Loading...

This article is published under a Creative Commons license, not by the author of the article. So if you find any inaccuracies, you can correct them by updating the article.

Loading...

Семейное психологическое консультирование — теория, практика, образование Creative Commons

Link for citation this article Add this article in bookmark list
Карабанова Ольга Александровна Доктор психологических наук, профессор кафедры возрастной психологии факультета психологии МГУ, учёный секретарь специализированного диссертационного совета по социальной психологии, психологии развития и акмеологии при МГУ (2001). Член ISSBD (Международного общества по изучению развития поведения) и РПО. Москва, Россия.
Национальный психологический журнал, Journal Year: 2010, Volume and Issue: №1, P. 104 - 107

Published: Jan. 1, 2010

This article is published under the license License

Loading...
Link for citation this article Related Articles

Abstract

В статье рассматривается роль семьи в развитии личности в детском возрасте. Выделены основные негативные тенденции развития современной семьи и факторы риска, определяющие актуальность семейного консультирования. Определены основные задачи семейного консультирования и направления совершенствования системы психологической помощи семье.

Keywords

Семья, детско-родительские отношения, семейное консультирование, дисфункциональная семья, психологическая помощь

Семья и брак являются важнейши­ми социальными институтами регулиро­вания отношений между гражданами. Выступая как исторически обусловлен­ная, санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между мужчиной и женщиной, устанавливаю­щая их права и обязанности по отноше­нию друг к другу и к детям, своему по­томству, брак выступает как традицион­ное средство формирования семьи и установления общественного контроля, одно из средств самосохранения и раз­вития общества.


Роль семьи в развитии личности на всех возрастных этапах трудно переоце­нить. Уже с первых дней жизни ребенка семья выступает источником его разви­тия, определяя социальную ситуацию развития как систему детско-родитель­ских отношений, обеспечивающих фор­мирование ключевых возрастных ново­образований. Качество детско-родительских отношений задает вектор психического развития ребенка в простран­стве выбора между двумя альтернатива­ми развития:




  • генезиса первой социальной потреб­ности в общении и надежной привя­занности к близкому взрослому про­тив формирования тревожной нена­дежной привязанности и несформированности потребности ребенка в общении;




  • формирования базового доверия к миру, оптимистической картины мира и жизнестойкости против ухо­да, враждебности, агрессии, пессимизма и высокой уязвимости ребен­ка к факторам риска развития (Лиси­на М.И., Боулби Д., Эльконин Д.Б.).




Социализация личности, освоение новых социальных ролей и форм сотруд­ничества, познание мира начинается в семье посредством передачи социокультурного опыта в сотрудничестве ребенка с взрослым, через призму усвоенных в семье установок, норм и правил. Имен­но в семье происходит зарождение и удовлетворение базовых потребностей человека — в безопасности, аффилиации, любви, самоактуализации. Депривация потребностей приводит к серьезным нарушениям и отклонениям в нормативном возрастном развитии (Боулби Д., Лангмейер Й., Матейчек З., Лисина М.И.).


Качество межличностных отноше­ний в супружеской и детско-родитель­ской подсистемах определяет устойчи­вость к фрустрации и стрессам, высту­пая либо как источник толерантности, либо как фактор сенсибилизации и сни­жения порогов чувствительности к воз­действию стрессоров. В случае возник­новения отклонений, лежащих в погра­ничной области или за пределами нор­мы, семья рассматривается как сущест­венный этиологический и патогенетиче­ский либо как реабилитационный фак­тор, который является источником пси­хической травматизации или стабильно­сти личности (Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В.). Начиная с раннего возраста семейное воспитание и характер детско-родительских отношений обуславлива­ют формирование автономии и самостоятельности личности. Депривация потребности ребенка в любви и заботе, тревожный ненадежный тип привязан­ности может привести к формированию зависимости, включая как эмоциональ­ную зависимость, так и различные фор­мы аддикций.


Семья как социо-культурный исто­рический феномен имеет достаточно длительную историю развития, отра­жающую изменение характера и содер­жания детства в исторической ретроспективе, а также изменение места и роли женщины в обществе. На место традиционному патриархальному браку с жесткой авторитарной иерархией вла­сти, построенной по половозрастному принципу, и ригидной ролевой структу­рой, основанной на половом диморфизме, пришла детоцентристская модель, основанная на индивидуальном роди­тельстве как смысловом ядре существо­вания семьи. Сегодня все большее при­знание и распространение у молодых семей получает «супружеская» модель равноправного партнерства с демокра­тическим типом совместно-разделенно­го главенства и гибкой ролевой структу­рой, где приоритетными ценностями семьи становятся любовь и личностный рост и самореализация каждого из чле­нов семьи. Такой переход к новому типу семьи сопряжен с ее трансформацией и, как любая перестройка, сопровождает­ся рядом негативных тенденций, наибо­лее тревожной из которых становится ухудшение демографической ситуации.


Ключевым фактором, определяю­щим демографическую динамику в Рос­сии в сторону значительного снижения рождаемости, является изменение роли семьи в жизни современного общества, практически полное вовлечение жен­щин в производственную деятельность общества. Это приводит к качественно­му преобразованию семьи как социаль­ного института, обуславливая изменение иерархии функций семьи и порождая новый исторический тип семьи, где приоритетными оказываются личностный рост и самореализация как обоих супру­гов, так и детей. Изменяются семейные ценности и самосознание, ролевая структура семьи, общение и внутрисемейные отношения, а также матримони­альное, репродуктивное и сексуальное поведение всех членов семьи. Либерали­зация половой морали, развитие контра­цепции и репродуктологии, снижение уровня детской смертности в связи с успехами медицины, все более раннее время сексуального дебюта как у юно­шей, так и у девушек коренным образом изменили течение демографических процессов (Кон И.С., 1989). Трансфор­мация семьи, отвечающая социально-экономическим изменениям общества, оценивается исследователями диамет­рально противоположно — от институ­ционального кризиса института семьи и брака (Антонов А.И., 2007) до законо­мерной и прогрессивной перестройки семейной системы в ответ на вызовы исторического времени и новые социаль­ные ожидания и запросы. Признавая кризисное состояние семьи как соци­ального института, подчеркнем, что, наряду с негативными тенденциями раз­вития семьи (падением рождаемости, старением населения, нестабильностью брака, возрастанием числа «гражданских браков» и внебрачных рождений, боль­шим числом искусственных абортов и распространением СПИДа), безусловно, положительными тенденциями разви­тия семьи стали — расширение свободы выбора и автономии для мужчин и жен­щин как в семейной, так и в социальной области, равенство партнеров, призна­ние приоритетности ценностей самореа­лизации как мужчины, так и женщины в семье, рост уровня образования, расширение возможностей успешного со­вмещения профессиональной и се­мейной карьеры для женщин.


Значительное распространение сего­дня получает явление «child-free» (наме­ренное нежелание супругов иметь детей) и явление «отложенного родительства», которое определяет увеличение числа бездетных семей, в которых статус «се­мья без детей» является сознательным выбором супругов. В начале 90-х гг. толь­ко 1% бездетных семей не могли иметь детей по медицинским и репродуктив­ным показаниям, в то время как осталь­ные супруги — по причине нежелания иметь детей. Сегодня, согласно опросу Петербургского института конкретных социологических исследований, удель­ный вес женщин с нарушением репро­дуктивной функции значительно возрос (до 20% женщин Москвы и Петербурга).


Опросы общественного мнения по­казали, что в современном обществе из­менилось представление о том, что основным и главным предназначением женщины является материнство. Так, по данным ТА. Гурко, только около трети российских респондентов (27—30%) счи­тают, что каждая женщина должна быть матерью. 40% респондентов считают, что супруги, сознательно принявшие реше­ние отказаться от рождения детей, заслу­живают понимания и не должны подвергаться общественному осуждению. Не­редко отложенное решение супругов иметь детей, обусловленное задачами завершения профессионального образо­вания, осуществления карьеры, трудны­ми финансово-экономическими усло­виями существования семьи или жи­лищными проблемами, перерастает в окончательное решение жить без детей, «ради себя», что, в конечном счете, при­водит к осознанию недостаточной самореализованности и глубокому личност­ному кризису. Совершенно иные про­блемы вынуждены решать супруги, в силу медицинских причин не имеющие возможности иметь детей, — проблемы длительного и далеко не всегда эффек­тивного лечения от бесплодия, усынов­ления детей, воспитания приемных де­тей. Отметим, что развитие репродук­тивной медицины в значительной сте­пени способствует решению указанных выше проблем.


Наблюдающееся в последнее время увеличение числа разводов приводит к ухудшению соотношения заключенных браков и разводов (брачность и разводимость). На протяжении 10 лет (с 1990 по 2000 г.г.) наблюдалось сокращение чис­ла браков на 32% (на 422,2 тыс.) при увеличении контингента молодых людей. По сравнению с 1959 годом брачность в начале XXI века упала в два раза. Еже­годно расторгается 600—700 тыс. браков, что составляет 30% и выше от числа бра­ков заключенных. Другими словами, примерно 1/3 всех семей пережили раз­вод. Психологическая «стоимость» раз­вода необыкновенно велика. По стрессогенности развод занимает второе ме­сто после утраты близкого человека. Полная психологическая реабилитация личности и преодоление негативных эмоциональных последствий развода констатируется лишь спустя 1—3 года.


Рост числа неполных семей и функцио­нально неполных семей в последнее вре­мя характеризуется возрастанием удель­ного веса так называемых материнских семей в общей структуре неполных се­мей. Причиной является высокая вне­брачная рождаемость — в последние годы до 30% от общего количества рож­дений приходится на внебрачное сожи­тельство. Наибольшую распространен­ность внебрачные рождения имеют в самой молодой возрастной группе мате­рей (до 20 лет), а также в самой старшей (после 35 лет). Причиной внебрачной рождаемости в молодой группе являет­ся низкий уровень контрацептивной культуры на фоне более раннего сексу­ального дебюта, в то время как в стар­шей группе — осознанное стремление к реализации материнства при отказе от регистрации брачных отношений. При­мечательно, что около 47% детей, родив­шихся вне брака, оказываются зарегист­рированными по совместному заявле­нию родителей, что свидетельствует о том, что рождение ребенка в большин­стве случаев не выступает основанием для заключения брачного союза. Это приводит к росту группы риска наруше­ний типа семейного воспитания, по­скольку мать вынуждена совмещать две роли — материнскую и отцовскую.


Стремительно возрастает число лиц брачного возраста, предпочитающих браку и семье альтернативные формы отношений. Рост числа гражданских бра­ков, явлений типа семьи-конкубинат, гостевого брака и пр. отражают неудов­летворенность значительного числа представителей различных возрастных и гендерных групп современным состоя­нием семьи и брака как социальных ин­ститутов. Одиночество все чаще осо­знанно предпочитается как альтернати­ва семье. Признание закономерного ха­рактера вариативности форм межлично­стных отношений в сфере семьи, супру­жеских и детско-родительских отноше­ний в переходный период трансформа­ции семьи как социального института не должно скрывать серьезной озабоченно­сти его состоянием.


Рост числа дисфункциональных и деструктогенных семей отражает низкий уровень психологической культуры суп­ружеских пар при возрастании ожида­ний и требований в отношении семьи и брака. Дисфункциональная семья харак­теризуется нарушением выполнения ее основных функций, что приводит к де­привации потребностей семьи и ее чле­нов в родительской, материально-быто­вой и других сферах жизнедеятельности, блокированию потребности в самоактуализации и нарушению личностного роста. Нормально функционирующая се­мья — это семья, в которой выполнение функций приводит к полному удовлетво­рению потребности в росте и изменени­ях как семьи в целом, так и каждого ее члена (Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М.). Ограничение и обед­нение общения в семье, ригидные семейные сценарии, доминирование се­мейных мифов, коалиции, конкурен­ция, враждебность, высокая семейная тревога, искаженная ролевая структура составляют характерные особенности дисфункциональной семьи.


Утрата эффективности института семейного воспитания находит выраже­ние в широком распространении дис­гармоничных типов семейного воспита­ния, преимущественно в форме гипер-протекции, а также скрытой и явной ги­попротекции, в том числе и потворст­вующего типа, девиантного материнства, включая отказы от детей в роддоме, жес­токого обращения с детьми, эмоциональ­ного отвержения, уклонения от роди­тельских функций и пренебрежения ими.


Рост сиротства и социального сирот­ства как крайний вариант нарушения семейного воспитания также характер­ны для российского общества на протя­жении последних двадцати лет. Возрас­тание числа детей, воспитывающихся без семьи или в условиях депривации общения с родителями и близкими взрослыми: сирот, воспитанников ин­тернатов, круглосуточных детских садов, беспризорников и т. д. — при условии трансляции опыта семейной жизни и детско-родительских отношений новым поколениям обуславливают неблаго­приятный прогноз в отношении будуще­го семьи как института социализации и воспитания.


Насилие и агрессия в семье и рост чис­ла преступлений на семейно-бытовой почве перестают быть экстраординарны­ми явлениями, а превращаются в ужа­сающую реальность повседневного существования семьи. Супруги, отвергая принцип «Лучше по-человечески рас­статься, чем не по-человечески быть вме­сте» и перейдя Рубикон от любви к нена­висти, переходят к открытым проявлени­ям агрессии и насилия. Проблема наси­лия в семье, особенно родителей в отно­шении ребенка, привела к появлению в англоязычной литературе термина “child abused” — ребенок, подвергшийся жесто­кому обращению. В зависимости от сте­пени развития общество квалифицирует как жестокое обращение явления роди­тельского враждебного поведения весь­ма широкого спектра — от прямой физи­ческой агрессии, сексуального насилия, неудовлетворения основных жизненных (витальных) потребностей ребенка до холодного отстраненного отношения ро­дителя к ребенку, недостатка любви, эмо­циональной близости и привязанности.


Сексуальная дисгармония и супруже­ские измены сегодня составляют пробле­му для значительного числа семей. От­метим как положительное явление воз­растание готовности супружеских пар использовать возможности медицин­ских и психологических консультаций для решения возникающих проблем. При сохранении высокой требовательности к супружеской верности как осно­ве семейной жизни, супруги все чаще обнаруживают рефлексивность и критичность, готовность к диалогу и поис­ку решения в трудной ситуации измены супруга.


Ограничение «социальных ресурсов и конвоя» современной семьи связано с дву­мя моментами. Во-первых, с неолокальным способом проживания моло­дой семьи (отдельным от семьи прародителей) и возрастающей дистанцированностью прародителей (бабушек и дедушек) в отношении участия в воспи­тании ребенка, связанной с пролонги­рованием профессиональной произ­водственной деятельности и сдвигом сроков выхода на пенсию старшего по­коления. Во-вторых, с недостаточно­стью социальных программ поддержки молодых семей — «дефицитом дошко­льных образовательных учреждений», значительным удельным весом мало­обеспеченных семей, ограниченностью сети доступных учреждений дополни­тельного образования для детей и молодежи, недостаточной обеспеченно­стью медицинскими учреждениями приросте группы детей с ограниченными возможностями здоровья и ослаблен­ным здоровьем.


Перечисленные выше особенности современной российской семьи опреде­ляют социальную востребованность и актуальность совершенствования систе­мы психологической помощи семье.


Психологическая помощь семье в фор­ме психологического консультирования и семейной психотерапии получает все большее признание. Основными задача­ми семейного психологического кон­сультирования являются:




  • консультирование по вопросам всту­пления в брак, поиска брачного партнера, заключения брака;




  • консультирование по вопросам суп­ружеских отношений;




  • психологическая помощь семье в кризисных ситуациях и при разводах;




  • психологическое сопровождение бе­ременности и родов;




  • психологическое сопровождение становления родительства;




  • консультирование по проблемам детско-родительских отношений;




  • консультирование по проблемам психического развития и воспитания детей, включая группы риска и ода­ренных детей;




  • психологическая помощь в вопросах усыновления и воспитания детей; сопровождение приемной семьи;




  • психологическая профилактика раз­вития детей, воспитывающихся «без семьи»;




  • психологическая помощь в случае семейного насилия;




  • психологическая помощь в ситуации хронического тяжелого заболевания, потери члена семьи;




  • психологическая помощь семьям с инвалидами, лицами с ограниченны­ми возможностями здоровья.




Начиная с 1970-х гг. в нашей стране активно развивается служба психологи­ческой помощи семье. Организацион­ными формами такой помощи стали: психологические центры и консультации по работе с семьей; службы знакомств; консультации по проблемам воспитания и развития детей; региональные центры психолого-педагогической и медико-со­циальной поддержки и реабилитации де­тей и подростков (ППМС-центры); школьная психологическая служба; специализированные кризисные центры (по работе с женщинами, перенесшими насилие, по предупреждению суицидов); женские консультации (психологиче­ское сопровождение беременности и ро­дов); психологические кабинеты в учре­ждениях здравоохранения (репродуктив­ные центры, педиатрические кабинеты «здорового ребенка», психологические кабинеты в поликлиниках и наркологи­ческих диспансерах и пр.). Каждый тип перечисленных учреждений решает соб­ственные задачи, обеспечивая оптими­зацию различных аспектов функциони­рования семьи.


Новым направлением консультатив­ной работы, реализующим просветительско-информационную функцию, стало консультирование посредством СМИ — ответы на вопросы читателей на страницах газет, журналов, переписка с читателями; тематические страницы, теле- и радиопередачи по актуальным проблемам семейной жизни, супруже­ских и детско-родительских отношений; сайты в Интернете.


На факультете психологии Москов­ского университета имени М.В. Ломоно­сова впервые в стране началась подго­товка специалистов в области семейной психологии и семейного консультирования. В рамках Российского психологи­ческого общества успешно работает сек­ция «Семейная психология, семейное консультирование и семейная психоте­рапия», выступая центром интеграции научного знания о закономерностях раз­вития и функционирования семьи. Ка­ждые два года проводятся Международ­ные конференции по проблемам совре­менной семьи (интернет-конферен­ции), привлекающие внимание специа­листов в области психологической помощи семье. На факультете психологии с 1984 года успешно работает консуль­тация «Семья и детство», в которой про­водится психологическое консультиро­вание по проблемам развития, обучения и воспитания детей и подростков, дет­ско-родительских и супружеских отно­шений, функционирования семьи. С удовлетворением можно констатировать расширение и развитие сети психологи­ческой помощи семье как в форме со­здания специализированных центров помощи семье, подготовки специали­стов в области семейной психологии, из­дания научной и популярной литерату­ры о психологии семьи. Вместе с тем, следует признать необходимость форси­рования развития психологической практики работы с семьей.


Учитывая особенности современно­го состояния семьи можно сформулиро­вать неотложные задачи в сфере органи­зации психологической помощи семье.


Трудности развития системы психо­логической помощи семье связаны как с организационными, так и с содержа­тельными причинами. Поскольку цен­тры и учреждения, работающие с семь­ей, принадлежат разным ведомствам, возникает необходимость координации их усилий под эгидой соответствующей государственной/общественной струк­туры. К сожалению, сегодня вряд ли можно говорить о подобном центре, со­четающем функции интеграции, коор­динации, организации и контроля дея­тельности всех учреждений, работаю­щих в области оказания психологиче­ской помощи семье. Серьезной пробле­мой является также неудовлетворитель­ный уровень подготовки квалифициро­ванных специалистов-психологов для работы в сфере семейного консультиро­вания. Существенным шагом вперед стала подготовка психологов по специа­лизации «Семейная психология и семей­ное консультирование», но здесь необ­ходимо создание системы лицензирования психологов-консультантов, рабо­тающих с семьей.


Основными задачами развития сис­темы психологической службы семьи должны стать:




  • создание общедоступной сети психо­логических центров оказания помо­щи семье. Повышение роли СМИ в решении задач психологического просвещения и профилактики семейных дисфункций;




  • профессиональная подготовка спе­циалистов для работы в области пси­хологии семьи и семейного консуль­тирования. Развитие системы пост­дипломного образования, введение практики супервизии как основы профессионального образования консультантов;




  • лицензирование и сертификация специалистов в области семейной психологии и семейного консульти­рования. Создание Федерального регистра семейных психологов-консультантов, начиная с практики доб­ровольной регистрации;




  • расширение сотрудничества профес­сиональных сообществ. Повышение роли Российского психологическо­го общества. Развитие профессио­нального партнерства: семейный врач и семейный психолог; семей­ный психотерапевт и семейный кон­сультант;




  • интенсификация и расширение на­учных исследований в области пси­хологии семьи. Создание междисци­плинарного информационного и дискуссионного пространства с целью интеграции научного знания о семье.




Литература




  1. Антонов А.И. Социология семьи. — М., 2007.




  2. Вишневский А.Г., Андреев Е.М., Трейвиш А.И. Перспективы развития России: роль демографического фактора. — М., 2003.




  3. Кон И.С. Введение в сексологию. — М., 1989.




  4. Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Ни­кольская И.М. Семейный диагноз. — СПб, 2003.



  5. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психо­логия и психотерапия семьи. — СПб, 1999.