Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Цифровизация: основные направления, преимущества и риски Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Моисей Абрамович Скляр, Профессор кафедры экономической теории и экономического образования Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, д-р экон. наук, профессор
Камила Владимировна Кудрявцева Аспирантка кафедры экономической теории и экономического образования Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена
Экономическое возрождение России, Journal Year: 2019, Volume and Issue: №3, P. 115 - 126

Published: Sept. 1, 2019

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

Рассматриваются различные определения цифровизации. Разграничиваются понятия оцифровки и цифровизации. Характеризуются основные направления цифровизации. Отмечаются преимущества цифровизации, так называемые цифровые дивиденды, проявляющиеся прежде всего в трех областях: ускорение экономического роста, рост числа рабочих мест, повышение качества услуг. Вместе с тем обращается внимание на проблемы, возникающие в условиях цифровизации, которые можно разделить на две группы - «цифровой разрыв» и наличие сопутствующих рисков (чрезмерной концентрации, усиления противоречий между высоко- и низкоквалифицированным трудом, угроза ослабления демократических начал в управлении). Обозначаются необходимые условия для эффективного внедрения цифровых технологий и получения «цифровых дивидендов».

Keywords

Цифровая экономика, цифровизация, Интернет, информационно-коммуникационные технологии, оцифровка

Сегодня общепризнано, что перспективы экономического развития неразрывно связаны с цифровой экономикой. В Докладе Всемирного банка о мировом развитии за 2016 г. (ДМР-2016) отмечается преобразовательный потенциал революции в области цифровых технологий, воплощению которого препятствуют «традиционные проблемы развития» [1]. В связи с этим внимание исследователей все больше привлекают теоретические и практические проблемы цифровизации.


Можно встретить множество определений цифровой экономики, приведем некоторые из них. Цифровая экономика «...включает товары или услуги, разработка, производство, продажа или предоставление которых критически зависят от цифровых технологий» [2]. «Цифровая экономика позволяет осуществлять торговлю товарами и услугами через электронную торговлю в Интернете» [3]. «Цифровая экономика относится к экономике, основанной на цифровых технологиях, хотя мы все чаще воспринимаем это как ведение бизнеса через рынки, основанные на Интернете и Всемирной паутине» [4]. «Цифровая экономика относится как к цифровому доступу к товарам и услугам, так и к использованию цифровых технологий для оказания помощи бизнесу» [5]. «Цифровая экономика - это всемирная сеть экономической деятельности, обеспечиваемая информационно-коммуникационными технологиями (ИКТ). Более кратко ее можно определить как экономику, основанную на цифровых технологиях» [6]. Цифровая экономика представляет собой «... хозяйственную деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг» [7].


При исследовании проблем цифровой экономики приходится постоянно оперировать терминами оцифровка (digitizing) и цифровизация (digitalization). В связи с этим важно различать эти понятия. Под оцифровкой понимается перевод информации с физических носителей на цифровые (электронные книги). Оцифровка позволяет лишь совершенствовать уже существующие бизнес-модели, здесь речь идет о производстве с использованием цифровых технологий. В процессе цифровизации создаются новый цифровой продукт и новые бизнес-модели. То есть имеется в виду область электронных товаров и услуг, основанная на цифровых технологиях.


Процесс оцифровки лежал в основе становления цифровой экономики, однако в своем развитии цифровая экономика вышла далеко за пределы оцифровки.


Использование компьютера для решения задач, традиционно выполняемых вручную или на аналоговых устройствах, стало возможным благодаря цифровизации, но не является достаточным условием для цифровой экономики. Цифровизация как процесс лежит в основе цифровой экономики. Цифровизация делает возможным использование новейших технологий для лучшего и более быстрого выполнения операций, а также позволяет использовать технологии для деятельности, которая в прошлом была невозможна.


В общем виде цифровую экономику можно определить как тип экономики, характеризующейся активным внедрением цифровых технологий хранения, обработки и передачи информации во все сферы человеческой деятельности. Нам представляется, что цифровая экономика - это форма экономических отношений, которая при помощи цифровизации создает новые бизнес-модели.


Швейцарский профессор Walter Brenner отмечает: «...агрессивное использование данных трансформирует бизнес-модели, способствует созданию новых продуктов и услуг, создает новые процессы, большую полезность и новую культуру управления» [8].


Рассмотрим основные направления цифровизации.



  1. Автоматизация бизнес-процессов с минимизацией участия человека. Благодаря автоматизации в цифровой экономике возможна стандартизация системы управления, что способствует ее быстрому развертыванию на мировом уровне. В качестве яркого примера можно привести цифровизацию образовательных услуг, которая позволяет преодолеть границы отдельной аудитории и сделать обучение доступным для неограниченной аудитории с минимальными затратами.


Для сферы услуг важна также возможность типизации/стандартизации услуг, что позволяет автоматизировать процесс их предоставления. При цифровой трансформации затраты минимизируются, компании продвигают свои товары и услуги через вирусный маркетинг (за счет и силами самой целевой аудитории), что обеспечивает не только рост бизнеса, но и доступность услуг.



  1. Интернет вещей (Internet of Things, ІоТ) - это способы взаимодействия физических объектов, устройств и систем между собой и с окружающим миром с применением технологий связи и стандартов соединения. Вещи, соединяясь друг с другом посредством проводных или беспроводных технологий связи, могут автономно организовывать целые сети без помощи человека.

  2. Дополненная реальность (Augmented Reality, AR), позволяющая дополнить реальный мир виртуальными объектами. Область применения данной технологии очень широка: от игровой индустрии до медицины. Примером может служить маркер карты в интерфейсе камеры на смартфоне, который указывает пользователю направление движения.


Компания ІКЕА интегрировала AR в свою деятельность, предоставляя потенциальным покупателям услугу визуализации, с помощью которой клиенты перед покупкой мебели могут увидеть, как она будет выглядеть в их квартирах и домах. Сегодня дополненная реальность в сочетании с искусственным интеллектом позволяет камерам «понимать» мир и накладывать на него цифровой контент.



  1. Виртуальная реальность (Virtual Reality, VR) - еще одно направление цифро- визации. В отличие от дополненной реальности VR состоит только из нереальных, созданных в программе объектов. Надевая VR-шлем, пользователь полностью оказывается в искусственно созданном мире. Наибольшее распространение VR получила в индустрии развлечений, особенно в игровой сфере; применяется она и в других сферах деятельности, например, группа ученых из Оксфордского университета использует виртуальную реальность для избавления людей от боязни высоты. Суть терапии в том, что «наставник» проводит пациента через виртуальное десятиэтажное здание. На каждом этаже пользователь выполняет задания для преодоления страха (снять кошку с окна, пройти по краю обрыва и т. и ). По словам психолога Даниэля Фримэна, «VR-терапия должна стремиться использовать невероятную творческую способность технологии» [9].

  2. SD-моделирование и SD-печать. Построение цифровых ЗD-моделей объектов реального мира является очень востребованным направлением для сервисных предприятий, строительных компаний, производителей сложных технологических изделий и др.


В рамках ЗD-моделирования можно говорить не только о построении моделей объектов, но и наполнении их данными, которые позволяют оптимизировать процессы принятия управленческих решений и впоследствии связывают средства проектирования изделий со средствами их производства [10].


3D-печать позволяет изготавливать изделия целиком, а не по частям. С помощью ЗD-принтеров можно «напечатать» дома, музыкальные инструменты, ювелирные изделия, обувь и пр. Данная технология может широко применяться в медицине для создания не только протезов, но и человеческих органов.



  1. Технологии машинного обучения (Machine Learning, ML) и искусственного интеллекта (Artificial Intelligence, AI) также являются важнейшими направлениями цифровизации.


Японская компания NEC, один из крупнейших производителей электронной, компьютерной техники и телекоммуникационного оборудования в мире, объявила о предстоящем использовании искусственного интеллекта на летних Олимпийских играх в 2020 г. и Параолимпийских играх в Токио. Разработанная компанией система распознавания лиц будет применяться для идентификации более 300 000 человек, которые примут участие в организации и освещении игр, включая спортсменов, волонтеров, представителей СМИ и другой персонал.


Илон Маск заявил об использовании AI в самоуправляемых автомобилях. Компьютер Tesla Hardware 3 будет обрабатывать данные с помощью специализированных чипов, прокручивая 2000 кадров в секунду, что в 10 раз быстрее компьютерного зрения Tesla, работающего на оборудовании Nvidia.



  1. Связь цифровой экономики с робототехникой. Замещение функций, выполняемых людьми на производстве и в сфере услуг, позволяет уменьшить количество ошибок, а также ускорить исполнение услуги. Промышленные компании применяют робототехнику на сборочных линиях и в логистике, что позволяет снизить роль человеческого фактора и минимизировать число привлекаемых рабочих.


Более двух третей промышленных роботов сосредоточено в четырех странах (Япония, США, Южная Корея и Германия) [11], а ведущими отраслями их применения являются транспорт и электронное оборудование. В транспортной отрасли сосредоточено почти 45 % от общего числа роботов. Автомобильный сектор, характеризуемый большими объемами производства и относительно стандартизированной продукцией, исторически лучше поддается автоматизации и на него приходится значительная доля роботизации.


Почти 30 % роботов используется в электронном, электрическом и оптическом оборудовании. Товары, производимые в этом секторе, имеют высокий уровень технологического содержания, при этом их производство достаточно стандартизировано. Большие инвестиции в научные исследования и разработки, а также высококвалифицированная рабочая сила необходимы для создания чертежей в промышленности, но их воспроизведение в больших количествах легко автоматизируется (например, микропроцессоры).


Применение роботов весьма перспективно в гостиничном бизнесе. В Японии открылся отель Непп-па (по-японски - странный отель), где роботы заменяют персонал. Уже к 2060 г, считают эксперты, роботы в этой сфере получат широчайшее распространение.


Таким образом, новые технологии и платформы позволяют юридическим и физическим лицам сокращать трансакционные издержки взаимодействия и обеспечивать более тесную взаимную связь с хозяйствующими объектами и государственными структурами. В результате формируется экономика, основанная на сетевых сервисах, выступающая как цифровая или электронная.


Цифровые технологии включают в себя все виды электронного оборудования и приложений, использующих информацию в виде цифрового кода. Интернет, мобильные телефоны, прочие средства сбора, хранения, анализа и обмена информацией в цифровой форме выступают инструментами цифровых технологий.


Вопросам цифровизации уделяется значительное внимание во многих странах, что подтверждается принятыми стратегиями/программами развития цифровой экономики.


В 2017 г. Правительством Российской Федерации была разработана и утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Автономная некоммерческая организация (АНО) «Цифровая экономика» осуществляет координацию участия экспертного и бизнес-сообществ в планировании реализации, в развитии и оценке эффективности программы.


В указанной программе обозначены три уровня цифровой экономики:



  • рынки и отрасли экономики (сферы деятельности), где осуществляется взаимодействие конкретных субъектов (поставщиков и потребителей товаров, работ и услуг);

  • платформы и технологии, где формируются компетенции для развития рынков и отраслей экономики (сфер деятельности);

  • среда, которая создает условия для развития платформ и технологий, эффективного взаимодействия субъектов рынков и отраслей экономики (сфер деятельности) и охватывает нормативное регулирование, информационную инфраструктуру, кадры и информационную безопасность [12].


Наибольшую долю в совокупном объеме цифровой экономики России составляет виртуальная коммерция. На ее долю приходится 80 % рынка электронной коммерции в России [13]. Широкое распространение виртуальная коммерция получила в сегментах бытовой техники и электроники, одежды и обуви, мебели и товаров для дома.


Специалисты выделяют преимущества, которые могут быть получены странами, проводящими активную цифровизацию своих экономик, так называемые цифровые дивиденды, проявляющиеся прежде всего в трех областях: ускорение экономического роста, рост числа рабочих мест и повышение качества услуг.


Несмотря на то что доля сектора ИКТ в экономике пока невелика (в среднем по ОЭСР 6 %), а воздействие распространения цифровых технологий на экономический рост довольно сложно оценить, неоспорим тот факт, что интернет становится одним из факторов производства в современной экономике. Отметим его существенное воздействие на экономический рост в отдельных компаниях (Amazon, Apple, Microsoft, Volkswagen, BMW, Ростелеком, Мегафон, МТС, Камаз и т. д.). Интернет дает таким компаниям множество преимуществ, к которым относятся включение в мировую экономику за счет глобальной торговли, увеличение производительности имеющегося капитала, стимулирование конкуренции, что благоприятно влияет на внедрение инноваций.


Использование цифровых технологий двояким образом влияет на увеличение числа рабочих мест. Во-первых, создаются рабочие места в сфере ИКТ. Согласно опросу Manpower Group, проведенному в более чем 40 странах, среди вакансий, с которыми работодатели испытывают трудности, ИКТ-специалисты занимают второе место, уступая лишь потребности в квалифицированных торговых сотрудниках [14]. Во-вторых, под влиянием цифровых технологий создаются новые рабочие места в целом ряде отраслей экономики, прежде всего в сфере услуг. Бюро трудовой статистики США прогнозирует сохранение наметившейся динамики. Предполагается дальнейшее увеличение количества занятых в сфере услуг и сокращение количества занятых в производстве.


Что касается повышения качества услуг, то данное преимущество относится ко всему сектору оказания услуг, в том числе и к государственным услугам. Интернет положительно повлияет на оказание государственных услуг, повысит эффективность государственного сектора. Более совершенные механизмы предоставления информации и взаимодействия с гражданами, цифровая идентификация обеспечивают активное участие самих граждан в политической и общественной жизни. Примером могут служить цифровые системы удостоверения личности или системы, предназначенные для проведения выборов, заполнение электронных деклараций, онлайн-порталы, электронные закупки и т. д. Количество источников информации растет благодаря интернету, что снижает риск пристрастного освещения событий в СМИ и затрудняет цензуру.


Говоря о «цифровых дивидендах», нельзя не видеть проблемы, возникающие в условиях цифровизации. Их можно разделить на две группы: «цифровой разрыв» и наличие сопутствующих рисков.


Что касается цифрового разрыва, то прежде всего отметим неодинаковый доступ к интернету в различных странах. В основе процесса цифровизации лежит именно такая технология, как интернет. Нельзя не согласиться с тем, что масштабное распространение цифровой экономики затронет все страны, а не только развитые и частично развивающиеся, следовательно, и выгоды от такой экономики будут извлечены лишь при всеобщей доступности интернета.


На сегодняшний день более 60 % населения Земли не имеют доступа к интернету, а значит, не могут пользоваться плодами цифровой экономики. При этом среди имеющих доступ оплату широкополосного доступа в интернет могут себе позволить лишь около 15 % населения земного шара, а мобильными телефонами обладают около 80 % населения.


Цифровой разрыв наблюдается не только между странами, но и внутри них. Примерно 21 % домохозяйств всего мира, входящих в число 40 % наименее обеспеченных в своих странах, не имеет доступа к мобильным телефонам, а 71 % - доступа к интернету. Что касается пользования мобильными телефонами, разрывы между наиболее бедными 40 % и наиболее богатыми 60 % населения, между сельскими и городскими жителями сокращаются, а в пользовании интернетом неравенство растет.


Обеспеченность компаний интернетом растет во всех странах, при этом всегда актуальны проблема безопасности данных, защищенность серверов и развитие электронной торговли.


Правительства все чаще переходят на использование в своей деятельности цифровых технологий. Следующий после автоматизации административных функций этап - автоматизация предоставления услуг своим гражданам и бизнесу.



Итак, расширение доступа к интернету породило бум в сферах производства и потребления информации (рис. 2). Растут объемы деятельности в интернете и время, потраченное в сети; развиваются новые формы цифровой деятельности. Поэтому преодоление разрыва в степени доступности цифровых технологий и масштабах их использования является необходимым условием перехода к цифровой экономике.


Реализация преимуществ, извлечение выгод от интернета зачастую осложняется, а существующие проблемы обостряются из-за наличия определенных рисков.


Во-первых, укажем на риск чрезмерной концентрации. Его порождают отсутствие должного регулирования и конкуренции между цифровыми платформами. Усиление монополизации на рынке, где деловой климат препятствует конкуренции, снижает инновационную активность.


В некоторых странах частные компании, работающие в секторе ИКТ, внедрили интернет достаточно быстро, а в других странах он распространялся весьма медленно. При этом активнее используют цифровые технологии более крупные компании, быстрорастущие, использующие высококвалифицированный труд, ориентированные на экспорт и действующие в городах. Разницу в показателях внедрения можно объяснить, с одной стороны, степенью дифференциации доходов, особенностями отрасли и возможностями управленческого потенциала (назовем их внешними факторами), а с другой - барьерами, препятствующими внедрению достижений цифровой экономики (внутренними факторами). Среди них: высокие пошлины на импорт цифровых товаров и услуг, рыночные диспропорции и защитные меры, позволяющие некоторым компаниям без опасения новых, склонных к инновациям, участников рынка поддерживать определенный уровень своих доходов, а также отсутствие реакции регулирующих органов при появлении интернет-компаний на традиционных рынках (компании, работающие по модели «экономика по запросу»). И, наконец, наличие доминирующих онлайн-платформ и интернет-посредников на рынке, являющихся естественными монополиями, которые не оставляют ниш для новых конкурирующих фирм.



Международный союз электросвязи (подразделение ООН) ежегодно составляет индекс развития информационных и коммуникационных технологий (ICT Development Index, IDI), в который входят 11 статистических показателей, отражающих доступность и использование ИКТ, а также практические навыки применения ИКТ населением 190 стран мира. Первые пять мест в перечне 50 стран, ранжированных по величине этого индекса, в 2017 г. занимали Исландия, Республика Корея, Швейцария, Дания и Великобритания (Россия находится на 45 месте [15]).


Во-вторых, отметим риск усиления противоречий между высоко- и низкоквалифицированным трудом. Автоматизация трудовых процессов может привести к исчерпанию рынков труда.


Доля труда, предполагающего выполнение рутинных операций, в развивающихся странах резко снизилась. Автоматизация выполнения задач должна сопровождаться повышением уровня квалификации сотрудников, что приводит к лучшему использованию цифровых технологий. Речь идет о приобретении дополнительных навыков работниками среднего уровня квалификации, что позволит им перейти на более высокооплачиваемые рабочие места, не предполагающие рутинных операций. В подобных случаях технологии способствуют увеличению человеческого капитала и повышению производительности квалифицированного труда.


Обратим внимание и на то, что в развивающихся странах самую высокую отдачу от образования получают сотрудники с высшим образованием, занятые в областях, требующих активного использования ИКТ. Это означает, что работникам среднего уровня квалификации, не обладающим подобными навыками, придется переходить на места, требующие более низкой квалификации, но не предполагающие рутинных операций (обслуживание зданий и сооружений, гостиничное хозяйство, индивидуальный уход).


В США выпускники колледжа зарабатывают больше, чем выпускники школы на каждом шагу карьеры. При этом самый высокий заработок у специалистов в технических областях, ИКТ, логистике, физике, экономике и финансах [16]. Например, на сентябрь 2018 г. средняя зарплата директора по разработке приложений в Соединенных Штатах составляла 165,7 тыс. долларов в год (в диапазоне 149,2... 186,1 тыс. долларов). Средняя зарплата директора веб-систем - 181,3 тыс. долларов (157,8.. .203 тыс. долларов) [17].


Проанализировав средние зарплаты занятых в сфере ИКТ, можно отметить, что нижняя граница их заработка по большей части начинается со 100000 долларов, что соответствует высшему показателю среднегодового дохода домохозяйств США. Диапазон зарплат сильно варьируется в зависимости от образования (минимальный уровень - бакалавриат), наличия сертификатов, дополнительных навыков и опыта. За последние 25 лет количество рабочих мест для программистов выросло более чем в 6 раз, а количество профессий, используемых в интернете, - в 7 раз [18]. Для работы в сфере цифровой экономики на высокооплачиваемых должностях необходимо наличие диплома о высшем образовании. Билл Гейтс отметил: «Америка сталкивается с проблемой сокращения количества бакалавров. К 2025 г. для двух третей всех работ в США будет необходимо наличие образования выше школьного. Согласно новому исследованию Центра образования и трудовых ресурсов Джорджтаунского университета, Америка, как ожидается, столкнется с дефицитом 11 миллионов квалифицированных рабочих в течение следующих 10 лет» [19].


Это лишний раз доказывает необходимость подготовки специалистов высокой квалификации в ИКТ-секторе, а также рост популярности интернет-профессий в цифровой экономике.


В докладе ОЭСР отмечается, что снижение спроса на рабочую силу вследствие внедрения ИКТ сильнее сказывалось на работниках средней квалификации, чем на специалистах с высокой и низкой квалификацией. Однако подразумевается, что поляризация носит временный характер. Это можно объяснить следующим: труд высокой квалификации особенно актуален в цифровой экономике в связи с ее быстрым развитием и совершенствованием, труд низкой квалификации по-прежнему требуется для выполнения простейших задач и невысоко оплачивается. Труд работников средней квалификации должен оплачиваться выше, чем низкой, но такой квалификации недостаточно для работы на местах, напрямую связанных с ИКТ. По мере развития ИКТ заменят работников низшей квалификации в выполнении рутинных операций, а рабочие средней квалификации потребуются лишь для обслуживания, если не повысят свою квалификацию.


Цифровая революция влечет за собой исчезновение некоторых видов работ и соответственно сокращение числа рабочих мест, однако подобная тенденция - неотъемлемое следствие всякого экономического прогресса. Именно рост производительности при замене некоторых видов человеческого труда технологиями обеспечивает экономический рост, высвобождая человеческие и финансовые ресурсы для их использования в отраслях, дающих более высокую отдачу.


Так, американская компания Harvest Automation разработала робота, который может передвигать горшки с растениями и расставлять их таким образом, чтобы оптимизировать рост зелени. Ранее на фермах этим занимались люди. Рабочие не лишились своих мест, наоборот, они смогли заняться более квалифицированной работой на ферме. Глава стартапа Чарли Гриннел отмечает, что «применение роботов для простой работы позволило освободить рабочие руки для более важных задач» [20].


«Внедрение искусственного интеллекта позволит предприятиям извлекать большую прибыль, врачам - выбирать оптимальный курс лечения, службам безопасности - быстрее выявлять уязвимость IT-систем или пресекать попытки взлома хакерами», - отмечает Софи Вандеброк из IBM Research [21]. Многие ученые не видят проблемы в приспособлении общества к новым условиям труда. «Если у человека будет все, что ему нужно, и ему уже не придется работать, чтобы выжить, работа станет своего рода роскошью. И возможно, это не так плохо, как кажется на первый взгляд, - считает Вивек Вадва из Университета Карнеги-Меллон. - Свободное время люди могли бы посвятить искусству, образованию, созидательной деятельности» [22].


В-третьих, стоит угроза ослабления демократических начал в управлении. Неоспорим тот факт, что интернет помогает преодолевать информационные барьеры, включая те, что препятствуют эффективному предоставлению государственных услуг. Однако неподотчетность правительств, частые провалы проектов ИКТ в области электронного правительства повышают риск использования государствами цифровых технологий для ослабления демократических начал в управлении, препятствия созданию гражданского общества, сужения прав и возможностей граждан, препятствия социальной интеграции и усиления контроля над гражданами.


Ярким примером является Китай, который больше всего подвергается воздействию глобальной экспансии информационных и коммуникационных технологий. В стране действует система, блокирующая доступ к сайтам, рассказывающим о нарушениях прав человека китайскими властями. Граждане, которые хотят получить доступ в интернет, должны обратиться за разрешением завести электронный ящик и персональный профиль в специальное Бюро общественной безопасности [23].


Чтобы свести к минимуму возможные риски, необходимо совершенствование «аналоговых дополнений», к которым относятся:



  • нормативно-правовая база, обеспечивающая условия для создания конкурентной среды и разработки и внедрения инноваций;

  • обучение людей навыкам, позволяющим использовать новейшие технологии;

  • подотчетность гражданам институтов, обеспечивающих оперативное реагирование государства на нужды и требования граждан.


Рассмотрев выгоды, которые несет процесс цифровизации, и проблемы, которые ему сопутствуют, можно обозначить необходимые условия для эффективного внедрения цифровых технологий и получения «цифровых дивидендов»:



  1. Обеспечение всеобщей, в том числе ценовой, доступности интернета. Авторы ДМР-2016 отмечают, что эту проблему можно решить сочетанием рыночной конкуренции с государственно-частными партнерствами, а также эффективным регулированием функционирования интернета и электросвязи.

  2. Аналоговый фундамент, который складывается из нормативно-правовой базы, создающей динамичную деловую среду и позволяющей фирмам в полной мере использовать цифровые технологии для конкуренции и инноваций; навыков, позволяющих работникам, предпринимателям и государственным служащим использовать открывающиеся в цифровом мире возможности; подотчетных институтов, использующих интернет для расширения прав и возможностей граждан.


Такие факторы содействия цифровому развитию, как цифровые финансовые услуги, цифровая идентификация, социальные сети и открытые данные, распространяют выгоды на всю экономику и на все общество и таким образом укрепляют взаимосвязь между технологиями и их дополнениями. Необходимым условием выступает также развитие факторов, содействующих цифровому развитию (цифровые финансы, защищенные онлайн-платежи, социальные сети, цифровая идентификация).



  1. Соблюдение цифровых защитных мер. Масштабный сбор информации порождает проблемы, связанные с неприкосновенностью частной жизни и безопасностью людей не только в сети, но и за ее пределами. Необходимо обеспечить защиту персональных данных, а также социальную защиту в условиях вытеснения профессий и антимонопольную политику в условиях доминирующего положения крупных фирм, вытесняющих конкурентов, использующих инновации.

  2. Глобальное сотрудничество как необходимое условие решения проблем, связанных с глобальной сетью интернет. Эффективная межстрановая координация должна проходить по приоритетным направлениям: управление интернетом, создание глобального цифрового рынка и предоставление глобальных общественных благ (способствующих сокращению бедности и улучшению состояния окружающей среды).


Список литературы



  1. Доклад о мировом развитии 2016 «Цифровые дивиденды». Режим доступа: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/23347/210671RuSum.pdf (дата обращения 01.03.2019).

  2. Kling, R. IT and Organizational Change in Digital Economies: A Sociotechnical Approach / R. Kling, R. Lamb. - 2000. Режим доступа: https://www.researchgate.net/publication/275906050_Understanding_the_Digital_Economy_Data_Tools_and_Research (дата обращения10.2018).

  3. OECD 2013: The Digital Economy. Режим доступа: http://www.oecd.org/sti/ieconomy/ 

  4. British Computer Society 2014: The Digital Economy. Режим доступа: http://policy.bcs.org/position_statements/digital-economy 

  5. House of Commons 2016: The Digital Econom. - Режим доступа: https://publications.parliament.uk/pa/cm201617/cmselect/cmbis/87/8702.htm?utm_source=87&utm_medium=fullbullet&utm_campaign=Modulereports 

  6. Rouse,M. Digital Economy/М. Rouse. -2016. Режим доступа: https://searchcio.techtarget.com/definition/digital-leadership 

  7. Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы».

  8. What is digital economy? Режим доступа: https://www2.deloitte.com/mt/en/pages/technology/articles/mt-what-is-digital-economy.html#

  9. Why virtual reality could be a mental health gamechanger. Режим доступа: https://www.theguardian.com/science/blog/2017/mar/22/why-virtual-reality-could-be-a-mental-healthgamechanger 

  10. Андреева, Г. H. Развитие цифровой экономики в России как ключевой фактор экономического роста и повышения качества жизни населения / Г. Н. Андреева [и др.]. - Н. Новгород: Профессиональная наука. - 2018. - 131 с.

  11. OECD Digital Economy Outlook. - 2017. Режим доступа: http://dx.doi.org/10.1787/9789264276284-en 

  12. Об утверждении программы «Ццфровая экономика Российской Федерации». Режим доступа: http://govemment.ru/docs/28653/

  13. Бабкин, А. В. Формирование цифровой экономики в России: сущность, особенности, техническая нормализация, проблемы развития / А. В. Бабкин, Д. Д. Буркальцева, Д. Г. Хосень, Ю. Н. Воробьев //Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. - 2017. - Т. 10, №3,-С. 9-25.

  14. ManpowerGroup (2016), Talent Shortage Survey. Режим доступа: http://manpowergroup.com/talent-shortage-2016 

  15. Международный союз электросвязи (International Telecommunication Union, ITU) / Measuring the Information Society Report. - 2017. Режим доступа: https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Documents/publications/misr2017/MISR2017_Volume1.pdf 

  16. Hershbein, B. Major Decisions: What Graduates Earn Over Their Lifetimes / B. Hershbein, M. Kearney. Режим доступа: http://www.hamiltonproject.org/papers/major_decisions_what_graduates_earn_over_their_lifetimes 

  17. Salary.com. Режим доступа: https://www.salary.com/

  18. Moretti, E. The New Geography of Jobs / E. Moretti. - 2013. - March 19.

  19. Gates, B. Help Wanted: 11 Million College Grads / B. Gates. - 2015. - June 3. Режим доступа: https://www.gatesnotes.com/Education/ll-Million-College-Grads

  20. Mobile robots for industrial productivity. Режим доступа: https://www.public.harvestai.com/

  21. Vandebroek, S. Режим доступа: https://www.andleuven.com/en/bio/sophie-vandebroek

  22. Wadhwa, V. Sorry, but the jobless future isn't a luddite fallacy / V. Wadhwa. Режим доступа: https://www.washingtonpost.com/news/innovations/wp/2015/07/07/sorry-but-the-jobless- future-isnt-a-luddite-fallacy/?utm_term=.741a9011dfb0

  23. Бакутина, H. С. Гражданское общество и новые информационно-коммуникационные технологии / Н. С. Бакутина // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. - 2015. -№ 2. - С. 79-84.