Loading...
Loading...

Смысложизненные ценности в культурном пространстве российской молодежи Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Зубок Юлия Альбертовна, доктор социологических наук, профессор, заведующая отделом социологии молодежи. Институт социально-политических исследований РАН
Чупров Владимир Ильич доктор социологических наук, профессор, главный научный сотрудник. Институт социально-политических исследований РАН
Научный результат. Социология и управление, Journal Year: 2018, Volume and Issue: 4(3), P. 3 - 13

Published: Jan. 1, 2018

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

В статье рассматривается структура и социорегуляционный потенциал ценностей, определяющих смысловое содержание жизни современной российской молодежи. Исходя из того, что в культурном пространстве молодежи конструирование ценностей происходит, как на основе доминирующих образцов культуры, так и субкультуры, для концептуализации смысложизненных ценностей использована типология культур П. Сорокина. На ее основе выявляется иерархия смыслов жизни молодежи и проводится анализ их групповой дифференциации. Показано, что наиболее значимые изменения в представлениях молодежи о смысле жизни отмечаются в связи с возрастными характеристиками, уровнем образования, вероисповеданием, родом занятий и типом поселения по месту жительства. Показана связь представлений молодежи о смысле жизни с различными типами культуры, господствующими в современном российском обществе, продемонстрирована степень их сближения.
Рассмотрена связь молодежных представлений о смысле жизни с типичными установками как преобладающими характеристики образа жизни, формирующимися в молодежных субкультурах. Для анализа взяты поведенческие установки, наиболее характерные для процесса взросления молодежи. Выявлена наибольшая связь всех смысложизненных ценностей с противоречивым стремлением к объединению со сверстниками и одновременно к самовыражению личностных качеств и ощущению своей исключительности.

Keywords

Молодежь, культурное пространство, ценности, смыслы жизни, саморегуляция



Введение (Introduction). 


Ценности представляют собой совокупность установок на высшие жизненные принципы, идеалы, отраженные в целях жизнедеятельности и средствах их достижения, содержащиеся в коллективных представлениях о должном, важном, значимом. В индивидуально-групповом смысле они отвечает за мировоззренческое, смысловое наполнение жизнедеятельности молодёжи. Многообразие связей молодежи с культурой, в которой конструируются и передаются смыслы, образует культурное пространство, в котором осуществляется саморегуляция ее жизнедеятельности.


Наиболее фундаментальным основанием для их типологии является различение терминальных и инструментальных ценностей, где терминальные (целевые) ценности обобщенно выражают цели жизни и идеалы, а инструментальные ценности репрезентируют одобряемые в данном обществе средства достижения этих целей. Терминальные или смысловые ценности говорят о том, во имя чего живет и действует человек, достижение каких целей имеет для него абсолютное, самоценное значение. В этом главное отличие терминальных или смысложизненных ценностей-целей от инструментальных ценностей-средств, определяющих способы действия во имя достижения поставленных целей.


Методология и методы (Methodology and methods). 


Ценности играют ключевую роль в осмыслении социальной действительности и формировании образов реальности. Особый содержательный смысл ценностному восприятию действительности придает тот факт, что социальные свойства объектов – вещей, явлений, событий и т.д. становятся предметом смысловой обработки и преобразования. Именно здесь просматривается главная ось взаимодействия между ценностями и интересами, в ходе которого определенным образом преобразуются и демонстрируются социальные свойства вещей. Это ценностное восприятие действительности, порождающее нравственные этические регуляторы мотивацию действий и поступков, дополняет и обогащает мотивацию, основанную на потребностях и интересах молодого поколения (Здравомыслов, 1986: 164-166).


Замечено, что основные ценности, составляющие базу ценностного сознания и подспудно влияющие на поступки людей в различных областях жизни, располагаются в относительном небольшом интервале, но вполне достаточном для того, чтобы отразить их вариативность (Формирование мировоззренческой культуры молодёжи, 1990). В различных типах культуры и в разные исторические эпохи доминирующими могут быть одни, или другие ценности. Таковыми могут выступать ценности свободы, справедливости, истины, красоты, гедонизма, политической борьбы, самореализации, умственного, духовного, физического совершенства, продолжение себя в будущих поколениях. Взаимодействуя с потребностями и интересами, смысложизненные ценности играют важную роль в саморегуляции жизнедеятельности молодежи. Формируясь в период первичной социализации и сохраняя достаточную стабильность, они испытывают значительные изменения лишь в критические для индивида или общества периоды. Изменение же их смысла заключается в их ценностной агрегации (иерархизации) в индивидуальном, групповом или общественном сознании. По своему характеру они могут соотноситься с разными образцами культуры, например, с идеациональной и чувственной культурами, выделяемыми П. Сорокиным (Сорокин, 2000), культурой традиционной и современной в их понимании, идущем от
М. Вебера (Вебер, 1990: 629), культурой развития и выживания, обнаруженными и описанными Р. Инглхартом (Инглхарт) и т.д. Соответствующие им субъективное понимание смысла жизни становится регулятором жизнедеятельности. Благодаря связи с культурой, смыслы жизни приобретают ценностную форму, а устойчивость ценностно-смысловых факторов в регуляции определяет интерпретации реальности, представления о значимых событиях, жизненные выборы и в целом направленность социального поведения отдельных групп, отражая тем самым исторически сложившиеся образцы культуры (Зарубина, 1998; Омельченко, 2013: 53; Зубок, 2015; Patterns of Modernity, 1987).


Представления молодых людей о смысле жизни, лежащие в основе их жизнедеятельности и наполняющие их культурное пространство, связаны не только с доминирующей культурой, но и с различными формами молодежных субкультур. Как важнейшая форма самоорганизация современных молодых людей, как многослойное и дифференцированное пространство освоения и конструирования социальной реальности, субкультура продуцирует и перерабатывает смыслы реальности, ее достраивание и переконструирование (Ковалева, Луков, 1999; Левикова, 2004). Воспроизводимые в них ценности выполняют функцию смыслообразования, придавая мотивации жизнедеятельности избирательность и направленность.


По тематике статьи было проведено исследование «Саморегуляция молодежи в культурном пространстве в изменяющейся социальной реальности» проведено в 2017 г. по репрезентативной выборке среди молодежи в возрасте 15-29 лет включительно, в 28 населенных пунктах 7 субъектах РФ методом личного интервью по месту жительства. Всего было опрошено 803 человека.


Научные результаты и обсуждения (Research results and discussion).


Проанализируем, как проявляется саморегуляционный потенциал смысложизненных ценностей молодежи на основе результатов проведенного исследования.


На вопрос: «Какие из нижеперечисленных ценностей в большей степени соответствуют Вашему пониманию смысла жизни?», ответы распределись следующим образом (табл. 1).





Как следует из данных исследования, содержащихся в таблице 1, свое представление о смысле жизни большинство молодежи связывает с любовью (58%), понимаемой и как ценность преданности другим людям, предметам и явлениям окружающего мира, и как ценность возвышенных отношений с близким человеком, и как любовь к Богу, и как сексуальная близость. Почти каждый второй респондент (42,2%) связывает экзистенциальный смысл со спокойной безбедной жизнью, без чего трудно представить реализацию гедонистических установок. Чуть ниже доля молодежи (37,1%), для которой высшей ценностью, определяющей смысл жизни, является самореализация – проявление своей индивидуальности. В продолжении себя в будущих поколениях видит смысл своей жизни каждый третий молодой человек (31,5%). А для 26,7% − смыслом жизни является стремление к истине, познание истинных ценностей добра и красоты. Каждый пятый (21%) видит смысл своей жизни в борьбе за справедливость, как представление о должном положении в обществе. И лишь незначительная доля молодежи (4%) признает высшей ценностью обладание властью, политической борьбе за которую готова посвятить свою жизнь.


Рассмотрим, как изменяются представления о смысле жизни в различных группах молодежи (табл. 2).




 




Данные, представленные в таблице 2, показывают, что наиболее значимые изменения представлений молодежи о смысле жизни, по сравнению с общим распределением, отмечаются в связи с возрастными характеристиками, уровнем образования, вероисповеданием, родом занятий и типом поселения по месту жительства. Эти изменения не могут не проявляться в мотивации жизнедеятельности молодежи в перечисленных группах. Так, если в старшей возрастной группе молодежи (25-29 лет) распределение значений анализируемых смыслов жизни сохранило устойчивость и лишь стремление к истине переместилось с пятой на четвертую позицию, то в младшей группе (15-17 лет) повысились значения таких смыслов, как продолжение себя в будущих поколениях (с четвертой на вторую позицию), борьба за справедливость (с шестой на четвертую позицию), а в группе
18-24 года на вторую позицию переместилось значение самореализации, проявления своей индивидуальности, как высшей жизненной ценности. Не случайно данная тенденция отмечена также и среди учащихся в школе, в лицее, в СПУЗ, студентов вузов, в группе молодежи с высшим образованием первого и второго уровней.


Заметно различаются представления о смысле жизни в связи с вероисповеданием и типом поселения. Если смысложизненные ценности православной молодежи не отличаются от общего распределения, то среди молодых людей, разделяющих ислам, ценность самореализации, проявления своей индивидуальности перемещается с третьей на пятую позицию, но повышаются значения таких смыслов, как продолжение себя в будущих поколениях (с четвертой на третью позицию), стремление к истине (с пятой на четвертую позицию). Среди молодежи, проживающей в крупных городах и областных центрах, переместилась с шестой позиции на пятую ценность борьбы за справедливость. Но наиболее заметно отличаются смысложизненные ценности среди молодежи, проживающей в районных (малых) городах, в селах и деревнях. Ценность спокойной, безбедной жизни перемещается со второй на пятую позицию среди жителей малых городов и на третью позицию, среди сельских жителей, уступая вторую позицию ценности самореализации (в малых городах) и стремления к истине (в селах и деревнях).


Таким образом, во всех анализируемых группах молодежи наиболее значимым смыслом жизни остается любовь, ценность которой в мотивации жизнедеятельности является приоритетной, по сравнению с остальными смысложизненными ценностями. Их распределение по степени значимости характеризуется наибольшей устойчивостью в гендерных группах, не изменяя своих значений среди мужчин и женщин. В зависимости от возрастных характеристик, уровня образования, вероисповедания, рода занятий и типа поселения наиболее заметно повышают свои значения ценности самореализации, продолжения себя в будущих поколениях и стремления к истине, а ценность спокойной безбедной жизни переходит на более низкие позиции. Наименее значимой смысложизненной ценностью во всех анализируемых группах молодежи является политическая борьба (за власть).


Проанализируем, в какой степени представления молодежи о смысле жизни связаны с различными типами культуры, господствующими в современном российском обществе. Для этого была использована типология, описанная Питиримом Сорокиным в работе «Социальная и культурная динамика» (Сорокин, 2000: 50-59). Ее смысловые признаки послужили эмпирическими референтами поколенческих черт, отмечаемых респондентами в самих себе как в представителе своего поколения. На основании ответов респондентов на вопрос «В какой степени нижеперечисленные черты характеризуют Вас как представителя своего поколения?» были получены данные о распределении и иерархии типов культуры в молодежной среде.


Согласно распределению ответов, в молодежной среде доминирует инновационная культура. Она отражает стремление к новизне, высокую активность, предприимчивость соответствующая, по типологии П. Сорокина (Чупров, 2018: 18-19), «активной чувственной культурной ментальности, характеризующейся преобразованием внешней среды».


Вторую позицию занимает культура физического развития как потребность в преобразовании «себя» и достижении определенных параметров телесности, соответствующая «идеалистической ментальности, отражающей сосуществование двух систем ценностей, присущих идеациональной и чувственной типам культур».


Гедонистическая культура, стремление получить от жизни как можно больше удовольствий в режиме «здесь и сейчас» занимает третье место и отражает «пассивную чувственную ментальность – эксплуатацию и утилизацию внешней реальности, рассматриваемой всего лишь как средство для получения удовольствий».


Адаптационная культура – воплощение приспособления к изменяющимся условиям внешней среды, экономии во всем соотносится с «псевдоидеациональной ментальностью, которая характеризуется пассивным приспособлением к внешним условиям». Этот смысловой тип занимает четвертое место.


Пятое место отводится смысловым референтам духовной культуры, отражающим такие ценности, как любовь, истина, справедливость, олицетворяющим высшие цели молодых людей. В типологии культуры П. Сорокина такой тип относится к «идеациональному, характеризующемуся духовным преобразованием себя».


Культура моральной аномии, занимающая шестую позицию, символизирует отрицание обще разделяемых безусловных норм и вытеснение так ситуативными нормами, применяемыми утилитарно в конкретных жизненных ситуациях. Культурной матрицей этих смыслов является также «циничная чувственная ментальность, характеризующаяся изменчивостью жизненных принципов».


Проанализируем связь смысложизненных ценностей молодежи с каждым из типов культуры (табл. 3).







Данные, представленные в таблице 3, свидетельствуют о наличии связи смысложизненных ценностей молодежи с основными типами господствующей культуры. В наибольшей степени связь анализируемых смыслов прослеживается со следующими типами культуры, разделяемыми респондентами в полной мере: любовь – с инновационной культурой и с культурой физического развития (41,4%); спокойная безбедная жизнь – с гедонистической культурой (36,6%); проявление своей индивидуальности (самореализация) – с инновационной культурой (46,3%); продолжение себя в будущих поколениях – с инновационной (41,5%) и гедонистической культурами (41,1%)), а также с культурой физического развития (39,5%); стремление к истине – с инновационной культурой (44,1%), с культурой физического развития (43,2%) и с гедонистической культурой (39,2%); борьба за справедливость и политическая борьба – с инновационной культурой (соответственно 43,8% и 40,6%), с культурой физического развития (43,8% и 53,1%) и с гедонистической культурой (42,6% и 53,1%).


Для более полного анализа культурного пространства молодежи, рассмотрим, какова связь представлений о смысле жизни с теми установками, которые конструируются в молодежных субкультурах как определенные характеристики образа жизни. В известной мере они являются универсальными для разных субкультур, поскольку в их характере запечатлены основные проявления, сопутствующие процессу взросления молодежи, становлению ее социальной субъектности. Противоречивый клубок стремлений молодежи поддерживать свою социальность, объединяясь со сверстниками, быть на связи с ними и одновременно быть непохожим на других, самовыразиться, ощущать свою избранность, исключительность; быть в центре внимания, чувствовать неограниченную свободу, эпатировать окружающих и уходить от действительности в свой собственный мир; совместно протестовать против официоза и навязываемых молодежи норм и участвовать в противостояние «свои-чужие» – все это эмпирические референты смысловых и поведенческих установок, пронизывающих субкультурное пространство молодежи. Для анализа выделим подгруппу респондентов, в полной мере разделяющих их сущность и проанализируем их связь со смысложизненными ценностями (табл. 4).







В таблице 4 видно, что смысложизненные ценности молодежи в разной степени связаны со стилевыми установками в рамках субкультур. В наибольшей степени прослеживается связь всех анализируемых смыслов жизни со стремлением молодых людей к объединению со сверстниками (быть на связи), а также со стремлением самовыразиться, быть непохожим на других. Причем, наиболее высокий ее уровень отмечается в связи со стремлением к объединению в неформальные группы среди признающих смыслом своей жизни политическую борьбу (53,1%) и борьбу за справедливость (47,3%), а в связи со стремлением к самовыражению – среди признающих высшей жизненной ценностью проявление своей индивидуальности (самореализацию) (46%).


Достаточно высокие значения уровня связи анализируемых смыслов отмечены также со следующими установками: любовь – с самоощущением избранности, исключительности (19,2%); спокойная, безбедная жизнь – с эгоцентризмом, быть в центре внимания, эпатировать окружающих (17,7%); продолжение себя в будущих поколениях – с самоощущением избранности, исключительности (17,8%); стремление к истине – с противостоянием «свои-чужие» (20,3%).


Заключение (Conclusions). 


Проделанный анализ позволяет говорить о наличии связи смысложизненных ценностей молодежи с особенностями ее культурного пространства. Доминирующие смыслы жизнедеятельности современного поколения молодежи базируются на типах культуры, преобладающих в обществе, среди которых выделяются инновационная, гедонистическая культуры, и культура физического развития, а также на молодежных смысловых установках, существующих в субкультурах молодежи и отражающих преимущественно два вида стремлений – к объединению со сверстниками и самовыражению своих личностных качеств. Выявленные зависимости могут найти отражение в государственной молодежной политике, выделив такие направления как расширение возможностей для творчества молодежи, реализации ее социальной активности; расширение институциональных возможностей для реализации гедонистических установок в социально значимых и безопасных для самой молодежи формах; создание условий для ее физического развития, поддержания здоровья и здорового образа жизни; расширение форм объединения молодежи по интересам, создание площадок для совместной инновационной деятельности.




Список литературы



  1. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

  2. Зарубина Н. Н. Социокультурные факторы хозяйственного развития: Макс Вебер и современные теории модернизации. СПб.: РХГИ, 1998.

  3. Здравомыслов А. Г. Потребности. Интересы. Ценности. М.: Политиздат, 1986. 223 с.

  4. Зубок Ю. А. Молодежь в изменяющейся социальной реальности: проблема саморегуляции выбора // Человек перед выбором в современном мире: проблемы, возможности, решения. Материалы Всероссийской научной конференции. М.: Ин-т философии РАН, 2015. С. 173-189.

  5. Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества. URL: https://sociology.mephi.ru/docs/polit/html/ingl.htm. (дата обращения: 17.09.2018).

  6. Ковалева А. И., Луков Вал. А. Социология молодежи: Теоретические вопросы. М.: Социум, 1999.

  7. Левикова С. И. Молодежная субкультура. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004.

  8. Омельченко Е. Л. Солидарности и культурные практики российской молодежи начала ХХI века: теоретический контекст // Социс. 2013. № 10. С. 52-61.

  9. Сорокин П. А. Социальная и культурная динамика: Исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений. СПб.: РХГИ, 2000.

  10. Формирование мировоззренческой культуры молодёжи / Под ред. В. Г. Табачковского. Киев: Наукова думка, 1990.

  11. Чупров В. И. Саморегуляция жизнедеятельности молодежи в культурном пространстве: концепция социокультурного механизма // Гуманитарий Юга России. 2018. Т. 7. № 4. С. 13-25.

  12. Patterns of Modernity. V. II: Beyond the West. N.Y., 1987.