Loading...
Loading...

Специфика интернета как института социализации Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Лучинкина Анжелика Ильинична доктор психологических наук, доцент, первый проректор Крымский инженерно-педагогический университет имени Февзи Якубова
Научный результат. Педагогика и психология образования, Journal Year: 2019, Volume and Issue: 5(1), P. 59 - 69

Published: Jan. 1, 2019

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

В статье доказано, что Интернет как институт социализации влияет на личность пользователей, а именно: способствует повышению личностной активности пользователей, вызывает эмоциональные реакции уже на сам факт своего существования, способствует расширению социальных контактов пользователей. Интегральной характеристикой пользователей интернет-сети является их интернет-активность, которая характеризуется временными (время пребывания, срок) и деятельностными (включенность в одну или несколько деятельностей одновременно, насыщенность событиями) параметрами. По уровням интернет-активности эмпирически выделены пассивные, ситуативные, активные и чрезмерно активные пользователи. Интернет как институт социализации влияет на пользователей по-разному в зависимости от их интернет-активности: выступает первым в иерархии институтов социализации для 1,5% чрезмерно активных пользователей, что приводит к их виртуализации, препятствует нормальной жизнедеятельности в реальном пространстве; занимает третье место у большинства ситуативных, активных и чрезмерно активных пользователей. В статье отмечается, что по позитивности влияния Интернет занимает третье место после семьи и неформальных объединений (по оценкам респондентов). Исследование выраженности ценностей в каждом институте социализации показало, что с возрастанием интернет-активности пользователя увеличивается его приверженность к индивидуальным ценностям (самостоятельность, достижение, власть, гедонизм). В то же время, доля коллективных ценностей с возрастанием интернет-активности уменьшается (конформность, универсализм, доброта, традиции). Следует отметить, что существенные различия были выявлены у активных и чрезмерно активных пользователей по сравнению с двумя другими группами. Данные исследования распространяются на семью, образовательную среду и Интернет.

Keywords

Ценности, интернет-активность, интернет-пользователи, институты социализации, интернет-социализация


Введение.


Современный этап развития общества предполагает активное наступление информационно-коммуникативных технологий во всех сферах жизнедеятельности личности. Интернет из элитного, малодоступного в начале третьего тысячелетия превратился в объективную необходимость для каждого пользователя. По результатам опроса ВЦИОМ за 2016-2018 годы более 64% населения России проводят в интернет-пространстве не менее 4-х часов ежесуточно. В интернете знакомятся, читают, ищут и находят работу, отдыхают, делятся секретами. Многочисленные интернет-сообщества становятся референтными группами для пользователей. Формируется новое ценностное пространство. Проблема заключается в том, что Интернет по сути стал наиболее активным тьютером личности в ее продвижении по жизненному пути.

Целью статьи стало описание специфики Интернета как института социализации личности.

Задачи исследования.

Эмпирически выделить ведущие институты социализации личности в зависимости от интернет-активности.

Определить особенности восприятия институтов социализации личностью

Выявить и сравнить системы ценностей личности в различных институтах социализации

Описание выборки. В исследовании приняли участие пользователи Интернета в возрасте от 12 до 65 лет (960 человек), из них: мужского пола – 418 человек, женского пола – 542 человека; по возрасту: 12-15 лет - 150 человек, 16-20 лет -180 человек, 21-28 лет - 170 человек, 29-35 лет -160 человек, 35 - 45 лет - 150 человек, 45 лет и выше - 150 респондентов.

Респонденты привлекались благодаря рассылке приглашений к участию в научном исследовании и были выбраны методом случайных чисел.

Анализ последних публикаций по проблеме исследования. Основополагающей теорией исследования стала разработанная нами ранее теория интернет-социализации, согласно которой Интернет рассматривается наряду с другими основными институтами социализации личности (Белинская, 2000; Бондаренко,2003; Кузнецова, Чудова, 2011; Скуратов, 2009; Степенцева, 2007; Чистяков,2006; Угольков,2012; Bennet, 2006; Tiffin, 2011). В своих исследованиях мы определяли интернет-социализацию как процесс расширения социального опыта пользователя при вхождении в социокультурную среду Интернета, который происходит посредством усвоения информационных технологий, информационной культуры (Кузнецова, Чудова, 2011). В ходе более ранних исследований мы обнаружили, что основные отличия, возникающие в ходе интернет-социализации, связаны не с возрастом пользователей, а с их вовлеченностью в интернет-пространство, а именно: временем пребывания в Сети, частотой пребывания в Сети, насыщенностью деятельности. Это заставило нас пересмотреть действующие классификации интернет-пользователей. Так, в научной литературе в качестве основания для классификации рассматриваются: уровни виртуальной грамотности (лаймеры, пользователи, хакеры) (Скуратов, 2009); социальные статусы внутри групп (модераторы, пользователи, администраторы) (Бондаренко, 2003; Скуратов, 2009; Arestova, 1999); оценка деятельности индивида по сравнению с деятельностью других людей (пользователи ICQ, чатов, форумов; игроки, собеседники, пользователи) (Белинская, 2000; Войскунский, 2010); критерий «владения» теми или иными ценностями (Кузнецова, Чудова, 2011); этапы жизненного цикла (гости, новички, местные лидеры, старожилы (Лучинкина, 2018); роль в интернете (создатели, критики, собиратели, те, которые присоединяются: зрители, неактивные) (Arestova, 1999; Donath, 2014; Kiesler,1996; Shimohara, 2011). Анализ этих типологий позволил выделить общую единицу – интернет-активность, которая и стала основанием для новой классификации: пассивные пользователи, ситуативные, активные и чрезмерно активные пользователи.

Таким образом, мы исследовали процесс интернет-социализации у пользователей с разной интернет-активностью. Мы предположили, что интернет-социализация у пользователей с различной интернет-активностью и стажем пребывания в Сети различается.

Методы и методики исследования. В процессе исследования применялись следующие методы: анкетирование, интервьюирование и психологическая диагностика. Для выявления интернет-активности респондентов нами применялась авторская анкета, позволяющая определить время и насыщенность деятельности респондента в интернет-пространстве; для выявления ведущих институтов социализации – опросник А.И. Лучинкиной «Институты и механизмы социализации личности»; для оценки восприятия институтов социализации личностью – метод семантического дифференциала, метод контент-анализа ассоциативных рядов; для описания системы ценностей – методика Шварца.

Описание и обсуждение результатов исследования.


По результатам эмпирического исследования в указанной выборке были выделены четыре группы пользователей:

пассивные пользователи (220 человек), время пребывания в интернет-пространстве у которых до одного часа и не более двух раз в неделю. Эти пользователи крайне редко общаются в Интернете, самостоятельно не проявляют поисковую активность, не склонны к изменению деятельности, сайта. Реальное пространство для них важнее виртуального;

ситуативные пользователи (260 человек), которые посещают интернет-пространство каждые сутки в течение 1-2 часов. Чаще проявляют интернет-активность только при необходимости, общаются только когда есть свободное время. Иногда могут заниматься в Интернете несколькими делами одновременно;

активные пользователи (300 человек) находятся в Интернете 3-7 или более часов в сутки, занимаются каким-то делом, путешествуют по поисковым сайтам, всегда ищут новую интересную для себя информацию и / или заходят в социальные сети вместе со входом в Интернет; часто / всегда у них открыто несколько вкладок по различным темам и направлениям деятельности;

чрезмерно активные пользователи (180 человек), которые проводят в интернет-пространстве более двенадцати часов в сутки, общаются одновременно с группой пользователей в различных социальных сетях или разных группах, путешествуют по поисковым сайтам, знают, где искать нужную информацию, у них всегда открыто несколько вкладок. Могут одновременно заниматься несколькими деятельностями. Интернет-пространство для них является более приоритетным, чем реальное.

Следующая задача исследования состояла в определении места Интернета в иерархии институтов социализации для данной выборки. Выявленные различия в определении институтов социализации в зависимости от интернет-активности пользователей представлены в табл. 1.


Как видно из табл. 1, у пассивных пользователей «Интернет» занимает последнюю позицию в иерархии институтов социализации. Первое место в иерархии институтов социализации пассивных пользователей принадлежит «семье». «Неформальные объединения» и «СМИ» занимают второе и третье места в иерархии институтов социализации.


У ситуативных пользователей «семья» уверенно удерживает первое место в иерархии институтов социализации. Неформальные объединения входят в первую тройку институтов в иерархии. Интернет как институт социализации приобретает актуальность и занимает третью позицию в иерархии институтов (U эмп = 201,5 при р ≤ 0,05), что свидетельствует об актуализации социализационных процессов в интернет-среде, которая сохраняется с повышением интернет-активности пользователей.

По результатам исследования у активных пользователей «Интернет» также входит в тройку лидеров и занимает третью позицию (U эмп = 234 при р ≤ 0,05). Стоит отметить, что «семья» занимает первую позицию, как и в предыдущих группах пользователей (U эмп = 239 при р ≤ 0,05). На втором месте находятся «неформальные объединения» (U эмп = 229 при р ≤ 0,05). У чрезмерно активных пользователей «Интернет» также входит в первую тройку ведущих институтов социализации (U эмп = 259 при р≤0,01). В ходе исследования было выявлено 1,5% респондентов, в качестве первого в иерархии института социализации указывают именно «Интернет».

Таким образом, по результатам исследования выявлено, что «Интернет» как институт социализации приобретает значимость уже у ситуативных пользователей.

Интересным оказалось исследование восприятия респондентами воздействий институтов социализации на личность. Исследование проводилось с помощью метода семантического дифференциала. Респондентам предлагалось определить влияние на них одного из институтов социализации с помощью основных семантических шкал, в частности: оценки (общей привлекательности); силы воздействия (табл. 2).

Проведенный статистический анализ распределения ответов по критерию χ2 обнаружил достоверные различия между воздействиями по шкалам оценка и активность, упорядоченность, сложность, комфортность (χ2 = 11,07 при р = 0,05 и χ2 = 15,086 при р = 0,01). Стоит отметить, что по позитивности влияния «Интернет» занимает третье место после «семьи» и «неформальных объединений» (по оценкам респондентов) (табл. 2). Респонденты отмечали, что интернет-пространство – положительное, вызывает релакс, доброе. По фактору активность было определено, что интернет-пространство побуждает к активным действиям; если сам не имеешь желания пользоваться Интернетом, никто тебе не поможет и тому подобное.



Третью позицию «Интернет» держит по шкалам «активность – пассивность», «сильный – слабый» в направлении сильный, активный. Такие результаты свидетельствуют о значимости Интернета для личности как пространства социализации. Таким образом, Интернет, по субъективным оценкам респондентов выборки, входит в первую тройку основных институтов социализации у ситуативных, активных и чрезмерно активных пользователей, что свидетельствует о его влиянии на личность пользователей и их социальный опыт. Нами не выявлено достоверных различий между восприятием интернет-пространства ситуативными, активными и чрезмерно активными пользователями.

Анализ семантического поля понятия «Интернет» позволил сделать выводы об ассоциациях, которые возникали у большинства респондентов со словом Интернет. Исследуемым предлагалось записать 10 слов, которые описывали бы для них интернет-пространство. Был получен массив из 4000 слов, из которого мы исключили повторяющиеся слова. Интент -анализ позволил выделить пять категорий ассоциаций, которые возникали у респондентов:

1. Мифологические (Интернет – пожиратель времени, свет, поцелуй, Интернет – Вселенское зло, чудовище, многожизненность, новое состояние). Среди мифологических ассоциаций можно было выделить те, которые имеют положительную окраску, и имеющие негативную окраску.

2. Властные (могущество, всесилие, возможность, глобальность и др.).

3. Эмоциональные (хорошее настроение, позитив, улыбка, смайл, лайк и др.).

4. Деятельностные (информация, знания, интернет-магазин, общение, порно, знакомство, поиск, развлечения, работа).

5. Инструментальные (скорость, комфорт, доступность, активность, автономия, компьютер, четкость).

Распределение категорий ассоциаций по группам приведено в табл. 3.



Как выяснилось в ходе исследования, компьютер как ассоциация к понятию «Интернет» встречается только в пяти случаях. В ассоциациях пассивных пользователей преобладают мифологические сравнения, чаще всего ассоциации связаны с силами добра или зла, что может свидетельствовать о нереалистичности отношения к интернет-пространству. Обращает внимание наделение Интернета и всего, что с ним связано могуществом, силой.

Ассоциаций властного характера в указанной группе меньше, чем у ситуативных, активных или чрезмерно активных респондентов. Небольшой процент ассоциаций, связанных с определением вида деятельности пользователя в интернет-пространстве, может означать несформированность представлений о Сети вообще. Аналогичная картина наблюдается в указанной группе с инструментальными ассоциациями – сравнений этого типа почти нет (4%). Однако Интернет для пассивных пользователей имеет эмоциональную окраску (положительную в 4-х случаях, отрицательную – в 13-ти случаях).

Для ситуативных пользователей Интернета присущ рост числа ассоциаций, связанных с выбором направления деятельности и свидетельствует об отношении к Интернету как пространству деятельности. Уменьшается количество эмоциональных сравнений, однако эта группа имеет наибольший уровень властных ассоциаций, в частности, Интернет – сила, могущество и другие. Такое распределение может свидетельствовать о неудовлетворении или частичном удовлетворении потребности в безопасности указанной группы пользователей, наличии мотивов власти.

В группе активных пользователей количество мифологических ассоциаций уменьшается, растет количество ассоциаций, связанных с деятельностью в Интернете. Однако, устойчивый уровень мифологичности может быть объяснен ростом игровой мотивации у отдельных респондентов. С ростом интернет-активности респондентов уменьшается количество эмоциональных сравнений и растет количество инструментальных ассоциаций.

Таким образом, распределение результатов этой методики на положительные, нейтральные, негативные не выявило существенных различий у пользователей с разными уровнями интернет-активности.

Исследование ценностей происходило следующим образом: респондентам предлагалось оценить по шкале от 0 до 7 баллов выраженность ценности в каждом институте социализации. Следует отметить, что существенные различия были выявлены у активных и чрезмерно активных пользователей по сравнению с двумя другими группами.

Для сравнения рассмотрим динамику ценностей в институтах социализации «Семья», «Образовательная Среда», «Интернет».



Как видно, на рис. 1, нет достоверных различий в ценностных системах пассивных и ситуативных пользователей, но в группах активных и чрезмерно активных пользователей значительно снижается стремление к сдерживанию несоответствующих социальным ожиданиям действий и побуждений (конформность)(p≥0,05); значительно снижается стремление к сохранению благополучия близких людей (доброта) (p≥0,05); практически вдвое снижается потребность чтить традиции (традиции) (p≥0,05); значительно возрастает самостоятельность, стремление к достижениям и власти(p≥0,05); значительно снижается стремление к стабильности группы, общества (p≥0,05).

Анализ ценностных иерархий в образовательной среде для этих же групп респондентов показал, что в зависимости от интернет-активности происходит существенное возрастание роли ценностей самостоятельного выбора, стремления к достижениям, власти (p≥0,05) (рис.2).



Как видно на рис. 2, достоверные отличия есть в выраженности ценностей универсализма пассивных пользователей и пользователей других групп. С возрастанием интернет-активности наблюдается снижение выраженности ценностей этого типа.

Несколько меняется ситуация при описании ценностной картины в Интернет (рис.3).



Как видно на рис. 3, в Интернете у активных и чрезмерно активных пользователей возрастает приверженность к соблюдению традиций и правил(p≥0,05); снижается значимость ценностей универсализма, конформности, безопасности (p≥0,05). Следует отметить, что   ценности достижения, власти, гедонизма, самостоятельности достоверно возрастают с возрастанием интернет-активности пользователей.

Учитывая тот факт, что предложенная Шеломом Шварцем типология содержит как индивидуальные, так и коллективные ценности, отметим рост выраженности индивидуальных ценностей в зависимости от возрастания интернет-активности пользователя.

Заключение. 


Таким образом, проведенное исследование позволило сделать следующие выводы:



  1. Интернет-активность – это интегральная характеристика пользователей интернет-сети, которая характеризуется временными (время пребывания, срок) и деятельностными (включенность в одну или несколько деятельностей одновременно, насыщенность событиями) параметрами. По уровням интернет-активности эмпирически выделены пассивные, ситуативные, активные и чрезмерно активные пользователей.



  2. Интернет как институт социализации обеспечивает процесс интернет-социализации и входит в первую тройку ведущих институтов социализации у ситуативных, активных и чрезмерно активных пользователей интернет-сети.



  3. Восприятие Интернета пользователями с разными типами интернет-активности не имеет существенных отличий. Однако, по позитивности влияний «Интернет» находится на третьем месте после «семьи» и «неформальных объединений». Пассивные пользователи склонны к мифологизации Интернета, в то время как ситуативные, активные и чрезмерно активные используют деятельностные ассоциации в отношении этого института социализации.



  4. С возрастанием интернет-активности уменьшается доля выраженности коллективных ценностей у пользователей и возрастает доля индивидуальных ценностей.











Список литературы


Белинская Е.П. К проблеме групповой динамики сетевого сообщества // 2-я Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. Москва, 12-14 апреля 2000 г. М.: Экопсицентр РОСС. 2000. С. 11-14.

Бондаренко С.В. Модель социализации пользователей в киберпространстве // Технологии информационного общества Интернет и современное общество: труды VI Всероссийской объединенной конференции. Санкт Петербург, 6 ноября 2003. СПб.: Издательство Филологического факультета СПбГУ. 2003. С. 57

Войскунский А.Е. Становление киберэтики: исторические основания и современные проблемы // Вопросы философии №5. М., 2010. С. 69-83.

Лучинкина А.И. Психологические закономерности социализации личности в виртуальном пространстве // Симферополь, ИП Хотеева И.В. 2018. 408с.

Кузнецова, Н.В. Чудова Ю.М. Психология жителей Интернета. М.: Издательство ЛКИ. 2011. 224 с.

Плешаков В.А. Теория киберсоциализации человека // Монография. Под общ. ред. чл. -корр. РАО, д.п.н., проф. А.В. Мудрика. М.: МПГУ; «Homo Cyberus». 2011. 400 с.

Скуратов А.Б. Локальные интернет-сообщества крупного российского города: социально-стратификационный анализ // автореф. дис. на соискание ученой степени кандидата социологических наук. 22. 00. 04 –социальная структура, социальные институты и процессы. Екатеринбург. 2009. 21 с.

Степенцева О.А. автореф. дис. на соискание ученой степ. канд. культурологии. СПб.: СПбГУП. 2007. 26 с.

Угольков Н.В. Роль Интернета в социализации старших школьников // Актуальные проблемы профессионально-педагогического образования: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 30. Калининград. 2012. С. 84-86.

Чистяков А.В. Социализация личности в обществе Интернет-коммуникаций: социокультурный анализ // диссертация доктора социологических наук: 22.00.06 / Рост. гос. пед. ун-т. Ростов-на-Дону, 2006. 278 с.

Arestova O., Babanin L., Voiskounsky A. (1999), “Psychological research of computermediated communication in Russia”, Behaviour and Information Technology, 18 (2), 141-147.

Donath J. (2014), The Social Machine: Designs for Living Online, MIT Press, Cambridge, Massachusetts, USA.

Kiesler S. (1996), Social Psychology of the Internet, Erlbaum, Mahwah, New Jersey, USA.

New Keywords. A Revised Vocabulary of Culture and Society. Ed/ by T. Bennet & Grossbery & M. Moriss. Blackwell Publishing. 2006. 366-368.

Shimohara, K. Artificial Life in Hyperreality Text. / K. Shimohara // HyperReality: Paradigm for the Third Millennium; ed. by John Tiffin and Nobuyoshi Terashuma. Routledger. 2011. 80-98.

Tiffin, John. The HyperReality Paradigm Text. / John Tiffin // HyperReality: Paradigm for the Third Millennium; ed. by John Tiffin and Nobuyoshi Terashuma. Routledger. 2011. 41.