатора создания результата интеллектуальной деятельности, инициатора создания результата, программиста, лицо, осуществляющее сбор данных, искусственный интеллект, пользователя. Каждый из перечисленных субъектов имеет свой объем правомочий. Их можно объединить в четыре большие группы: инвестор; разработчик системы искусственного интеллекта, искусственный интеллект, пользователь.


Искусственный интеллект


Модель предусматривает закрепление интеллектуальных прав за самим искусственным интеллектом – по сути программой для ЭВМ, которая создала объект с помощью входных данных, сформированных разработчиками. Логично предположить, что следующим шагом будет признание искусственного интеллекта правоспособным лицом. Несомненно, такой подход может рассматриваться как спорный, но, на данный момент напрямую он не реализуем, так как в законодательстве и доктрине в рассмотренных юрисдикциях при создании результата интеллектуальной деятельности права закрепляются только за физическим и в исключительных случаях, за юридическим. Одним из самых распространенных мнений – искусственный интеллект не может самостоятельно выполнять несколько задач одновременно.


Эстония как член Европейского союза активно участвует в создании регулирования искусственного интеллекта. В 2018 году орган Европейской комиссии по искусственному интеллекту предложил следующее определение искусственного интеллекта: «Искусственный интеллект относится к системам, которые демонстрируют интеллектуальное поведение путем анализа своей среды и мер с определенной степенью автономии для достижения конкретных целей. Системы на основе искусственного интеллекта могут быть чисто программными, действуя в виртуальном мире (например, голосовые помощники, анализ изображений, поисковые системы, системы распознавания речи и лица), или искусственный интеллект может быть встроен в аппаратные устройства (например, продвинутые роботы, автономные машины, дроны или мобильные приложения Интернета вещей)».


Через год в исследовании генерального директората по коммуникационным сетям, информационному наполнению и технологиям (Directorate-General for Communications Networks, Content and Technology) было предложено расширить и уточнить определение искусственного интеллекта. В начале исследования сказано: «В этом документе мы расширим это определение, чтобы прояснить некоторые аспекты искусственного интеллекта как научной дисциплины и как технологии, с целью избежать недоразумений для достижения общих знаний об искусственном интеллекте, которые могут быть плодотворно использованы также экспертами, не относящимися к искусственному интеллекту, и предоставить полезные детали, которые можно использовать при обсуждении».


Авторы документа попытались описать систему искусственного интеллекта, используя три основные возможности: восприятие, рассуждение/принятие решения и приведение в действие. Таким образом система искусственного интеллекта является рациональной системой, которая после принятия определенных действий оценивает новое состояние среды (через восприятие), чтобы определить, насколько успешным было его действие, а затем адаптирует свои правила (рассуждения) и методы принятия решений.


На основании этого было предложено следующее определение:



«Системы искусственного интеллекта — это программные (и, возможно, также аппаратные) системы, разработанные людьми, которые, учитывая сложную цель, действуют в физическом или цифровом измерении, воспринимая их среду с помощью сбора данных, интерпретации собранных структурированных или неструктурированных данных, обосновании знаний или обработки информации, полученной из этих данных и определяющие наилучшие действия для достижения поставленной цели. Системы искусственного интеллекта могут использовать символические правила или изучать числовую модель, а также могут адаптировать свое поведение, анализируя как их предыдущие действия влияют на окружающую среду».



Как видно из этих определений, в Европейском союзе искусственный интеллект понимается только как определенная система, которая разработана людьми для определенных целей и имеет определенную автономию. В национальной стратегии Эстонии по развитию искусственного интеллекта (KratAI) определение искусственного интеллекта во многом совпадает с определением, закрепленным в законодательных актах Европейского союза.


Также было подчеркнуто, что определение KratAI понимается только как слабый искусственный интеллект.


Китай пошел по пути развития сильного искусственного интеллекта, но при этом пока не стал давать определение данной технологии. Можно предположить, что законодатель исходил из существующего уровня развития техники, в которой нет однозначного определения даже слабого искусственного интеллекта, а функциональные способности сильного искусственного интеллекта еще не ясны, и его понимание может со временем существенно измениться. Этому соответствует как законодательство, так и экономическая заинтересованность. Например, в исследовании в рамках Международной ассоциации по защите интеллектуальной собственности (International Association for the Protection of Intellectual Property) было сказано, что согласно закону КНР «О патентах» изобретателем или создателем может быть только физическое или юридическое лицо, но никак не искусственный интеллект.


Согласно указу Президента Российской от 10 октября 2019 г. № 490 «О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации» (вместе с Национальной стратегией развития искусственного интеллекта на период до 2030 года) под искусственным интеллектом понимается комплекс технологических решений, позволяющий имитировать когнитивные функции человека (включая самообучение и поиск решений без заранее заданного алгоритма) и получать при выполнении конкретных задач результаты, сопоставимые, как минимум, с результатами интеллектуальной деятельности человека. Из буквального толкования приведенного определения видно, что искусственный интеллект является лишь комплексом решений, позволяющим имитировать определенные функции человека, но не аналогом человеческого интеллекта.


Три исследуемые юрисдикции рассматривают искусственный интеллект только как инструмент, с помощью которого можно создавать определенный результат, а не как самостоятельный субъект. Однако не стоит отрицать того факта, что в дальнейшем может быть создан разумный искусственный интеллект, который сможет сравниться или превзойти по способностям человека. Тем самым может возникнуть неопределенная ситуация с правосубъектностью.


Обсуждения этого вопроса идут, однако пока они не выходят за пределы теоретических упражнений. Так, компанией «Дентонс» («Dentons») в 2017 г. был разработан законопроект о робототехнике. В доктрине делались предложения построить регулирование искусственного интеллекта по аналогии с животными или приравнять робота к самостоятельным субъектам, подобным юридическим лицам.


Таким образом, на данный момент искусственный интеллект не может существовать без деятельности человека. Человек задает программные настройки и стандарты его поведения, определяет правила функционирования, а искусственный интеллект только следует заданным принципам. Это понимание соответствует нынешнему уровню техники и национальным стратегиям многих развитых стран.


(окончание следует)