Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Цифровизация экономики: Россия в контексте глобальной трансформации Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Басаев З. В. аспирант, преподаватель Департамента менеджмента; член правления Молодежной финансовой лиги ассоциации «САПФИР»
Мир новой экономики, Journal Year: 2018, Volume and Issue: №4, P. 32 - 38 https://doi.org/10.26794/2220-6469-2018-12-4-32-38

Published: Jan. 1, 2018

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

В статье проводится анализ глобальных тенденций и процессов трансформации российской экономики, связанных с усиливающейся цифровизацией. Показаны современные проявления данной трансформации и раскрыты последствия цифровизации мировой экономики, среди которых снижение трансакционных издержек, возникновение новых бизнес-моделей, исключение посредников за счет прямого взаимодействия между потребителем и поставщиком. Автор отмечает отсутствие общепризнанного научного определения цифровой экономики как в России, так и за рубежом. Отдельно проанализирована история возникновения данного понятия, подробно раскрыты современные подходы к определению термина. Автор делает вывод о том, что большинство экспертов рассматривают цифровую экономику как часть социально-экономических отношений или особый вид экономической деятельности, в основе которого стоят новые методы обработки, хранения и передачи данных. В статье представлены особенности формирования отечественной цифровой экономики, выявлены проблемы и возможные направления использования цифровых технологий, способствующих сокращению технологического отставания в России.

Keywords

Цифровые технологии, цифровая экономика, цифровизация, цифровая трансформация, экономика данных, национальная технологическая инициатива

В настоящее время мировая экономика находится на пороге новой трансформации. Продолжающаяся цифровизация приводит к изменению глобальной экономики за счет снижения издержек на сбор, хранение, обработку данных; сокращения производственных цепочек и т.д. Такого рода изменения, безусловно, влияют на требования, которые предъявляются к уровню квалификации работников и к участникам рынка, представляющим бизнес и государство.


СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ


Сегодня в науке и среди экспертов существует большое количество определений цифровой экономики, однако общепризнанного определения для термина не существует. Первые дискуссии о концепции цифровой экономики стали возникать в конце XX в. с появлением электронной торговли. В 1994 г. вышла известная книга канадского экономиста, бизнес-консультанта Дона Тапскот- та (Don Tapscott) «Цифровая экономика» (“Digital Economy”), в которой автор одним из первых предложил термин Digital Economy [1]. К важнейшим последствиям цифровизации глобальной экономики исследователь относил резкое снижение трансакционных издержек (ссылаясь на теорию фирмы Рональда Коуза [2]), возникновение новых бизнес- моделей и, как следствие, исключение посредников за счет прямого взаимодействия между потребителем и поставщиком. Автор предсказал множество частных проявлений предстоящей цифровизации [3], исходя из теории фирмы и трансакционных издержек [4, с. 6].


В 1995 г. американский ученый-информатик из Массачусетского технологического института Николае Негропонте (Nicholas Negroponte) в книге “Being Digital” («Цифровое существование») сформулировал концепцию электронной экономики, заключавшейся в переходе от обработки атомов, составляющих материю физических веществ, к обработке битов, составляющих материю программных кодов [5, с. 245]. По мнению Негропонте, по сравнению с традиционным рынком к преимуществам цифровизации необходимо отнести:



  • отсутствие физического веса продукции, который можно заменить информационным объемом;

  • существенно более низкие издержки на производство электронных товаров и меньшая площадь, занимаемая электронными носителями;

  • виртуальный характер хозяйственных связей, ведущий к снижению потребности в сырье;

  • появление цифровых валют, что сегодня наглядно подтверждается растущим рынком криптовалют;

  • мгновенное глобальное перемещение товаров и услуг через Интернет [6, с. 75].


На основе проведенного анализа рассмотрим некоторые подходы к определению термина «цифровая экономика», существующие в России и за рубежом (табл. 1).


Как видно из таблицы, большинство авторов и экспертов рассматривают цифровую экономику в двух аспектах. С точки зрения расширенной трактовки под термином следует понимать часть социально-экономических отношений, которые связаны с производством, распределением, обменом и потреблением информационных технологий. В первую очередь это современные тренды, обусловленные так называемой четвертой индустриальной (промышленной) революцией. По словам немецкого экономиста Клауса Шваба, основателя и исполнительного председателя Всемирного экономического форума в Давосе, автора бестселлера «Четвертая промышленная революция», существенным отличием четвертой революции от третьей станет синергетический эффект, возникающий в результате слияния компьютерных и информационных технологий, нанотехнологий и т.д. [11] По мнению Шваба, одним из последствий четвертой революции станет стирание граней между физическим миром, информационным и биологическим [12].


Вторая, «классическая» трактовка рассматривает цифровую экономику как особый вид экономической деятельности, в основе которого стоят новые методы обработки, хранения и передачи данных. Сюда можно отнести электронные товары и услуги, а также весь спектр онлайн-бизнеса. Следует отметить, что по мере возникновения и развития новых технологий перечень и состав цифровой экономики будет дополняться, следовательно, и подходы к определению термина, на наш взгляд, будут претерпевать изменения.


МЕСТО РОССИИ В ГЛОБАЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ЦИФРОВИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ


Усиливающиеся процессы цифровизации, происходящие в мире, ведут к размыванию как географических, так и физических границ, что, безусловно, открывает новые возможности, как для государств, так и для бизнеса, и способствует развитию конкурентоспособности внутри стран (на региональном уровне) и в целом — в мире (на глобальном уровне). Мировой опыт свидетельствует: при грамотном выстраивании механизмов функционирования цифровой экономики, в том числе нормативно-правовых, можно добиться заметного роста экономики, повышения производительности труда, создания новых секторов (http://www.g20chn.com/xwzxEnglish/sum_ ann/201609/P020160912341422794014.pdf).


 



По данным Всемирного банка, влияние циф- ровизации на рост экономики осуществляется за счет механизмов инклюзии, т.е. вовлечения максимального количества граждан в социальные процессы, повышения эффективности и развития инноваций. Эти механизмы способствуют увеличению объемов торговли, капитала и рабочей силы, что, в свою очередь, приводит к усилению конкуренции (http://www.worldbank.org/en/publication/wdr2016). В 2017 г. к Интернету подключился каждый второй житель Земли. По прогнозу компании McKinsey, в ближайшие двадцать лет половина рабочих операций будут автоматизированы. По масштабам данный процесс будет сопоставим с промышленной революцией ХѴІІІ-ХІХ вв., предопределившей мировое господство стран-лидеров. В свою очередь, цифровая трансформация в России может стать драйвером экономических преобразований и позволит войти в клуб глобальных лидеров.


Сегодня в России наблюдается быстрое развитие цифровой экономики. По данным McKinsey, в период с 2011 по 2015 г. совокупный объем цифровой экономики увеличился на 59% (в девять раз быстрее, чем ВВП страны) и в 2015 г. достиг 3,9% ВВП [17]. Несмотря на это, все еще сохраняется значительное отставание РФ от цифровых лидеров (страны ЕС, США, Южной Кореи, Японии) по уровню развития (табл. 2иЗ).


Отметим, что доля расходов государства и частных инвестиций в структуре российского ВВП ниже, чем в сравниваемых странах, а объем экспорта цифровых технологий в четыре раза меньше импорта. При увеличении объема инвестиций в ИКТ до среднего уровня стран-лидеров доля цифровой экономики в России может вырасти до 5,9% ВВП (табл. 4).


За последние два года (2016-2017 гг.) рост цифровой экономики в РФ замедлился. Доля в ВВП в 2016 г. составила 2%, что на 10% выше значения 2015 г., а вклад в совокупный ВВП вырос с 1,5 трлн руб. в 2015 г. до 1,7 трлн руб. в 2016 г. В среднем темп роста за период 2010-2016 гг. составил 4,8% (в долл. США), продолжая оставаться ниже аналогичных показателей в странах-лидерах (Скандинавия — 6-7%, США и Великобритания — 8-9%), и значительно отставая от развивающихся стран (Китай — свыше 20%) (https://csr.ru/wp-content/uploads/2017/10/novaya-tehnologicheskaya-revolutsiya.pdf). Как было уже сказано выше, причиной является недостаточное инвестирование в цифровой сектор со стороны государства и бизнеса.



На наш взгляд, сокращению технологического отставания России будет поспособствовать:



  1. повышение конкурентоспособности отрасли за счет внедрения и развития прорывных бизнес-моделей и технологий, таких как цифровые платформы, углубленная аналитика больших массивов данных, SD-печать, роботизация, интернет вещей, искусственный интеллект, нейронные сети, блокчейн и др.;

  2. повышение прозрачности процесса взаимодействия с государством, и, как следствие, улучшение делового климата, что предполагает упрощение процедур предоставления госуслуг (регистрация юридического лица, получение разрешений, декларация налогов, развитие системы цифровых сервисов для бизнеса и онлайн-услуг);

  3. государственное финансирование образовательной сферы, подготовка кадров, владеющих цифровыми технологиями, создание центров переподготовки, специальных программ адаптации для высвобождаемого персонала;

  4. реализация мер, направленная на повышение качества и удобства получения услуг в сфере медицины, культуры, образования, транспорта, общественной и экономической безопасности;

  5. смягчение регуляторного режима, создание песочниц (особых правовых режимов) для пилотных проектов, разработка единых стандартов в области применения цифровых технологий;

  6. стимулирование интереса к цифровым инновациям и развитие цифровой культуры, оказывающей положительный социальный эффект.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Процесс цифровизации экономики приводит к неизбежному изменению социально-экономической парадигмы, общества и отдельных его сфер. По  явление термина «цифровая экономика» связано с переходом к новой стадии управления производством и самого производства товаров и услуг на основе применения современных информационных технологий. Используя передовые технологии, цифровая трансформация перекраивает картину конкуренции, размывает границы, меняет бизнес-модели.


В настоящее время цифровая экономика становится одним из ключевых факторов, влияющих на экономический рост, и имеет важные последствия для измерения ВВП, производительности и благосостояния домохозяйств во всех секторах экономики. Для успешного развития цифровой экономики и сокращения разрыва со странами-лидерами России необходимо наращивать кадровые, интеллектуальные и технологические преимущества, формировать гибкую нормативную базу для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни. Стратегия интенсивной цифровизации экономики и ставка на ее полноценную трансформацию, предполагающую фундаментальную перестройку подходов государства к принятию решений, приведет к сохранению конкурентоспособности на глобальном рынке и достижению положительных результатов.


 


 


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ



  1. Tapscott D. The Digital Economy: Promise and Peril In The Age of Networked Intelligence. McGrawHill; 1995.342 p.

  2. Coase R. The Nature of the Fimr, Econometrica. 1937;4(16): 386-405.

  3. Tapscott D. The Digital Economy Anniversary Edition: Rethinking promise and peril In the age of networked intelligence, McGraw-Hill; 2014.448 p.

  4. Козырев A. H. Цифровая экономика и цифровизация в исторической ретроспективе. Цифровая экономика. 2018;(1):6.

  5. Negroponte Nicholas. Being Digital. New York: Alfred A. Knopf; 1995. P. 245.

  6. Зорина T. M. Государственные закупки в условиях цифровой экономики. Вызовы цифровой экономики: условия, ключевые институты, инфраструктура: сборник статей I Всероссийской научно-практической конференции (г. Брянск, 21-22 марта 2018 г.) Брянск: Брян. гос. инженерно-технол. ун-т; 2018.288 с.

  7. Норец Н.К., Станкевич А.А. Цифровая экономика: состояние и перспективы развития. Инновационные кластеры в цифровой экономике: теория и практика: труды научно-практической конференции с международным участием 17-22 мая 2017 г. Бабкин А.В., ред. СПб.: Изд-во Политехи, ун-та; 2017.

  8. Калужский М. Л. Маркетинговые сети в электронной коммерции: институциональный подход. М.: Директ- Медиа; 2014.402 с.

  9. Kelly К. New Rules for the New Economy: 10 radical strategies for a connected world. New York: Viking; 1998.224 p.

  10. Соколов И. А. и др. Государство, инновации, наука и таланты в измерении цифровой экономики (на примере Великобритании). International Journal of Open Infonnation Technologies. 2017;5(6):33-48.

  11. Шваб К. Четвертая промышленная революция. Монография. Пер. с англ. М.: Изд-во «Э»; 2017.208 с.

  12. Гулин К. А., Усков В. С. Тренды четвертой промышленной революции. Монография. Пер. с англ. М.: Изд-во «Z», 2017). Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2017;10(5):216-221.

  13. Giffi С. А. et al. Global Manufacturing Competitiveness Index. Deloitte Touche Tohmatsu Limited (DlT'L) Global Consumer & Industrial Products Industry Group and the Council on Competitiveness; 2016.

  14. Baller S. et al. The Networked Readiness Index 2016. The Global Information Technology Report. 2016:3-31.

  15. Банке Б. и др. Россия онлайн? Догнать нельзя отстать. Бостон: The Boston Consulting Group; 2016.

  16. Chakravorti В., Chaturvedi R. S. Digital planet 2017. How competitiveness and trust in digital economies vary across the world. The Fletcher School. Tufts University. URL: https://sites.tufts.edu/digitalplanet/files/2017/05/Digital_ Planet_2017DINAL.pdf.

  17. Аптекман А. и др. Company. Цифровая Россия: новая реальность. URL: http://www.tadviser.rU/images/c/c2/Digital-Russia-report.pdf.